Сергей Пряхин: Встреча в Лондоне стала пробным шаром

23 января 2006

Интервью «Русской службы Голоса Исламской Республики Иран» с главным редактором интернет-портала «IranAtom.Ru – информационно-аналитический сайт» Сергеем Пряхиным.

Вопрос: В последнее время активизировались международные дебаты различного уровня. Последняя важная встреча 5+1 прошла в Лондоне. Можно ли говорить, что это неофициальное заседание СБ – пробный шар для того, чтобы проверить, чем может закончиться официальное заседание СБ по Ирану в случае передачи иранского вопроса в Совбез?

Ответ: Да, совершенно верно. Эту встречу можно интерпретировать именно так. Действительно, встречались пять постоянных членов Совета Безопасности обладающих правом вето плюс Германия. Вы совершенно правильно заметили, это попытка "сверить часы" перед возможной передачей иранского вопроса в Совбез. Это действительно так.

Вопрос: А что можно говорить о результатах данной встречи? Каков ваш комментарий?

Ответ: Различия в позициях, конечно, остаются. Потому что позиция России, кстати, господин Лавров не так давно ее подтвердил, основывается на том, что мы против санкций и считаем их неадекватным инструментом в международной политике. США, наоборот, настаивает на санкциях. Позиция остальных государств, можно сказать, находится где-то в этом промежутке. Поэтому мне кажется, что по поводу санкций общего мнения нет. Что, возможно, обсуждалась на этой встрече – это перспектива именно передачи досье в Совбез. Она может состоятся. Здесь нельзя забывать, что ни у России, ни у Китая нет возможности заблокировать такую передачу в совете управляющих в МАГАТЭ. У этих стран в СУ только по одному голосу и нет прав вето. Так, что передача иранского вопроса в СБ ООН может состоятся вне зависимости от того, хотят ли этого в Москве и Пекине или нет. Но другая ситуация, это то, что будет в Совете Безопасности. Потому что даже если передача произойдет то первая резолюция СБ будет очень мягкой – просто призывом к возобновлению сотрудничества и моратория.

Вопрос: В случае если иранский вопрос будет передан в СБ и, судя по вашему предположению будет принята мягкая резолюция, то будет ли это означать стартом для усиления позиций США в деле ужесточения дальнейших решений СБ в отношении Ирана?

Ответ: В какой то степени, да, это будет их победой. С этим я согласен. То есть сторонники жесткой линии будут это считать своей победой.

Вопрос: Как Вы думаете на очередном заседании МАГАТЭ которое спешит созвать "евротройка", если это им удастся, в какой форме будет приниматься решение путем консенсуса или голосования?

Ответ: Вряд ли решение будет приниматься путем консенсуса. Потому что там еще остаются государства, которые недружественно относятся к США, та же Белоруссия. Поэтому решение будет принято, скорее всего, путем голосования. Но при голосовании будет много воздержавшихся, и, возможно, повторится ситуация сентября.

Вопрос: А вообще как Вы видите нынешний расклад сил сторонников и противников передачи вопроса в СБ?

Ответ: Вы знаете, в действительности расклад сил примерно равный. За передачу выступают те страны, которые традиционно поддерживали такие методы это США, Канада, Япония, сейчас и Евросоюз к ним примкнул. Против передачи по-прежнему остаются такие страны, которым это не предоставит удовольствие, как Россия, Китай. Индия тоже сейчас очень осторожно относится к этому вопросу. Все те же лица.

Вопрос: Знаете, здесь интересная ситуация. Скажем, позиция США по иранскому вопросу, ее причины довольно ясны. Однако непонятно почему скажем Канада и Япония занимают такую жесткую позицию?

Ответ: Мне тоже такой подход в достаточной степени непонятен. Тем более, что Япония – страна, которая развивает свою собственную ядерную энергетику. Но мне кажется, что на позицию Канады влияет известное дело с канадской журналисткой. Но позиция Японии – это большой вопрос. Они сотрудничают с Ираном в деле разработки месторождения "Азадеган", крупный экономический проект, а по ядерной проблеме занимают такую позицию. Что им надо, непонятно.

Вопрос: У меня еще вопрос по поводу "российского предложения". Можно сказать, что переговорный процесс на данную тему между представителями России и Ирана уже начался. Как в России расценивают этот вопрос?

Ответ: Резонанс был не очень хорошим. Появилось очень много критических статей, выступлений в адрес Ирана. То есть сквозит определенная обида, почему это предложение не было принято. В какой то степени можно объяснить, почему это происходит: дело в том, что какое предложение именно было сделано? Официально этого предложения нет. Никаких официальных подробностей по поводу этого предложения не существует. Более того, признание этого предложения, что оно действительно существует, было сделано в конце декабря прошлого года. До этого и в Москве и в Тегеране говорили, что официально такого предложения не представлено. Собственно говоря, в нашей прессе идет обсуждения того, чего никто ни знает. И поэтому возникает не совсем хороший фон.

Вопрос: А что говорят об этом предложении в экспертных кругах? Говорят ли о возможных его вариантах?

Ответ: Суть в принципе понятна – обогащение урана на территории России. Вопрос здесь другой, какова форма участия Ирана? Этого я просто не знаю и не могу ответить. Если речь идет о финансовом участии Ирана, то это очень похоже на то сотрудничество, которое Иран имеет с Францией по "Евродифф". Это не очень приемлемо для Ирана. Если будет участие экспертов, в виде технологий, это более интересно. Но здесь придется долго разрабатывать финансовые и технические вопросы. Насколько я понимаю, официального отрицательного ответа из Тегерана нет. Это подтвердил и президент России Владимир Путин.

Вопрос: Каков Ваш комментарий в связи с позицией России? Некоторые эксперты говорят о некотором изменении в позиции Москвы и ее сближении с Западом?

Ответ: Я не знаю, о каком изменении позиции идет речь. Еще раз повторю, что в СУ МАГАТЭ мы обладаем одним голосом из 35 и никакого право вето там не имеем. Так же мы не в состоянии самолично решить, передавать иранский вопрос или нет. Поэтому, когда министр иностранных дел Лавров говорил о такой возможности, следует понимать, что, по оценкам российского МИД, настроение в СУ могут сдвинуться так, что иранский вопрос будет передан в СБ. Это не означает, что Россия перестала блокировать передачу или как-то ее позиция изменилась. И это важно понять. Поэтому говорить о каком то изменении позиции я бы не стал.

Вопрос: В последнее время в Москве проводится немало международных мероприятий, как визит Меркель, министра иностранных дел Франции, на которых основным вопросом является иранская ядерная программа. Можно ли говорить, что идет попытка переубедить Россию?

Ответ: Не только представители Франции и Германии приезжали в Россию. На днях господин Кириенко встречался с представителями из министерства атомной энергетики Израиля. То есть, действительно подробно обсуждается ситуация. Мне кажется, по поводу европейских визитов, речь идет о попытке выработать какую-то общую позицию. В принципе, позиция Россия сейчас заключается в том, чтобы возобновить переговорный процесс всеми силами. И российское предложение выдвигалось именно в этой связи.

Парвиз Немати,
«Русская служба Голоса ИРИ», 22.01.06.



Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.02713 sec