Ядерный Иран: реакция на доклад Эльбарадея неоднозначна

21 ноября 2005
Председатель комиссии меджлиса по национальной безопасности и внешней политике Алаеддин Боруджерди расценивает последний доклад Генерального директора МАГАТЭ Мохаммада Эльбарадея по ядерной программе Ирана как позитивный и полагает, что Исламская Республика продолжит свою ядерную деятельность в рамках требований МАГАТЭ и положений ДНЯО.

Подчеркнув тот факт, что Иран не прекращает сотрудничать с МАГАТЭ, парламентарий отметил, что если Соединённые Штаты не оставят своих попыток добиться по политическим мотивам передачи иранского «ядерного досье» в Совет Безопасности ООН, то ИРИ может отказаться от исполнения на добровольной основе мер по укреплению атмосферы доверия к своей ядерной программе, в том числе, от моратория на некоторые виды ядерных работ.

В текущей политической атмосфере речь о передаче досье не идёт, если только американцы не организуют серьёзное давление на Евросоюз, считает Боруджерди.

На ноябрьской сессии Совета управляющих (СУ) МАГАТЭ может быть принята резолюция, призывающая Иран приостановить эксплуатацию конверсионного завода UCF в Исфахане. Однако никаких причин для передачи досье в Совбез у Совета управляющих не будет, сказал высокопоставленный иранский парламентарий.

Доклад Эльбарадея и резолюция ООН по ситуации с правами человека в Иране были синхронизированы по времени для усиления давления на Исламскую Республику, заявил политолог Али Хоррам.

В беседе с корреспондентом «Мехр», Хоррам сказал, что следует обратить внимание на дату выпуска очередного доклада Эльбарадея. Данный документ был составлен под влиянием сентябрьской резолюции СУ МАГАТЭ и является ещё более политизированным, чем сама резолюция.

СУ МАГАТЭ обычно рассматривает на своих сессиях доклады Эльбарадея по Ирану, оценивает содержащуюся в них новую информацию и призывает Исламскую Республику к «более серьёзному» сотрудничеству с агентством. В каждом последующем докладе поднимаются всё новые и новые вопросы, отметил политолог.

Однако международный статус Ирана изменился, и именно поэтому глава МАГАТЭ сменил стиль в своём последнем докладе, добавил Хоррам.

Политолог, ранее представлявший Иран в различных комиссиях ООН, обратил особое внимание на некоторые параграфы последнего доклада Эльбарадея. Вместо того, чтобы выразить благодарность Ирану за разрешение осмотреть «Парчин», в докладе говорится только: «МАГАТЭ приветствует разрешение проинспектировать военный объект в Парчине».

Содержащееся в докладе утверждение о том, что агентство не получило никаких дополнительных сведений от Ирана, касающихся статуса программы по центрифугам типа P-2 («Пакистан-2») в период с 1995 по 2002 годы, направлено на создание враждебной по отношению к ИРИ атмосферы среди членов Совета управляющих.

Бывший представитель Ирана в МАГАТЭ Сейед Халил Мусави считает, что доклад Эльбарадея был составлен на основе незаконных и нелогичных требований Совета управляющих.

Мусави сказал корреспонденту «Мехр», что требования агентства по изучению вопросов использования в Иране материалов и оборудования двойного назначения являются нелогичными, так как они активно используются в иранской промышленности.

По мнению атомщика, доклад Эльбарадея частично нейтрален, однако количество нелогичных требований, выдвигаемых в докладах главы МАГАТЭ, возрастает от доклада к докладу. Естественно, Ирану не следует признавать требования, выходящие за рамки международного атомного права, сказал в заключение Мусави.

Хотя очередной доклад Эльбарадея по ядерной программе Ирана и не свободен от критики, он стал более сбалансированным, чем предыдущие подобные документы, уверен вице-спикер меджлиса Мохаммад-Реза Бахонар.

Парламентарий сообщил корреспонденту «Мехр», что предсказать результат ноябрьской сессии СУ МАГАТЭ в настоящий момент невозможно. Он добавил, что Высший совет национальной безопасности (ВСНБ) Ирана разработал подходящие сценарии для каждого из возможных путей развития событий.

«Мы уверены в своей ядерной программе и готовы предоставить официальным лицам МАГАЭ всю требующуюся информацию», – добавил Бахонар.

Парламентарий добавил, что в ходе своей поездки в Японию он высказал озабоченность Тегерана в связи с позицией Токио по иранскому «ядерному досье» и призвал руководство островной страны занять беспристрастную позицию по данному вопросу.

«Мы разъяснили японцам, что не испытываем сомнений в необходимости развития полного ядерного топливного цикла (ЯТЦ) в Иране, и что мы не откажемся от ЯТЦ в обмен на продолжение переговоров», – сказал в заключение вице-спикер меджлиса.

Между тем, информированный источник в ВСНБ Ирана опроверг появившиеся в некоторых СМИ утверждения о приостановке работ на конверсионном заводе UCF в Исфахане. Завод функционирует на полную мощность, отметил источник.

Если на заводе потребуется провести работы по ремонту и обслуживанию оборудования, то это никак не скажется на эксплуатации производственных линий, сказал источник в беседе с корреспондентом «Мехр».

Как сообщили в воскресенье некоторые СМИ, работа завода UCF была приостановлена для проведения ремонта оборудования.

Источник назвал подобные утверждения частью психологической войны и пропаганды против Ирана, направленной на сокрытие неудачи Запада, не смогшего добиться от Исламской Республики отказа от проведения работ по конверсии урана хотя бы на несколько дней.

На заседании меджлиса Ирана в воскресенье был принят закон, обязывающий правительство страны приостановить исполнение добровольных мер по укреплению доверия в том случае, если «ядерное досье» ИРИ будет передано в Совет Безопасности ООН.

183 из 196 присутствовавших депутатов проголосовали за предложенный законопроект, при 10 голосах против и 3 воздержавшихся.

Председатель комиссии меджлиса по национальной безопасности и внешней политике Алаеддин Боруджерди призвал всех депутатов меджлиса к поддержке данного законопроекта с целью продемонстрировать единый фронт в борьбе за национальные интересы.

«Это не вопрос политики и взаимоотношений между фракциями. Это национальный вопрос… Мы, депутаты меджлиса, поклялись защищать права иранского народа. В наши обязанности входит отстаивание права Ирана на мирный атом. Это право не выходит за рамки положений МАГАТЭ, и все виды ядерной деятельности в Иране проходят в указанных рамках», – заявил Боруджерди.

Официальный представитель комиссии меджлиса по национальной безопасности и внешней политике Казем Джалали отметил, что Иран стремился к сотрудничеству с МАГАТЭ с того момента, когда агентство начало расследовать иранское досье.

«Исламская Республика провела ряд переговоров по принятию Дополнительного протокола, и наше правительство подписало данный документ в качестве меры по укреплению доверия… Но если бы мы не хотели защитить наши права на ЯТЦ, то зачем тогда нам было вступать в переговоры?» – заявил Джалали.

Президент Организации по атомной энергии Ирана (AEOI) Голямреза Агазаде принял участие в заседании меджлиса, на котором обсуждался законопроект о возможном отказе от добровольных мер со стороны ИРИ.

Одобренный закон посылает ясное сообщение МАГАТЭ – если права Ирана, зафиксированные в международных договорах, не будут соблюдаться, то Иран, в свою очередь, имеет право отказаться от добровольных ограничений, полагает Агазаде.

«Если Совет управляющих МАГАТЭ будет попирать права целых народов, то народы могут защищаться», – добавил президент AEOI.

«Мехр»

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03926 sec