Кому угрожает иранский уран?

16 августа 2005
Обсудим противостояние, в которое вступили с одной стороны Иран со своей ядерной программой, с другой стороны европейская тройка: Франция, Великобритания и Германия, а также МАГАТЭ и Соединенные Штаты, которые не хотят развития ядерной программы Ирана. На чьей стороне Россия в этом конфликте, не очень понятно. Давайте разбираться. Позиция России - это главный вопрос, который нам стоит обсудить. У нас в гостях Раджаб Саттарович Сафаров, генеральный директор Центра изучения современного Ирана.

- Итак, руководство МАГАТЭ приняло резолюцию по ядерной проблеме Ирана, в которой осудило, если отбросить всякие дипломатические околичности, возобновление этой программы. И в Иране эта резолюция была встречена крайне негативно. Я процитирую из "Тегеран таймс" начало статьи, посвященной этому: "Резолюция Совета управляющих МАГАТЭ, составлявшаяся под нажимом США и Евросоюза, демонстрирует резкое падение авторитетности международных организаций, в частности МАГАТЭ, вследствие шантажа неоколониальных держав". И дальше, соответственно, риторика про то, что мусульманский мир, Иран должны противостоять, должны использовать все имеющиеся у них аргументы, силы и средства для того, чтобы не допустить этого нажима на них. Иран хочет развиваться так, как ему самому хочется. Такая позиция Ирана представляет опасность для мира, для России? Раджаб Саттарович?

- Я бы сказал, что последняя резолюция МАГАТЭ не только осуждала позицию Ирана по этому вопросу, но на самом деле вынесла решение по поводу запрещения всяких работ по обогащению урана. Действительно, вы правы, что эта резолюция вызвала бурю негодования в Иране, поскольку ядерная энергетика в Иране уже давно превратилась в национальную идею для иранцев и Ирана в целом. И любое решение запретительного свойства напрямую воспринимается как посягательство на иранские национальные возможности. Все в Иране понимают, что Иран поступает законно. Является членом МАГАТЭ, членом движения нераспространения ядерного оружия, все свои действия и программы осуществляет под руководством и в присутствии инспекторов МАГАТЭ, и никаких нарушений нет. Они исходят из элементарной человеческой логики: мы это собираемся иметь для мирных целей. Раз мы это собираемся иметь для нашего народа, нашей промышленности, нашего будущего, кто имеет право, и вообще, кто взял на себя такое право запрещать нам это? От этого отталкиваются все возможные вопросы и ответы.

МАГАТЭ - это организация, которая контролирует это направление. Независимая, причем, организация. Если у МАГАТЭ есть претензии, МАГАТЭ должно предъявить эти претензии, доказать, аргументировать свои претензии. А просто явочным порядком взять и запретить отдельному государству - это, во-первых, говорит о несостоятельности и несамостоятельности МАГАТЭ, во-вторых, это говорит о том, что все-таки принципы двойных стандартов в отношении отдельных государств действуют, и, в-третьих, вообще процедура контроля над ядерными процессами и по поводу выработки всяких технологий уже ставится под сомнение, поскольку сама организация компрометирует себя такими решениями.

- 13 августа очередные инспекторы МАГАТЭ прибыли в Иран, к 3 сентября, если не ошибаюсь, они должны составить очередной отчет и представить его международной общественности. Но пока нет этого отчета, исходя из тех данных, которыми мы сегодня располагаем. Можно ли говорить о том, что если Иран начинает развивать свою ядерную программу, то это каким-то роковым образом меняет расклад сил, баланс, который сложился на сегодня, и, может быть, он действительно всех устраивает, не только на Востоке, не только в этой части земного шара, а по всему земному шару? Или это все-таки преувеличение, антипатии той или другой великой державы мира и навязывание своей воли? Вот что по этому поводу сказал Александр Хромчихин, заведующий аналитическим отделом Института политического и военного анализа.


