Лишние в своем отечестве

18 июля 2005
Много уже написано о проблемах оралманов. Так называют казахов, живших в других странах, и переселившихся на свою историческую родину. Не последнюю роль в их решении вернуться в Казахстан сыграла пропагандистская шумиха, устроенная официозом и обещания “лучшей доли”.

Тысячи людей сорвались с насиженных мест в надежде обрести новую счастливую жизнь на своей исторической родине, провозгласившей независимость и принципы уважения прав человека. Но реальность оказалась плачевной. Бюрократическая система сыграла злую шутку с оралманами, заставив их пройти все круги бюрократического ада при оформлении гражданства, получении льгот и пособий и обеспечении достойной жизни. Их мытарства по чиновничьим кабинетам, бесчисленные обманы и поборы, жизнь мало похожая на человеческую - это отдельная страница казахстанской новой истории.

Сегодня, несмотря на заявления с высоких трибун о необходимости внимательного отношения к оралманам, они продолжают оставаться чужими на своей родине. О жизни “лишних” граждан повествует предлагаемый материал, составленный на основе поездки правозащитницы Татьяны Киселевой в один из поселков Южно-Казахстанской области.

Введение

21 апреля 2005 г. в Южно-Казахстанский филиал Казахстанского Международного бюро по правам человека и соблюдению законности (ЮКФБ) обратилась гражданка Д, сообщившая, что в посёлке Достык, Туркестанского района, Южно-Казахстанской области (ЮКО) проживают оралманы, возвратившиеся на историческую родину из стран дальнего зарубежья: Ирана, Афганистана и Пакистана.

По словам Д., все оралманы были включены в квоту иммиграции разных лет. Оралманам выделили старые, неприспособленные для жилья, дома. В семьях оралманов много больных, инвалидов. У оралманов много других проблем, которыми власти района не занимаются.

Д. показала письмо от оралманки К., в котором рассказывалось о проблемах и трудностях, с которыми столкнулась ее семья после переезда в Казахстан. В письме рассказывалось, что ее семья приехала в Казахстан в 1993 году из Ирана.

В соответствии с квотой иммиграции оралманов, семья К. была направлена в Карашокский сельский округ Кербулакского района Алматинской области. В то время в семье было 6 несовершеннолетних детей. В 1994 году семья переехала в Туркестан. Дом им не выделили. В посёлке Достык они своими силами построили времянку без фундамента, потолок которой закрыли мелкими кусками досок, пола нет. “Если идёт дождь, вода через потолок протекает в дом, и мы всей семьёй пережидаем на улице. Ежегодно с осени по май в доме сырость. Времянка находится в аварийном состоянии. Как переехали в Казахстан, мы не получали никакой помощи. Все члены семьи голодные, без одежды”. В 2001 г. супруг К. скончался. После его смерти К. неоднократно обращалась в акимат, но жильё ей не выделяют, объясняя, что пока нет такой возможности.

Для наглядности к письму были приложены цветные фотографии, свидетельствующие об аварийном состоянии жилища.

25 мая 2005 года юрист ЮКФБ, Татьяна Киселева, посетила посёлок Достык Туркестанского района с целью изучения условий жизни оралманов и оказания им правовой помощи. Во время визита в посёлок Достык юрист ЮКФБ посетила 25 домов оралманов, поговорив с их хозяевами и соседями. Юрист также посетила детский сад в Туркестане, где в настоящее время живут 4 семьи оралманов. Общие проблемы, озвученные оралманами, проживающими в поселке Достык, отражены в отчете, который Татьяна Кисилева составила по возвращении.

Из отчета

…Посёлок Достык расположен вдоль трассы Шымкент – Туркестан. Расстояние от трассы до посёлка составляет примерно 300 метров. Ближайшими населенными пунктами являются г.Туркестан, расположенный в 50-ти километрах от поселка Достык и село Старый Икан, расположенное в 20-ти километрах от поселка. Регулярного транспорта до ближайших населенных пунктов нет, поэтому жители поселка вынуждены добираться туда на попутных машинах, идущих по трассе, либо на маршрутных такси, следующих из Шымкента в Туркестан. Стоимость проезда до г.Туркестана в маршрутном такси составляет100-150 тенге; до села Старый Икан, в котором расположен акимат п.Достык - 50-70 тенге.

