"Гаарец": Военная разведка Израиля – успехи и провалы

Аарон Зеэви-Фаркаш

08 января 2006
Зеэв Шиф

Утром того дня, когда был вторично госпитализирован Ариэль Шарон, состоялось заседание правительства, на котором премьер-министр поздравил начальника Управления разведки при Генеральном штабе ЦАХАЛа (сокращенно - АМАН) генерал-майора Аарона Зеэви-Фаркаша с успешным окончанием службы и не скупился на похвалы в его адрес.

"По моей оценке, вы выполнили огромную и важную работу как в плане сбора информации и обеспечения ею правительства, так и в тех сферах, о которых распространяться не принято. Благодаря этому мы добились значительных достижений и выполнили важнейшие операции", - сказал Фаркашу глава правительства.

Несколькими днями ранее Аарон Зеэви-Фаркаш вернулся из США, где встречался с главами американских разведслужб и получил от них почетную грамоту "за достижения в разведке, позволившие Соединенным Штатам и Израилю противостоять опасным угрозам".

Четыре года возглавлял Фаркаш АМАН. Это максимальный срок, в течение которого один человек вправе занимать данную должность. Сложность и ответственность этого поста можно проиллюстрировать следующим фактом: шестеро начальников военной разведки были смещены досрочно.

Каденция Фаркаша пришлась на интифаду, на вторую иракскую войну, на террор "Аль-Каиды", усиление радикальных сил в Иране (новоизбранный президент Махмуд Ахмадинеджад) и Египте (активизация "Братьев-мусульман").

Эффективность работы АМАНа повысилась благодаря проведенной Фаркашем реорганизации. Теперь военная разведка имеет в своем составе 6 региональных отделов и 2 подотдела.

Но только ли успехи фигурируют на лицевом счету Фаркаша как начальника АМАНа?

Ответ на этот вопрос – отрицательный.

Израиль не сумел получить достаточно четкого представления о характере иракской и ливийской угроз. В том, что касается получения информации об Иране и "Хизбалле", как минимум часть заслуг принадлежит не АМАНу, а "Мосаду".

Жаль, что в треугольнике между АМАНом, "Мосадом" и ШАБАКом до сих пор не урегулированы противоречия в том, что касается сфер влияния и границ полномочий этих спецслужб.

Тот, кто внимательно следил за рекомендациями Фаркаша касательно конфликта с палестинцами, мог заметить, что его отношение к ним было весьма либеральным. Он всячески способствовал созданию возможностей их трудоустройства, стремился укреплять позиции председателя ПА Махмуда Аббаса (Абу-Мазена), выступал за вывод ЦАХАЛа из арабских городов Иудеи и Самарии, за прекращение точечных ликвидаций после "размежевания" (покуда не прогремел теракт в Нетании).

Тяжким наследием Фаркаша становятся для нашей страны неуклонное превращение Ирана в ядерную державу, радикализация обстановки в Палестинской автономии, вынашиваемые "Аль-Каидой" планы нападения на Израиль. Беспокоит и ситуация в Сирии, где Башар Асад, чувствующий свою слабину, может в порядке "компенсации" открыть израильский фронт...

Словом, в деятельности Аарона Зеэви Фаркаша – как и любого политического, общественного и военного деятеля – были и сильные, и слабые стороны, и разумнее всего воспринимать вещи взвешенно и ответственно.

Курсор

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03937 sec