Курды и спецслужбы в 20 веке

02 сентября 2005
Для спецслужб национально-освободительные движения всегда были идеальным материалом для осуществления разведдеятельности. В 20 веке едва ли не самыми привлекательными борцами за свободу для разведок разных стран были курды. Не случайно с ними работали два самых знаменитых диверсанта столетия – Павел Судоплатов и Отто Скорцени.

Курды - это древнейшее население Передней Азии (мы все «проходили» их в школе под именем мидян на уроках истории Древнего Мира). Они должны были получить государственность по Севрскому мирному договору 1920 г., решавшему судьбу Османской империи, однако этого не случилось. В XX веке курды обретали государственность несколько раз, и это было связано с СССР.

Сначала в 20-е годы в Закавказье был создан Красный Курдистан (Курдский национальный уезд с центром в г. Лачин), но в 30-е годы Красный Курдистан был ликвидирован, в 46-м курды вновь получили свое государство, но быстро его лишились.

Провал операции Скорцени

Во время 2-й мировой войны (в августе 1941) на территорию Ирана были введены советские и английские войска. Курды не подчинялись центральному иранскому правительству, а значит, не могли не заинтересовать немецкую разведку.

Работа с иранскими курдами стала первым заданием знаменитого немецкого диверсанта Отто Скорцени, когда в 1943 году он был назначен шефом отдела диверсий управления зарубежной разведки СД. Руководители разведки Третьего рейха Кальтенбруннер и Шелленберг поставили перед Скорцени задачу перерезать или по крайней мере, постоянно угрожать нефтеперерабатывающим районам Ирана, а также иранским железным дорогам. Причем Шелленберг предложил достичь этой цели, оказав поддержку курдам.

Небольшие группы германских коммандос должны были снабжать оружием восставшие племена и работать с ними в качестве инструкторов, а также осуществлять диверсии самостоятельно.

За операцию, получившую в целях конспирации название «Француз» отвечало спецподразделение «Учебный лагерь Ораниенбург». В ее рамках на территорию Ирана действительно были заброшены несколько групп немецких диверсантов, однако в целом операция закончилась плачевно – вся немецкая разведсеть была разгромлена, а диверсанты арестованы английской контрразведкой.

Старший брат

В 1946 г. в Иранском Курдистане, в зоне контроля советских войск была создана курдская Мехабадская республика. Однако в 1947-м советские войска были выведены из Ирана и вслед за этим иранские власти ликвидировали Курдскую республику. Руководители курдов-повстанцев попали в устроенную шахом ловушку: они были приглашены в Тегеран для переговоров, схвачены там и повешены. Лишь один курдский лидер - Барзани избежал этой участи и был вынужден вместе с соратниками перейти границу СССР, оказавшись на территории Азербайджана.

Между тем, стоит вспомнить, что до второй мировой войны Иран контролировался английскими войсками, а в то время советская разведка считала англичан, а отнюдь не Соединенные Штаты своим главным противником. Ведь СССР даже Израиль первоначально поддерживал исключительно с целью ослабить влияние Великобритании на Ближнем Востоке. Курды, преданные англичанами, как нельзя лучше подходили для этой цели.

Дело в том, что в 1939-41 гг. в период оживления прогерманских отношений в Тегеране Великобритания всячески заигрывала с курдами (чем, возможно и объясняется провал плана Скорцени). Однако после ввода английских и советских войск в Иран отказала курдам в поддержке.

Прорвавшиеся через границу боевые отряды Барзани насчитывали до двух тысяч бойцов, с ними находилось столько же членов их семей. Советские власти сначала интернировали курдов и поместили в лагерь, а проводить переговоры с Барзани министр госбезопасности Абакумов поручил Павлу Судоплатову, главному диверсанту СССР. Судоплатов должен был предложить курдскому лидеру и прибывшим с ним людям политическое убежище с последующим временным расселением в сельских районах Узбекистана.

Судоплатов был представлен Барзани под фамилией Матвеев как заместитель генерального директора ТАСС и официальный представитель советского правительства. На первой же встрече Барзани заявил, что за последние сто лет курды поднимали восемьдесят восстаний против персов, иракцев, турок и англичани более чем в шестидесяти случаях обращались за помощью к России и, как правило, ее получали.

Как вспоминает Судоплатов, СССР тогда был заинтересован в использовании курдов в проводимой нами линии по ослаблению английского и американского влияния в странах Ближнего Востока, граничащих с Советским Союзом. Судоплатов объявил Барзани, что советская сторона согласилась, чтобы Барзани и его офицеры прошли спецобучение в советских военных училищах и академии.

Он также заверил его, что расселение в Средней Азии будет временным, пока не созреют условия для их возвращения в Курдистан. В то время Сталин полагал, что Барзани сможет сыграть важную роль в свержении проанглийского режима в Ираке.

Нефть против курдов

Между тем, по мнению Судоплатова, тогда никто не сомневался, что едва ли не главным фактором, повлиявшим на решение СССР поддержать курдов была нефть. Советская разведка надеялась, что с помощью курдов можно будет вывести из строя нефтепромыслы в Ираке (Мосул), имевшие тогда исключительно важное значение в снабжении нефтепродуктами всей англо-американской военной группировки на Ближнем Востоке и в Средиземноморье.