Посёлок застроен в основном саманными домами, большинство из которых не имеют фундамента. Многие дома в аварийном состоянии. При наружном осмотре почти у всех домов облуплена штукатурка, у саманных домов стены в глубоких трещинах, глина местами отвалилась. Крыши покрыты битым шифером, некоторые дома покрыты старым рубероидом. В домах без фундаментов, стены потеряли устойчивость, под них установлены подпорки. Несколько домов совершенно не пригодны для проживания.

Дома, которые были выделены семьям оралманов, за 10-12 лет пришли в негодность. Сделать капитальный ремонт домов оралманы не могут, потому что у них нет для этого средств. Средств они не имеют, потому что у них нет стабильного дохода из-за отсутствия постоянной работы.

Те оралманы, которые, ожидая выделения жилья, построили себе временные дома из глины без фундамента, живут в них, опасаясь быть заваленными, либо укушенными скорпионами. Кроме того, оралманы рассказали, что дома они строили за свой счёт, помощь от акимата г.Туркестана им оказана не была.

Оралманы также рассказали, что за время проживания в Казахстане их дети выросли, создали свои семьи. Но из-за отсутствия жилья продолжают жить с родителями. В маленьком двухкомнатном доме, порой живут под одной крышей до 16-18 человек: и старики, и младенцы, и подростки, и супружеские пары.

В домах оралманов стоит стойкий запах сырости. Со стен осыпается глина. По дому ползают мокрицы и другие насекомые. Были случаи, когда жителей таких домов кусали скорпионы. Рамы одинарные. В нескольких домах в окнах нет стёкол. Окна на зиму были затянуты несколькими слоями полиэтиленовой плёнки. Во всех домах нет пола.

В некоторых домах, даже отсутствуют двери. Дверные проёмы таких домов завешаны несколькими старыми одеялами.

В большинстве домов на потолках на поперечных балках лежит хворост, который в некоторых домах закрыт фанерой, листами ДВП или плотной тканью. Такие потолки протекают, обваливаются. Несколько домов в посёлке настолько пришли в негодность, что угрожает жизни живущих в них людей. В настоящее время четыре семьи оралманов живут у соседей, которые пустили их к себе только до наступления зимы. Одна семья переселена в г.Туркестан, в бывший детский сад.

В поселке мало деревьев; растут, в основном карагачи.

Улицы посёлка не заасфальтированы, не засыпаны гравием. По словам жителей посёлка, в дождь и во время таяния снега по дорогам невозможно ходить, поскольку обувь глубоко увязает в грязи и быстро приходит в негодность.

Освещение на улицах посёлка отсутствует.

Единственный имеющийся в поселке телефон установлен в здании школы, поэтому доступа к нему в ночное время и в выходные дни не имеется. В случае, когда необходима экстренная медицинская помощь, жителям посёлка приходится выходить на трассу и ловить попутный транспорт.

Однако самой серьезной проблемой, на которую жалуются жители поселка, является отсутствие воды. За водой им приходится ходить в чайхану, которая расположена в 500 метрах от поселка. Составив на телеги фляги, бидоны и другие ёмкости, жители идут через трассу, поскольку чайхана расположена на другой ее стороне. Жителям дальнего конца поселка, чтобы сходить за водой приходится проделывать путь в 1 километр.

Из-за отсутствия воды жители не выращивают фруктов и овощей. Во дворах отдельных домов были вскопаны огороды. По словам хозяев, они посадили арбузы и дыни, не требующие обильного полива. Однако бахчевые они посадили не для себя, а на продажу, чтобы накопить хоть какие-то деньги на зиму.

По причине отсутствия воды не все жители посёлка держат скот, разводят птицу. В некоторых дворах, где имеется скот, выкопаны колодцы. Но этой водой поят только скот, для полива огорода её не хватает, для питья она не пригодна. Да и колодцы выкопали только те семьи, в которых имеются здоровые мужчины.

В поселке нет ни индивидуальных бань, ни общей. По словам жителей, в холодное время года они почти не моются, а летом моются дома в корытах не чаще двух-трёх раз в месяц. Лишь немногие жители посёлка могут позволить себе такую роскошь, как несколько раз за лето съездить в баню, расположенную в селе Старый Икан.

