Резкая реакция Исламской Республики Иран на резолюцию Совета управляющих МАГАТЭ

Завод по конверсии урана в Исфахане

12 августа 2005
Вена, 12 августа 2005 года -- Исламская Республика Иран резко отреагировала на резолюцию Совета управляющих МАГАТЭ, принятую на экстренном заседании в четверг.

Как сообщил корреспондент ИРНА, представитель иранской делегации Сирус Насери выступил на вчерашнем заседании Совета управляющих МАГАТЭ после утверждения резолюции и заявил: «Сегодняшнее решение Совета управляющих, прежде всего, является вотумом недоверия Агентству и режиму Дополнительного протокола».

«Это начало дороги, которая ведет к нежелательному и необязательному противостоянию, в результате которого, как сказал сам господин Генеральный директор МАГАТЭ, в проигрыше окажутся все», - подчеркнул Насери.

Ниже приводится полный текст выступления Насери на экстренном заседании Совета управляющих МАГАТЭ:

«В чем была причина спора? На какой шаг отреагировал этот Совет? Какова причина этой реакции? В чем была ее цель? Каков результат? И что теперь поставлено под угрозу?

Существовавший вопрос был очень прост: Иран начал на одном из объектов деятельность в рамках положений МАГАТЭ, чтобы под контролем Агентства произвести необходимое сырье для ядерного топлива.

Позвольте повторить этот момент, с небольшой поправкой:

Одна неядерная страна-участник ДНЯО и дополнительного протокола начала деятельность, которая состоит в подготовке необходимого сырья для производства ядерного топлива под полным контролем МАГАТЭ.

Вот суть вопроса. Разве не так?

Кто-нибудь мог объяснить, как, вообще, этот вопрос превратился в проблему? Кто-нибудь объяснил, почему и по какой причине в экстренном порядке должен был быть созван Совет управляющих, чтобы обсудить вопрос? Кто-нибудь мог объяснить, что вызвало такое чувство опасности, приведшее к подобной торопливой реакции? Не думаю, что кто-либо здесь мог дать исчерпывающий ответ на эти вопросы.

Почему получается, что от Совета требуют отреагировать на действие, которое осуществляется в полном соответствии с ДНЯО и дополнительным протоколом и, в действительности, является ограниченной реализацией одного неотъемлемого права, права, которое, говоря простыми словами, не может быть ни у кого отнято.

Страны-инициаторы данного акта (принятия резолюции), на первый взгляд, поступили так с целью воспрепятствовать распространению ядерного оружия. На самом же деле, эти страны либо являются обладателями ядерного оружия, либо каким-то образом потенциально предусматривают его использование в целях своей безопасности. Они либо монопольные производители ядерного топлива, либо могут потенциально ими быть.

Вопрос: каким образом незначительное число сырья для ядерного топлива становится причиной обеспокоенности? И это притом, что некоторые из упомянутых стран, включая не обладающие ядерным потенциалом, сидят на десятках тонн выделенного плутония, который в любой момент может быть прямо превращен в атомное оружие.

Ответ прост: эти страны имеют незапятнанное прошлое в МАГАТЭ. Но при этом забывается то, что ни одна из этих стран не подвергалась давлению и угрозам санкциями - запретом на использование ядерных технологий. Теперь цель состоит даже в том, чтобы сделать еще один шаг от запрета и дойти до лишения права.

Этот документ (резолюция) подготовлен для Ирана, но если ИРИ примет его, он охватит все развивающиеся страны. К счастью, Иран не сделает этого. Иран в течение десятилетия станет производителем и поставщиком ядерного топлива.

Иран, подобно всем другим развивающимся странам-участницам ДНЯО, решительно отвергает использование ядерного оружия. Все, чего хочет Иран, это признание его права в соответствии с ДНЯО. Права, которое в течение двух десятилетий не признавалось за ИРИ, и это непризнание сыграло решающую роль.

Деятельность МАГАТЭ основывается на трех столпах:

1. Предоставление ядерных материалов и технологий в мирных целях

2. Защита материалов и объектов

3. Обеспечение ядерной безопасности

Первая задача МАГАТЭ поставлена под большой вопрос ради второй. Поэтому не удивительно, что американцы называют Агентство «сторожевым псом». Выражением, которое является унизительным и наносящим вред целостности МАГАТЭ.

Если принятые положения должны соблюдаться, то Агентство должно содействовать Ирану в реализации и развитии своего потенциала по производству топлива, это должно относиться и к вопросу с заводом UCF в Исфахане, это должно быть справедливым и для всех других развивающихся стран.

Мы понимаем, что МАГАТЭ не дают и не позволяют выполнять первый принцип деятельности, но самое смешное состоит в том, что сегодняшнее решение Совета управляющих попрало даже второй принцип Агентства.

Если Совет управляющих выражает обеспокоенность работой нашего объекта, которая осуществляется в соответствии с Дополнительным протоколом и при постоянном контроле инспекторов Агентства, что же тогда должен заявлять Совет по поводу большого числа объектов, которые не подконтрольны этому протоколу и распространены по всему миру, в особенности, в нашем регионе?

Американцы в течение долгого времени полагали, заявляли и действовали в соответствии с убеждением в том, что гарантии МАГАТЭ о соблюдении ДНЯО не надежны. Такой подход привел к тому, что эта страна менее чем два года назад развязала полномасштабную войну. Не является ли нынешняя ситуация возвратом к прошлому? К сожалению, должен сказать, это не так. Иран не Ирак, и США тоже уже не тот самозваный жандарм мира. Сегодняшнее решение МАГАТЭ, прежде всего, является вотумом недоверия Агентству и режиму Дополнительного протокола.

Это начало дороги, которая ведет к нежелательному и необязательному противостоянию, в результате которого, как сказал сам господин Генеральный директор МАГАТЭ, в проигрыше окажутся все.

Мы верим в МАГАТЭ и режим Дополнительного протокола. Мы продолжим сотрудничество с МАГАТЭ. Мы будем вести свою деятельность полностью в рамках норм протокола.

Работа завода по конверсии урана в Исфахане останется под полным контролем МАГАТЭ, и продукция предприятия будет маркироватся представителями Агентства.

Одним словом, мы будем выполнять все свои обязательства перед МАГАТЭ, осуществляя программу производства ядерного топлива. Поэтому обеспокоенность по этому поводу абсолютно беспредметна.

Мы не согласимся ставить под вопрос репутацию Агентства, чего требует принятая резолюция. Этот документ, по сути, является проявлением недоверия к МАГАТЭ и режиму протоколов.

На основании просьбы Генерального секретаря ООН и генерального директора МАГАТЭ о возврате к переговорам, вопреки всей этой шумихе, мы заявляем о готовности к переговорам, переговорам без предварительных условий и основанных на доброй воле».

ИРНА

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03609 sec