Индия-США: нужна ли Дели ядерная сделка?

17 января 2006
Бхарат Карнад

До государственного визита в Индию американского президента Джорджа Буша остаётся всё меньше и меньше времени. Правящая в Индии коалиция в главе с партией ИНК теряет последние надежды на то, что ей удастся заключить в ходе визита хоть какую-нибудь ядерную сделку – по крайней мере, такую, которую могли бы подписать Буш и премьер-министр Махмохан Сингх.

Предположительно, поездка заместителя госсекретаря США по политическим вопросам Николаса Бернса станет последней попыткой добиться осязаемых результатов. Однако маловероятно, что она приведёт к «трансформированию индо-американских отношений и укреплению позиции Индии как одной из ведущих мировых держав», по выражению индийских газет. Зато поездка Бернса, несомненно, подтвердит репутацию Индии как приручённого ядерного государства, находящегося в изоляции.

В идеале, Индия должна обладать способностью самостоятельно поддерживать свою гражданскую атомную энергетику и иметь свободу в развитии своего военного ядерного арсенала с нужной скоростью для успешного решения всех задач, которые могут возникнуть в будущем. Однако прогнозы на будущее непросты. Поскольку прогнозы подвержены неопределённостям и риску, такие государства, как Индия, должны с необходимой осторожностью заключать сделки, подобные соглашению от 18 июля 2005 года, так как они накладывают ограничения на стратегический потенциал страны.

Аргументы, выдвигаемые в поддержку индо-американского ядерного соглашения, базируются на положении, которое не находит подтверждения на практике – что Индии не требуется обладание «разумными» силами сдерживания, а вместо этого возможно располагать лишь «минимальными» силами. Не обращая внимания на впечатляющие мировые термоядерные арсеналы и не задумываясь о постоянном совершенствовании ядерного вооружения, ведущемся в США, России и Китае, сторонники такой точки зрения полагаются на Вашингтон – на американскую помощь в чрезвычайных ситуациях. Превращение Индии в зависимое от Америки государство должно быть якобы скомпенсировано некими выгодами от сотрудничества в сфере мирной атомной энергетики.

Но если наращивание парка АЭС относится к числу главных задач индийского правительства, то в таком случае непонятен смысл индо-американского соглашения. С одной стороны, дефицита запасов природного урана в Индии, о котором любят распространяться официальные круги, не существует. Индия публично признала, что располагает ураном в количествах, способных обеспечивать эксплуатацию 10 ГВт собственных АЭС. В эту величину не входят богатые урановые руды, обнаруженные в штате Мегалайя и в районе Налгонда штата Андра Прадеш.

Тем не менее, правительство не предпринимает никаких усилий для того, чтобы в рамках закона устранить экологические препятствия для разработки этих месторождений и позволить департаменту атомных минералов в Хайдерабаде открыть на них рудники. Все экологические сомнения могут развеяться, если добытая руда будет транспортироваться для дальнейшей переработки на специализированные комбинаты.

Более того, даже на истощающихся рудниках в Джадугоде остаётся нетронутым более 30% запасов урана. Он содержится в естественных колоннах, поддерживающих своды шахт – но эти колонны могут быть легко заменены на бетонные. Современные технологии добычи урановых руд способны дать новую жизнь старым шахтам. Всё зависит от мировых цен на природные ресурсы. Так, дорогая нефть побудила индийские компании признать экономически целесообразным выкачку остатков нефти на месторождениях в Дигбои и Ассаме, даже после инвестирования 3300 кроров рупий. Резкий рост цен на уран также должен сделать разработку бедных руд выгодным делом.

Таким образом, импортный уран не является жизненно важным для национальной ядерной программы Индии. Давайте теперь изучим вопрос о иностранных реакторных технологиях. Гражданский атомный сектор Соединённых Штатов пришёл в упадок за последние 30-35 лет, за которые американцы не построили ни одного нового энергоблока. Новый американский атомный проект – реактор AP-1000, разработанный компанией «Вестингауз» – не имеет референций. Если Индия польстится на эту установку, то ей придётся взять на себя все риски, связанные с безопасностью и т.д. Но даже если все подобные проблемы будут решены, Индия по-прежнему останется под угрозой внезапного прекращения поставок топлива. Мы можем получить новый «Тарапур», причём за деньги индийских налогоплательщиков.

Франция и Россия точно также могут выдвигать Индии политические требования и ограничивать действия индийских атомщиков. Не лучше ли в этой ситуации положиться на созданные в Индии тяжёловодные реакторы, работающие на природном уране? Установки PHWR могут даже продаваться за рубеж, создавая рынок для индийских технологий и принося средства, необходимые для строительства новых блоков в самой Индии.

Доктор Анил Какодкар, возглавляющий индийское атомное ведомство, мог бы проинформировать депутатов парламента об отсутствии уранового дефицита и обо всех опасностях, связанных с закупкой чувствительных технологий за рубежом. Он не только не сделал этого – он также продемонстрировал свою слабость в деле защиты целостности индийской ядерной программы, согласившись с так называемым «планом разделения» её на военный и гражданский сектора. Индийские атомщики все как один категорически не согласны с разделением, потому что в Индии оба этих сектора неразрывно связаны друг с другом.

Вместо того, чтобы рассматривать иностранные поставки урана и реакторных технологий в качестве последнего средства, правительство ИНК сделало политику импортных закупок приоритетной – ценой национальной безопасности, стратегической независимости и автономии ядерной программы страны. Подобный курс не имеет смысла и не может быть оправдан. Особенно, если учесть, что по данным плановых органов, доля атомного сектора в производстве электроэнергии в Индии не превысит 6% к 2020 году.

Возрастающая напряжённость в правительственных кругах Индии связана также с неожиданно жёстким сопротивлением сделке в американском конгрессе. Понимая, что добиться её одобрения от парламентариев США будет непросто, Манмохан Сингх уже готовит пути для отступления. За последние недели власти Индии пересмотрели своё раннее обещание поставить под международные гарантии все свои АЭС. Сейчас в Дели говорят, что часть станций, производящих плутоний, а также бридерные установки останутся в рамках военной программы.

Возможно, что речь идёт всего лишь о начальных позициях для переговоров. Однако, если учесть критику со стороны индийских атомщиков, недовольных тем, что с индийской стороны в переговорах не задействован ни один технический специалист, а также настойчивость США в своём требовании поставить под гарантии все индийские АЭС, можно предположить, что новый подход Индии приведёт к разрыву сделки.

Бхарат Карнад – профессор в области национальной безопасности Центра политических исследований в Дели.

«The Asian Age»

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03992 sec