В посёлке имеется 11-летняя школа. Здание школы одноэтажное, снаружи добротное, хорошо отштукатуренное, побелённое. В день посещения посёлка юристом в школе был последний звонок, поэтому с директором школы побеседовать не удалось. Учителя рассказали, что школа в полном объёме снабжается учебниками, соответствующими современной школьной программе, что в дальнейшем подтвердили и сами оралманы. В кабинетах физики, химии, информатики есть всё необходимое для преподавания этих предметов. На вопрос юриста о посещаемости учениками школы, учителя ответили, что до 7-8 классов ученики еще стараются учиться и регулярно ходят в школу. Но в старших классах посещаемость резко падает, ухудшается успеваемость. Учителя это связывают с тем, что ученики старших классов не видят смысла в посещении школы, потому что продолжать свою учёбу они вряд ли смогут из-за трудного финансового положения своих родителей.

Со слов родителей учеников, выпускники школы в основном остаются в посёлке. Из-за неимения профессии, они вынуждены ездить в г.Туркестан и подрабатывать на базаре носильщиками, либо копать огороды у жителей города, а также другим физическим трудом. Важно отметить, что ни сами оралманы, ни их дети не знают, что в Туркестане есть профессиональные училища, что можно встать на учёт по безработице в отделе занятости и бесплатно обучиться профессии на курсах, организованных при этом отделе.

В поселке имеется фельдшерско-акушерский пункт (ФАП), который относится к сельской больнице в Старом Икане. Первую медицинскую помощь жителям посёлка оказывает фельдшер, которая живёт здесь же, в пристройке к ФАПу. ФАП расположен в небольшом здании, состоящем из двух комнат: комнаты, где ожидают приёма больные, и комнаты, где непосредственно проходит приём пациентов. Печек в комнатах нет. Зимой фельдшер обогревает помещение электрокамином. За водой фельдшер ходит в чайхану, которая находится от ФАПа на расстоянии более 500 метров. Большой запас воды она сделать не может, потому что в ФАПе необходимо пользоваться только свежей водой.

В комнате, где ведётся приём пациентов, на стене висит шкафчик с ячейками, в которых разложены медицинские карточки жителей посёлка. Стоит стол и стул для фельдшера, кушетка для пациента. Также стоит шкаф, в котором, по словам фельдшера, имеется необходимый набор лекарств для оказания экстренной медицинской помощи. Аптеки в посёлке нет. За лекарствами, даже самыми простейшими (цитрамон, анальгин, корвалол, йод, бинты) жители посёлка вынуждены ехать в аптеку в Туркестан или в Старый Икан.

На приём к врачу оралманы ездят в участковую сельскую поликлинику, а в более сложных случаях обращаются в районную поликлинику в Туркестане. Назначенные врачами лечебные процедуры (уколы, капельницы) оралманам делает фельдшер.

В случае необходимости оказания экстренной медицинской помощи, бригаду “Скорой помощи” в посёлок вызвать практически невозможно по причине существования одного телефона во всем поселке. Были случаи, когда фельдшер была вынуждена принимать роды на дому в антисанитарных условиях.

Со слов фельдшера, в настоящее время в посёлке 98 дворов, в которых проживает 635 человек. Население постоянно увеличивается, потому что многие женщины посёлка чуть ли не каждый год рожают, что отрицательно сказывается как на здоровье женщин, так и на здоровье детей. Работа с женщинами по планированию семьи не проводится. Также фельдшер рассказала, что зимой, из-за дефицита топлива в домах топится печка только в одной комнате, в которой весь холодный период года живёт вся семья (необходимо учесть, что в семьях орламанов, живущих в посёлке почти нет семей меньше 6-7 человек). В самое холодное время оралманы помещают скот в свободных комнатах своих домов. Они понимают, что это является предпосылкой к возникновению инфекционных болезней, но по-другому поступить не могут, поскольку в противном случае останутся без скота.

Работы в посёлке Достык нет. Чтобы прокормить семью, оралманы вынуждены ездить в Старый Икан или в Туркестан в поисках временной, разовой работы. Профессий, востребованных на рынке труда в той местности, жители посёлка Достык в основном, не имеют. В отделе занятости и социальных проблем акимата Туркестана они не зарегистрированы как безработные. С ними не проводится работа по обучению их каким-либо специальностям.

Оралманы пенсионного возраста пенсии не получают, потому что у них нет стажа работы в Казахстане. Им платят социальное пособие в сумме 2900 (две тысячи девятьсот) тенге. И эти деньги, порой, являются единственным материальным доходом всей семьи, в большинстве случае, довольно многочисленной.