Барзани вместе со своими разоруженными отрядами и членами их семей был отправлен в Узбекистан. Пять лет Барзани безуспешно ждал начала активных действий. В марте 1952 года Барзани заявил советскому руководству, что его не устраивает положение пассивного ожидания и отношение местных властей. Он обратился к Сталину за помощью и потребовал выполнения ранее данных ему обещаний. И прежде всего - формирования курдских боевых частей.

Барзани хотел также сохранить свое влияние на соплеменников, расселенных по колхозам вокруг Ташкента, и контроль над ними. Одновременно Барзани намекнул советскому правительству, что его пытались перекупить американцы и англичане.

Судоплатов вновь выехал на переговоры с Барзани, предложив тому сформировать из курдов специальную бригаду из полутора тысяч человек для диверсионных операций на Ближнем Востоке. Ее можно было использовать и для намечавшегося свержения правительства Нуги Сайда в Багдаде, что серьезно подорвало бы влияние англичан во всем ближневосточном регионе (при помощи курдов это удалось осуществить в 1958году).

Курды также должны были играть определенную роль в наших планах, связанных с выведением из строя нефтепроводов на территории Ирака, Ирана и Сирии в случае вспышки военных действий или прямой угрозы ядерного нападения на СССР.

Барзани выразил согласие подписать соглашение о сотрудничестве с советским правительством в обмен на наши гарантии содействия в создании Курдской республики, которую Барзани видел прежде всего в районе компактного проживания курдов на стыке границ Северного Ирака, Ирана и Турции. Такие гарантии Барзани никто не дал, но советское правительство не возражало против создания курдского правительства в изгнании. В Политбюро даже витала идея создать демократическую партию Курдистана во главе с Барзани.

В апреле 1952 года Барзани, окруженный членами своей семьи и соплеменниками, обосновался в большом колхозе под Ташкентом. В Москве было решено, что курдам предоставят статус автономного района. Министерству госбезопасности предписывалось организовать для курдов военное обучение и оказывать содействие в установлении связей с зарубежными соотечественниками.

При этом попытки внедрить в окружение Барзани своих людей и завербовать кого-либо из курдов были успешно блокированы их службой безопасности. Был лишь один случай удачной вербовки одного младшего офицера, учившегося в нашей военной академии, но после возвращения в Ташкент он вскоре бесследно исчез. Видимо, его ликвидировали по приказу Барзани.

Симптоматично, что решения по курдскому вопросу всегда принимались исключительно на уровне Политбюро. Визу на курдских документах ставил Молотов и Вышинский. Именно они, кстати, настаивали на том, что этот вопрос должен быть рассмотрен в Политбюро по представлению Министерства госбезопасности, а не как совместное предложение Министерства иностранных дел и МГБ.

В мемуарах Судоплатова рассказан забавный случай, произошедший с ним и Барзани весной 1953 года. Барзани посещал лекции в военной академии, в которой занимался и Судоплатов. Однажды он увидел там Судоплатова в форме генерал-лейтенанта. Хитро подмигнув советскому диверсанту, он через своего переводчика, молодого лейтенанта, сказал: «Рад иметь дело с представителем советского правительства в столь высоком воинском звании».

По мнению Судоплатова, Барзани был достаточно умен, чтобы понять: будущее курдов зависит от того, как удастся сыграть на противоречиях между сверхдержавами, имеющими свои интересы на Ближнем Востоке. Судьбу Курдистана с точки зрения его интересов никогда не рассматривали в Кремле, как, впрочем, и в Лондоне, и Вашингтоне. И Запад, и нас интересовало одно - доступ к месторождениям нефти в странах Ближнего Востока.

Позднее курдской проблемой занимался Суслов. Он обещал Барзани всестороннюю поддержку в борьбе за автономию только ради того, чтобы с помощью курдов свергнуть шейха Нури Сайда в Ираке. Американцы, со своей стороны, также обещали Барзани поддержку, чтобы с его помощью свергнуть проанглийское руководство в Ираке и заменить его своими ставленниками, но в критический момент заняли выжидательную позицию, договорившись с англичанами.

Разменная монета

До второй половины 50-х годов курды были единственными нашими союзниками на Ближнем Востоке. Когда режим Нури Сайда был свергнут в результате военного переворота (при нашей поддержке), мы приобрели таких союзников, как Ирак, Сирия, Египет, которые с точки зрения геополитических интересов Советского Союза были куда важнее, чем курды. О курдах на время забыли.

Многие историки признавали, что трагедия курдов заключалась в том, что в интересах СССР и Запада (до известной степени также арабских государств и Ирана) курдов рассматривали как своего рода устрашающую силу в регионе или разменную монету в конфликтных столкновениях турецких, иранских и иракских правителей.

Однако никто из тех, кто использовал курдов в своих целях, на самом деле не собирался помогать им в создании их независимого государства. Ведь ни на Западе, ни в странах Арабского Востока никто не хотел, чтобы нефтяные месторождения Мосула оказались на территории независимого курдского государства и под его контролем.

Позднее карта курдов точно так же разыгрывалась советской разведкой в отношении Турции, где живет почти 20 миллионов курдов. Однако и здесь советские, а позднее российские спецслужбы не могли занять однозначную позицию.

Напомним, что до своего ареста 15 февраля 1999 года курдский лидер Оджалан некоторое время находился в России, где обращался к российским властям с просьбой о предоставлении политического убежища. Эта просьба была поддержана Госдумой РФ, однако российское правительство не предоставило Оджалану политическое убежище…

Езидский портал

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.0382 sec