Cаудовское королевство: политика в праздник разговенья

09 ноября 2005
Г.Г. Косач

3 ноября с.г., в день Ид аль-Фитр (ураза-байрам), праздника разговенья, саудовский монарх Абдалла и наследный принц Султан «обратились к нации». Таков обычай: Служитель Двух Святынь и тот, кто станет его преемником, всегда приветствовали единоверцев в один из двух наиболее значительных праздников ислама.

В этом контексте слова, использовавшиеся саудовской прессой — «обращение к нации», — стоит понимать буквально. Речь идет не только о гражданах королевства, но и о мусульманах всего мира, — они составляют ту «нацию», которую приветствовали лидеры государства, на чьей территории расположены величайшие святыни тех, кто считает себя приверженцами исламской вероисповедной доктрины.

И король Абдалла, и принц Султан выступили в роли (но ранее это делали и их предшественники) «пастырей» (употребление этого термина, связанного с христианским дискурсом, в отношении мусульман, разумеется, условно) той «нации», которой они направили на этот раз слова своего приветствия. Они обращались к ней вместе, но это только доказывало единство саудовского «политического класса» в деле исполнения возложенной на него местоположением мусульманских святынь пасторской миссии.

Обращаясь к мусульманам всего мира (лишь часть которых «братья и сестры в Королевстве Саудовская Аравия»), оба саудовских лидера говорили о том, что «этические нормы» месяца рамадан — «забота о людях, альтруизм, братство, человеколюбие и стремление творить добро» — должны стать «основой жизни» каждого мусульманина «в любом месте и в любое время».

Они подчеркивали, что «радость праздника ислама» должна «охватить всех», — «симпатия и любовь к людям», вытекающие из «высшего смысла» Ид аль-Фитр, должны содействовать тому, чтобы, узнав о его приходе, «улыбнулся бы каждый человек в любом месте мира». Исламская «нация», отмечали они, нуждается в том, чтобы стать «нацией, не знающей крайностей», а это в свою очередь означает, что она «действительно осознает свою принадлежность к человечеству».

Стать «принадлежащей» к нему можно только тогда, когда «ее вера» («высшее благодеяние Господа») будет «дополнена подлинным уважением ко всем пророкам всех Богооткровенных религий».

Это «уважение», а не «террор, отрицающий человечность и человечество», будет содействовать процветанию «нации», путь к которому пролегает «через сосуществование, взаимодействие и диалог всех культур».

В день Ид аль-Фитр король Абдалла и наследный принц Султан обращали свое «приветствие любви, терпимости и милосердия» не только «братьям по вере». Оно было направлено и «братьям по человечеству».

Эти слова едва ли не впервые были произнесены саудовскими лидерами. Они означают, что королевство по-прежнему осознает себя (по крайней мере, в контексте собственной духовной миссии) ведущей силой арабо-мусульманского мира. Этот мир для него централен, и лидеры королевства, постепенно меняющие основы своего взаимодействия с собственными подданными (теперь уже своими «братьями и сестрами»), стремятся видеть его частью международного сообщества.

Эти слова многозначительны, ведь они прозвучали в день Ид аль-Фитр. Они могут (и должны) рассматриваться как начало нового, инициируемого национальным «политическим классом» (но такова специфика местной модернизации) этапа и в саудовской внутренней и внешней политике.

Есть ли основания для этого вывода? Да, разумеется, и их в достаточном количестве представляют и публичные заявления саудовских политиков, включая представителей официального религиозного истеблишмента, и внутренняя саудовская пресса.

В день торжественной (в присутствии короля и наследного принца) молитвы 3 ноября в Главной мечети Мекки шейх Салех бен Хумейд, ее имам-хатыб и одновременно председатель Консультативного совета королевства, в своей проповеди подчеркивал, что только «диалог, позитивная критика, сознательно избранный путь к сосуществованию, как и целеустремленный обмен мнениями между людьми ради достижения консенсуса, являются залогом цивилизованной жизни».

Представитель второго «центра силы» саудовского истеблишмента открыто благословлял начинание монарха и наследного принца: «любая человеческая цивилизация построена на позитивном взаимодействии личности и общества», а «диалог — высочайший человеческий принцип», обращение к которому «способно решить все разногласия между людьми и социальными группами». Что это, если не более четкий абрис принципов внутренней политики?