- Роковым образом, конечно, ничего не изменится. Просто надо понимать, что процесс пошел, как говорил когда-то Михаил Сергеевич. Потому что, действительно, Иран имеет полное право развивать ядерную энергетику в мирных целях. При этом вряд ли есть хоть у кого-то сомнения, что из этих мирных целей вырастут военные. Причем тут тоже Иран можно понять, он уже понял по последним событиям в мире, что ядерное оружие - это лучший страховой полис во всяких мероприятиях типа иракского. Хотя при этом надо сказать, что пока американцы с Ираком не развяжутся, они ни на кого больше не нападут, просто у них сейчас нет для этого возможностей. Но другое дело, что как раз Иран получает временной лаг. Кроме того, вообще ядерные технологии - это технологии уже достаточно старые, и не надо питать иллюзий, что это будет монополия, скажем, на сегодняшний день восьми или девяти стран, которые имеют ядерное оружие. Оно все равно будет расползаться по миру обязательно. Ничего, очевидно, с этим поделать уже невозможно, хотя особой стабильности, конечно, это не добавляет.

- Раджаб Саттарович, вы настаиваете на том, что Иран развивает исключительно мирный атом, исключительно под контролем МАГАТЭ. Александр допускает возможность перерастания этой мирной ядерной программы в военную ядерную программу, и не без оснований, потому что примеры есть. Но давайте представим себе, что Иран действительно озабочен тем, чтобы у него был вот этот "ядерный страховой полис". Почему же, если Соединенные Штаты совершенно спокойно воспринимают появление ядерного оружия в Пакистане, по соседству, почему, если они совершенно спокойно воспринимают появление ядерного оружия в Индии и существование ядерного арсенала в Израиле, то почему тогда Ирану нельзя? Тем более что отношения между Израилем и Ираном напряженные. И в одном из сценариев, которые опубликованы, Чейни выступал, сказано, что Израиль может выступить инициатором такого конфликта с Ираном.

- Мой коллега Александр гипотетически представляет себе возможности Ирана иметь ядерное оружие как страховой полис, как он говорит, в международной политике. Мы исходим из высказываний духовного лидера Ирана, который категорически и многократно заявлял, что ядерные технологии нам нужны в мирных целях, и использование ядерной технологии для каких-то военных целей он запрещал и считал невозможным и не соответствующим морали исламской республики. И новый президент Ахмадинежад в своей инаугурационной речи тоже сказал, что мы никогда ядерные технологии не будем применять в военных целях и с целью военных действий не будем их развивать. Поэтому я полагаю, что задачи и духовного лидера, и президента - главы исполнительной власти Ирана поставлены однозначно. Я не думаю, что в Иране имеются структуры, которые имеют директивы от каких-то других учреждений и будут следовать им.

Я попробую ответить на ваш законный вопрос, почему американцы, почему западноевропейцы достаточно лояльно реагируют на присутствие ядерного оружия в том же Пакистане, который на самом деле гораздо более взрывоопасен и неконтролируем, в Индии, у союзника Соединенных Штатов - Израиля, у которого, по последним данным, имеется более 450 ядерных боевых головок, которые могут на самом деле в любой момент уничтожить весь Ближний и Средний Восток, и они даже неоднократно заявляли, что мы можем применить этот арсенал. И представьте себе геополитическое положение Ирана. Во-первых, постоянный, вечный конкурент - Турция, которая является членом НАТО. Десятитысячный контингент Соединенных Штатов в Саудовской Аравии. Ситуация в Ираке по соседству, в Эмиратах - стране, которая постоянно имеет какие-то претензии к Ирану. По логике вещей, если был бы более модернистский руководитель и более независимый, он бы поставил вопрос перед Советом Безопасности ООН о том, что его безопасности, безопасности его страны серьезно угрожает международная ситуация, международное окружение этой страны. И эта страна вправе иметь адекватную защиту...

- То вооружение, которое она считает нужным иметь.