Многодетным семьям, которые держат скот или разводят птиц, отказывают в назначении пособия на детей. Работники отдела занятости и социальных проблем акимата Туркестана объясняют это тем, что получаемые от коровы молоко и яйца от кур считаются доходом семьи. Но оралманы не продают молоко и яйца. Если учесть и то, что корм для коровы и зерно для кур оралманы вынуждены покупать, то содержание всей этой домашней живности никакого дохода семье не приносит. Детям, кроме молока и яиц, нужен ещё и хлеб, который нужно покупать (не говоря уже о фруктах и овощах); также необходимы одежда и обувь.

Вид у жителей посёлка, с которыми беседовала юрист ЮКФБ, уставший, отрешённый, даже можно сказать, безразличный (они уже никому и ничему не верят). Одежда на них старая, поношенная. Обувь стоптанная, на некоторых не по сезону: сапоги, демисезонные туфли.

В посёлке много инвалидов как среди взрослых, так и среди детей, которые не имеют группу инвалидности, и поэтому не получают пособия. Как рассказали родственники инвалидов, чтобы оформить группу инвалидности, их нужно положить в больницу на обследование. Но для этого в семьях нет денег.

Большинство семей оралманов, проживающих в посёлке, многодетные. Лишь в нескольких семьях 3-4 ребёнка. В остальных от 5 до 11 детей. Дети худые, не по возрасту низкорослые, отстают в физическом развитии. У некоторых детей, особенно малолетних, по выражениям лиц можно определить психические отклонения. А женщины продолжают рожать.

В беседе с юристом ЮКФБ оралманы рассказали, что большинство из них приехали в Казахстан в период с 1993 г. по 1998 г. по квоте иммиграции оралманов из Афганистана, Ирана, Пакистана. В соответствии с квотой иммиграции были расселены в Карагандинскую, Костанайскую, Алматинскую и другие области. В областях, куда их распределили, они получили только деньги на возмещение расходов по проезду к месту жительства и провоз багажа. Индивидуальным жильём обеспечены не были. Расселены были в детских садах, школах, старых, непригодных для жилья домах, в которых в окнах не было стёкол, отопления. Поэтому оралманы постоянно мёрзли. В силу того, что климатические условия в странах исхода оралманов сильно отличаются от тех областей, в которые их расселили после приезда (в странах где они проживали намного теплее) многие оралманы стали болеть и были вынуждены, спустя месяц после приезда, переехать на юг в Южно-Казахстанскую область. По словам оралманов, перед отъездом в ЮКО им были выданы справки, подтверждающие, что они не получали жилья. Эти справки (оригиналы) они передали главному специалисту отдела занятости и социальных проблем акимата г.Туркестан.

В настоящее время почти все жители посёлка Достык приняли гражданство Республики Казахстан.

Несмотря на то, что согласно Закону РК от 20.12.04 г. № 13-III из Закона РК “О миграции населения” была исключена ст. 29, за жителями посёлка Достык - гражданами РК, сохраняется право на льготы, которыми они ещё не воспользовались. Со слов оралманов, они каждый год обновляют документы на включение их семей в квоту иммиграции оралманов, которые сдают главному специалисту отдела занятости и социальных проблем акимата г.Туркестан. Но ни жилья, ни скота, обещанных им при переезде на историческую родину, большинство из них не получили до настоящего времени.

Оралманы говорят, что работники отдела занятости и социальных проблем акимата города Туркестана, по долгу службы занимающиеся решением их проблем, просят у оралманов деньги, обещая выделить жилье. Оралманы и рады бы дать им требуемую сумму, но денег у них нет.

Оралманы рассказали, что в странах своего исхода они имели хорошие дома, работу, стабильный доход. Старики получали пенсию. Некоторые оралманы имели в личной собственности различные мастерские (ковровые, швейные, сапожные и т.д.). В начале 90-х годов к ним стали приезжать представители Правительства Казахстана и уговаривать переехать на историческую родину, обещая переселенцам, что им будут возмещены расходы на переезд, выделены хорошие дома и квартиры, семьям, пожелавшим поехать в сельскую местность, выделят скот (лошадь, корову, 5 баранов, домашнюю птицу). На самом деле, большинство из них ничего не получили.

Семья Касымулы Ниматуллы в настоящее время проживает в здании бывшего детского сада Туркестана. Касымула приехал с семьёй в РК в 1993 году. У них было трое малолетних детей. Из них два ребёнка родились уже в Казахстане. Жильё ему не выделили. Дом построил сам из глины, без фундамента. В доме было холодно, печку топили только в одной комнате, где зимой жили всей семьёй. Один ребёнок умер от переохлаждения.