Наконец, в тот же день столичная «Ар-Рияд» опубликовала передовицу «Пусть наш праздник не будет омрачен слезами!» Газета говорила о действительно серьезных проблемах арабского и мусульманского сообществ. Почему, задавался вопрос в этой статье, любой праздник в арабском мире сопровождается «похоронами жертв, плачем над телами умерших, разговорами о введенной против нас всеобъемлющей экономической или политической блокаде? Почему мы стали пустыми, ничего не содержащими сосудами?»

В конце концов, продолжала «Ар-Рияд», «если все действительно насмехаются над нами, то делают они это по праву, потому что 90% террористов — это арабы и мусульмане, потому что правители в наших странах сами присваивают себе звания, потому что они покидают свои кресла только в результате переворота, покушения или естественной смерти».

И далее в статье не менее резко характеризовались причины «насмешек»: «мы все еще верим, что международные силы свергли Саддама для того, чтобы заплатили за этой ценой потери Палестины, … что наши старые враги вновь действуют против нас, заключив основанный на собственных интересах союз». Но не стоит ли, вытекало из этой передовицы, взглянуть на себя?

«У нас есть возможности, чтобы самим покончить с голодом и нищетой, создать промышленность, институты, университеты и исследовательские центры, а также привлечь необходимые нам инвестиции», — продолжала «Ар-Рияд». Так в чем же проблема? Если арабы и мусульмане не делают этого, то происходит это потому, что политика их стран «все же основана на мифах и сомнениях».

А может ли быть иначе, если перевороты, «открывающие путь к власти правителям, въезжающим туда на танках, ни в коей мере не содействуют тому, чтобы эти правители думали о создании для граждан своих стран возможностей для развития, как и о предоставлении им свобод».

А поскольку в арабских и мусульманских странах «нет гражданской власти, то там нет и прав граждан, нет инвестиций и нет равных возможностей для членов местных обществ». И, напротив, все, что там есть, это «революционные гимны, все новые призывы к переворотам, партии, политизированные именем вождя, шаманы, читающие судьбу на ближайшее и отдаленное будущее».

Грустный список! Но его стоило бы дополнить еще одной цитатой из той же газеты: «Мир вошел в эпоху космических исследований. Но что такое для арабов космос? Всего лишь цветной обман».

Но что нужно сделать, чтобы исправить это положение? «Сегодня, — подчеркивала «Ар-Рияд», — нам не нужны идеи, основанные на глупых предрассудках, нам не нужны призывы к свободе ради того, чтобы вновь сеять вражду, нам не нужны те, кто видит путь к исправлению в возвращении к исламу, марксизму или изоляции от мира. Все это — уже знакомый нам вакуум».

Иными словами, арабо-мусульманское сообщество нуждается в серьезных реформах, которые открыли бы ему путь к реальному осознанию собственного положения в мире и в дальнейшем к тому, чтобы занять в нем адекватное своим возможностям место и положение.

Трудно предположить, что цитировавшаяся статья не была одобрена цензурой и не санкционирована саудовским истеблишментом. Тогда, наверное, то, о чем в ней говорится, возвращение (но более четкое и последовательное) к саудовскому плану реформ в арабском мире (как и на этот раз в мусульманском), впервые высказанному (в то время) наследным принцем Абдаллой в 2003 г. Или, иными словами, стратегия саудовской внешней политики.

12 ноября в бахрейнской столице в рамках программы «Партнерство во имя прогресса и общего будущего с регионом Ближнего Востока и Северной Африки» откроется очередное заседание Форума для будущего, участниками которого будут представители «Группы восьми (G8)» и стран Большого Ближнего Востока и Северной Африки.

Впрочем, проект основного документа — Бахрейнской декларации, — который будет принят в Манаме, уже известен. В нем говорится о «приверженности демократии и политической жизни, открытой всем, кто придерживается демократической практики и гражданской ответственности», о «высококачественном и широком образовании», о «поощрении духа познания и критического мышления», о «новых экономических возможностях для региона на мировом рынке», о «поощрении культуры предпринимательства» и «укреплении роли гражданского общества». Саудовское королевство, несомненно, поддерживает и эти идеи, и основанную на них практику действия.

8 ноября исполняется сто дней, как у власти находится король Абдалла. Курс, начатый им еще тогда, когда он занимал второй пост в саудовской властной иерархии, продолжается, приобретая более значимые и четкие очертания.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03905 sec