- Если вы не хотите мне дать такое право, тогда я требую, чтобы, по крайней мере, эта зона была объявлена зоной без ядерного оружия. Но такого нет. Я считаю, что если у Ирана будет ядерное оружие, то совершенно очевидно, что баланс нынешний изменится совершенно радикально. Во-первых, совершенно очевидно, что позиция Америки на Ближнем и Среднем Востоке, в регионе Персидского залива, среди исламского мира, будет иметь жесткий и весомый противовес. (Это мы гипотетически представляем. Мы не говорим, что Иран к этому идет.) Во-вторых, наличие такого оружия будет серьезным поводом оперировать уже не только всякими мирными резолюциями ООН и Совета Безопасности, но и реальной силой, которая в международной политике иногда воспринимается гораздо эффективнее, чем просто миролюбивые заявления, которые имеются в кодексах мировых.

- Судя по сообщениям, которые приходят к нам на эфирный пейджер, можно сделать вывод, что симпатии многих слушателей на стороне Ирана, потому что Иран отстаивает свое право на самостоятельность. Если мы говорим не о симпатиях и антипатиях простых людей, а о позиции России как государства, как игрока на международной арене, можем ли мы сказать без обиняков, что у России совершенно четкая позиция по этому вопросу, что Россия проводит осознанную политику, при этом проводит ее, не скажу открыто, во всяком случае, умело?

- Я позволю себе небольшой экскурс. С чего это все началось? Иран настаивает на процессе достижения полного цикла обогащения ядерного топлива. Зачем это нужно Ирану? Если была бы ядерная станция, гораздо экономичнее и целесообразнее было бы это ядерное топливо завозить и после обработки, согласно подписанному Ираном с Россией дополнительному протоколу, возвращать, чтобы не вызвать подозрения у мирового сообщества, что облученное ядерное топливо, обогащенный уран может использоваться дальше по цепочке. Но если у страны имеется стратегическая программа: иметь десятки ядерных станций и развивать достаточно бурно, на современном уровне ядерную энергетику путем ядерных технологий, - то совершенно очевидно, что эта страна должна иметь полный цикл обогащения ядерного топлива для своего употребления. Иначе эта страна, имея огромные технологические возможности, будет зависеть от страны, которая производит ядерное топливо. Это немыслимо, это нелогично. И главное, неэкономично. А у Ирана имеется стратегическая программа построить в ближайшие 20 лет семь таких ядерных станций. Если не заложить основу сейчас, то цепочка, процедура нарушается. Это нанесет огромный ущерб национальной экономике Ирана.

Теперь о вашем вопросе про позицию России. Вообще у меня такое ощущение, что простому человеку, общественности совершенно не видно, какую позицию занимает Россия. Не видно высказываний конкретных политических наших деятелей в процессе обсуждения этого вопроса.

- Почему? Лавров все время говорит: мы поддерживаем МАГАТЭ.

-Это общие слова. Все поддерживают МАГАТЭ, поскольку это контролирующий орган. Но в чем заключается позиция России, исходя из интересов России, мало кто знает. И я считаю, что единственная страна, которая имеет особые интересы в Иране, это как раз Россия, поскольку производит этот объект, строит этот объект, и, если удачно все будет складываться, имеет хорошие перспективы получить другие контракты в этом направлении...

- И, соответственно, сможет загрузить свои предприятия иранскими заказами на долгие годы.

- Более того, я вам скажу, что в свое время именно Иран спас ядерную промышленность России. На 60 процентов все ядерные объекты России были задействованы именно заказами из Ирана. Франция могла, другие страны могли, европейцы могли при особых условиях, через третьи страны, это сделать - но выбрал Иран Россию. И еще предлагает: в случае удачной сдачи этого объекта можно рассчитывать на вторую, третью и четвертую очереди развития этого процесса. Казалось бы, наша страна заинтересована в развитии ядерных технологий и сотрудничестве с Ираном.

- Когда вы говорите "казалось бы", уже возникают сомнения.

-Но политическая позиция, решения России совершенно противоречат этим интересам и этим выгодам России.

- Пока что не очевидна позиция России и ее политика.

-Два дня тому назад фактически Россия присоединилась к резолюции МАГАТЭ, которая запрещает Ирану начать любое действие по обогащению урана.


Владимир Аверин,
Ведущий программы «Панорама»
Радио «Маяк», 15.08.05г.


Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.02996 sec