В комнате детского сада, где в настоящее время живут оралманы, нет печки. Зимой они ставили железную печку – буржуйку, что создавало опасность возникновения пожара. Но тепла от этой печки было мало, потому что она быстро остывала, когда её переставали топить. Оралманы, особенно их дети, зимой часто болели.

Жена Касымулы страдает психическим расстройством. Однако группу инвалидности ей не установили, т.к. она не прошла обследование в больнице в силу отсутствия финансовых возможностей. Старший сын также страдает психическим расстройством и в настоящее время находится в инвалидном доме для психохроников.

Кроме семьи Касымулы, в детском саду живут ещё три семьи оралманов, одна из них - приехала по квоте иммиграции оралманов из Турции в 1993 году. Все семьи оралманов, проживающих в детском саду, многодетные. Часть детей родились уже в Казахстане. Со слов оралманов, здание детского сада кто-то выкупил, а оралманам предложили освободить помещение. Причём, взамен им никакого жилья не предлагают.

Семья Кенжебая Артыкулова приехала в Туркестанский район ЮКО по квоте иммиграции в 1993 г. из Ирана. Кенжебай инвалид по зрению (совершенно слепой) и получает пособие по инвалидности. У супруги Кенжебая один глаз затянут бельмом. Кроме того, она перенесла несколько операций на внутренних органах. Супруга также получает пособие по инвалидности. Другого дохода семья, в которой 4 детей, не имеет. Скота и прочей домашней живности семья не держит. В настоящее время с родителями проживают двое несовершеннолетних детей.

В 1993 г. семья Артыкуловых, в которой на тот момент было 4 несовершеннолетних детей, получила дом в посёлке Достык. Дом уже в то время был старый и требовал ремонта. Как рассказал Артыкулов К., они сами два раза делали ремонт, но сейчас дом ремонту уже не подлежит, поскольку при кладке кирпичных стен использовалась глина вместо цемента. В результате дождей глина между кирпичами вымылась, дом осел, имеется угроза падения потолка, состоящего из железобетонных плит.

По поводу ремонта своего дома Кенжебай неоднократно обращался в акимат Туркестана. Там его попросили, чтобы он не писал заявление, пообещав приехать и решить проблему. Пока ждали комиссию, своими силами с помощью соседей установили бревно – подпорку под потолок. После, приехавшие члены комиссии, увидев в каком состоянии находится дом, прислали рабочих, которые подпёрли плиты ещё тремя бревнами. При этом акт обследования состояния дома составлен не был. Уезжая, члены комиссии пообещали после окончания дождей дом отремонтировать. Оралманы до сих пор ждут обещанного!

(Справка) После посещения поселка Достык юрист ЮКФБ встретилась с начальником отдела занятости и социальных проблем акимата города Туркестан Арысбековым, который сообщил, что перед приездом первой волны оралманов в 1992-1993 годах, руководителям, ещё существующих в то время колхозов и совхозов, было дано указание построить по нескольку домов на территории, посёлка Достык. Дома были построены с соблюдением строительных норм. Орламанов, приехавших в то время согласно квоте иммиграции в Туркестанский район, поселили в эти дома. Оралманам, которые приехали позже, домов не хватило, и они стали строить себе дома сами. Акимат Туркестанского района выделил им стройматериалы.

(Дополнение к теме) …Из бесед с гражданами, обратившимися за консультациями в Южно-казахстанский филиал Бюро по правам человека, выяснилось, что у оралманов, прибывших из дальнего зарубежья (в основном из Афганистана) в г.Кентау, такие же проблемы, как и у жителей посёлка Достык. Их точно также поселили в старые, брошенные в своё время бывшими жильцами, квартиры. В квартирах нет отопления, водопровода и канализации. В окнах не было стёкол, в некоторых квартирах были сняты двери. По информации обратившихся к правозащитникам, в городе зафиксированы факты смертей детей-оралманов от переохлаждения…

(Послесловие) Как такое может быть в стране, где от избытка нефтедолларов перегрев экономики? Правительство ломает голову, куда девать деньги и складывает их в Резервный фонд на черный день. Но для многих оралманов их сегодняшняя жизнь и есть черный день. Или деньги для поддержки оралманов все же есть, но чтобы их получить нужно просто дать “на лапу” чиновникам от которых это зависит? Есть еще один вариант – разобраться с самими этими чиновниками, по вине которых сотни граждан Казахстана стали лишними людьми.

Материал подготовила Виктория Тюленева

Навигатор-2

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03552 sec