Россия устала защищать иранского президента Ахмадинежада

13 января 2006
Россия, до сих пор игравшая роль главного адвоката Ирана на международной арене, похоже, начала терять терпение. Позиция России по иранскому ядерному досье ужесточилась. Если раньше Москва считала преждевременной передачу досье Ирана в Совет Безопасности ООН, то вчера министр иностранных дел Сергей Лавров уже допустил такую возможность. Для иранцев это тревожный знак. Тем более, что глава МИД России не оставил без внимания и очередные скандальные заявления иранского президента Махмуда Ахмадинежада. Так, Лавров назвал «выходящими за рамки дипломатии и человеческих отношений» слова иранского лидера о том, что он "желает скорейшей смерти" премьер-министру Израиля Ариэлю Шарону, находящемуся без сознания после обширного инсульта. В конце минувшего года Россия, вместе с другими странами, осудила иранского президента за то, что тот призвал стереть Израиль с карты мира и называл Холокост «мифом».

О том, что ядерное досье Ирана нужно как можно скорее передать в Совбез, вчера говорили министры иностранных дел трех стран Европейского союза - Великобритании, Германии и Франции. Эта тройка давно и с переменным успехом ведет переговоры с Тегераном. В переговорах участвует и Верховный представитель Евросоюза по общей внешней политике и политике безопасности Хавьер Солана. Вчера европейцы собрались в Берлине на чрезвычайную встречу, спровоцированную тем, что в начале этой недели Иран возобновил исследовательские работы в области обогащения урана. Иранцев не остановили предупреждения Москвы, Вашингтона и Брюсселя о нежелательности такого шага. Наоборот, как раз вчера иранские специалисты довели до конца начатый во вторник процесс снятия пломб на ядерном объекте в Натанзе. Впрочем, Тегеран все еще сохраняет мораторий на само обогащение урана и заявляет, что все его исследования носят мирный характер и не имеют целью создание ядерной бомбы.

Однако на Западе иранцам не верят. Вчера европейская тройка прервала переговоры с Ираном и потребовала провести встречу Совета управляющих Международного агентства по атомной энергии не в начале марта (как было условлено), а не позднее начала февраля. В свою очередь, совет МАГАТЭ, скорее всего, примет решение о передаче ядерного досье Ирана в Совбез ООН. Вчера решено также, что в начале будущей недели в Лондоне пройдет экстренная расширенная встреча по иранской проблеме: «тройка» ЕС плюс Россия, США и Китай. По данным «Времени новостей», все участники согласились, что важность темы требует участия в этой встрече самих министров иностранных дел, так что Россию будет представлять Сергей Лавров.

Как раз в феврале в СБ ООН будут председательствовать США. Вашингтон давно настаивает на передаче иранского вопроса в Совбез, причем с перспективой введения против Тегерана экономических санкций. Так что положение Ирана ухудшается, особенно учитывая изменение позиции России.

Впрочем, эксперты расходятся во мнениях относительно российской позиции. Профессор МГИМО, эксперт московского Центра Карнеги Алексей Малашенко в интервью «Времени новостей» заметил, что позиция Россия на деле не так уж сильно и изменилась. Сотрудничество с Ираном пока продолжается. На взгляд нашего собеседника, «позиция Россия остается прежней, какие бы заявления ни делал Сергей Лавров». Эксперт полагает, что Москва, ужесточая тон, «ведет солидную политическую игру, но всего лишь игру, и Россия никогда не откажется от сотрудничества с Ираном». И российская дипломатия, скорее, еще постарается не допустить рассмотрения иранского досье в Совбезе ООН.

«Россия пытается образумить Иран», - так прокомментировал «Времени новостей» ужесточение тона Москвы гендиректор российского Центра изучения современного Ирана Раджаб Сафаров. Однако он считает, что позиция Москвы реально изменилась, и это не игра: «К сожалению, последние заявления президента Ирана и последние шаги иранцев в области ядерной программы привели к тому, что мировое сообщество консолидируется. И это единое мнение - не в пользу Ирана». На взгляд г-на Сафарова, Россия "вполне может примкнуть к своим западным коллегам», хотя еще и попытается предпринять последние усилия с тем, чтобы вернуть иранцев в привычное переговорное русло и предотвратить передачу досье в Совбез ООН. И Малашенко, и Сафаров считают, что последние скандальные заявления Махмуда Ахмадинежада сильно осложнили посредническую миссию Москвы. В российском МИДе, по сведениям «Времени новостей», тоже полагают: Ахмадинежад очень рискует, если продолжит выступать в том же духе.

В России, тем не менее, немало сторонников продолжения сотрудничества с Ираном в ядерной энергетике и в военной области. По имеющимся данным, только за строительство первого энергоблока АЭС в Бушере Тегеран заплатил Москве порядка 800 млн долларов. В конце прошлого года между нашими странами было подписано соглашение о продаже Ирану 30 зенитно-ракетных комплексов «Тор-М1». Стоимость контракта - более 1 млрд долларов. Однако опасность исследований в области обогащения урана под аккомпанемент антиизраильских и антизападных выпадов президента Махмуда Ахмадинежада Москва вряд ли сможет игнорировать.

Вчера в интервью «Эхо Москвы» Сергей Лавров назвал иранскую проблему «очень острой» и посетовал, что Тегеран отходит от своих обязательств. А газета «Вашингтон пост» поведала о состоявшемся 10 января телефонном разговоре российского министра с госсекретарем США Кондолизой Райс. Глава МИД якобы дал понять, что Россия может воздержаться при голосовании американского предложения в Совете управляющих МАГАТЭ (что фактически означало бы передачу иранского досье в Совбез ООН). Правда, источник «Времени новостей» в МИД России отказался подтвердить данный факт. Он сообщил, что Россию и США пока объединяет «глубокое разочарование» решением иранских властей возобновить научно-исследовательские работы в ядерной сфере. Наш собеседник, однако, допустил, что обострение ситуации вокруг ядерной программы Ирана повлияет на сотрудничество наших стран. Ведь ЗРК «Тор-М1» в Иран пока не поставлены. К тому же позавчера вице-премьер и министр обороны России Сергей Иванов признал, что развитие ситуации вокруг Ирана вселяет в него «определенную тревогу». Хотя ранее он не ставил под сомнение оборонительный характер иранских военных программ.

У Ирана остается один шанс: согласиться на предложение Москвы обогащать уран, необходимый для иранской мирной атомной програм мы, на российской территории. Если Тегеран окончательно откажется, то он лишится последнего адвоката.

Газета "Время новостей",
Елена СУПОНИНА, Петр ИСКЕНДЕРОВ,
13.01.06.
Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03256 sec