Гегам Гарибджанян: Армения не безучастна к активности ирано-российских отношений

24 марта 2005
ИА REGNUM: Г-н Гарибджанян, в связи с тем, что Ваше назначение на пост заместителя министра иностранных дел Армении произошло совсем недавно, нельзя ли уточнить, какие именно сферы Вы будете курировать?

На пост замминистра ИД Армении я был назначен указом президента от 13 января 2005 года. В связи с этим произошло некоторое разделение полномочий заместителей министров. Я буду курировать управление Ближнего и Среднего Востока, Африки, управление по странам СНГ, управление международной экономики, юридическое управление, а также внутриреспубликанские связи.

ИА REGNUM: Вы совсем недавно вернулись из Ирана... Каков уровень армяно-иранского сотрудничества, по Вашей оценке? Насколько серьезны прогнозы, относительно вероятности нанесения ударов со стороны США по этой стране? Просчитывает ли армянская сторона возможное развитие подобного сценария американо-иранской полемики?

Должен сказать, что Иран - соседняя и дружественная нам страна. Связь между нашими странами на протяжении почти всего 20 века была опосредованной - через Москву, хотя реально нам достаточно было лишь перейти с одного берега реки Аракс на другой. Лишь после обретения Арменией независимости, мы получили возможность развивать отношения с Ираном непосредственно. Более того, Иран - одна из первых стран, признавших независимость Армении, а в 1992 году в Ереване и Тегеране были открыты посольства. Тут важно осознавать, что соседями не становятся в результате решения каких-то политических задач - этот статус предопределяется Богом, и, хочешь или не хочешь, а отношения с соседями поддерживать надо. За последние годы в армяно-иранских отношениях зафиксированы серьезные политические достижения, вплотную к ним приблизилось и сотрудничество в экономической сфере. В перспективе мы должны углублять наши дружественные отношения.

В 90-ых годах в Армении бытовало мнение, что развитие отношений с Ираном может вызвать недовольство Запада. Но, как показала жизнь, сегодня уже могучий Запад хочет развивать отношения с этой страной. Самый свежий пример - недавнее заявление президента США Джорджа Буша о том, что Вашингтон при определенных условиях готов снять санкции с Ирана и содействовать этой стране в процессе вступления в ВТО. Должен сказать, что Иран - как региональная держава - действительно обладает мощным потенциалом. Это та держава, которая ведет очень сбалансированную региональную политику. Доказательств тому масса. Я не хочу затрагивать карабахскую тематику, хотя, общеизвестно, что и в этом вопросе Тегеран с первых же дней занял сбалансированную позицию. Хочу также отметить, что Иран, имея определенные проблемы с рядом стран Залива, например, как по поводу самого названия "Персидский залив", так и вокруг некоторых островов, никогда не позволяет себе выступать с воинственными заявлениями, делая ставку, в первую очередь, на переговорный путь решения всех проблем. Не можем мы также забыть, что в 90-ых годах Иран стал для Армении своеобразной "дорогой жизни", позволив преодолеть множество проблем. Прокинутый тогда через Аракс передвижной мост сегодня заменен стационарным аналогом. Сравнить его можно разве что с "дорогой жизни" для жителей блокадного Ленинграда во время Великой Отечественной Войны.

Не могу не отметить и схожесть между Ираном после исламской революции и Арменией в последнее десятилетие 20-го века. Иран, будучи в блокадной ситуации и в состоянии войны с Ираком, в конце концов, сумел развить свою экономику. Сегодня я с уверенностью могу утверждать, что в экономике Ирана применяются технологии 21 века, в чем я сам убедился, посетив ряд предприятий. И если во время прежних властей в Иране в производство продукции осуществлялось за счет импортируемых запчастей, то сегодня это страна развивает и наращивает тяжелую промышленность.

Армяно-иранские экономические отношения пережили серьезный рост, чему в немалой степени способствовало политическое решение лидеров двух государств. И если торгово-экономические отношения между двумя странами в прошлом были представлены, грубо говоря, на уровне мелкооптового рынка, то сегодня, говоря об экономическом сотрудничестве между Арменией и Ираном, мы подразумеваем газопровод, прокладку новой дороги, строительство высоковольтных линий электропередачи. Одним словам, экономические отношения пережили значительный рост и продолжают развиваться. Официальный визит президента Армении Роберта Кочаряна в декабре 2001 года в Иран и сентябрьский визит президента Ирана Мохаммада Хатами в Армению стали в этом смысле переломными. Главы государств четко и прагматично наметили те пути развития, по которым должны пройти страны. Вместе с тем, я не исключаю некоторого замедления на фоне предстоящих в Иране президентских выборов. Но в начале апреля будут активизированы строительные работы на газопроводе Иран-Армения и, уверен, поскольку лично присутствовал на переговорах, что 1 января 2007 года иранский газ поступит в Армению. В итоге, при продолжительном наращивании взаимосвязи экономик двух стран, изменений в двусторонней политике не будет.

Что касается ваших опасений... Уверен, что ударов по Ирану не будет. Некоторые аналитики проводят параллели между Ираком и Ираном, что, по мне, неуместно. Территория Ирана достигает 1,6 млн. кв. м, эта страна обладает развитой экономикой и, самое главное, Тегеран всегда стремится к переговорам, всегда готов для достижения успеха пойти на определенные уступки. И вышеназванное заявление президента США, которым он предлагает эти уступки, означает понимание, что любая чрезвычайная ситуация станет катализатором волны, которая рикошетом ударит по всем странам региона. Поэтому, думаю, что мы должны быть оптимистичны и, в рамках наших возможностей, содействовать решению проблем, а не заведению их в тупик.

ИА REGNUM: На фоне последних событий иранская сторона стала больше говорить о необходимости создания системы региональной безопасности, которая предполагает создание специальной структуры. В частности, такая мысль прозвучала в ходе визита в Иран министра обороны Армении Сержа Саркисяна, а точнее во время его встречи с председателем Высшего совета национальной безопасности ИРИ Хасаном Роухани. Как Вы думаете, какую позицию в этой структуре должна занять Армения и примет ли она вообще участие в этой инициативе?

Должен сказать, что я сам был участником этих переговоров. Инициатива возникла вовсе не во время указанного визита. За последние четыре года в ходе каждой встречи говорилось не о необходимости создания подобной структуры, а были озвучены предложения об организации встреч Секретарей совбезов стран региона. От Армении Хасан Роухани получил положительный ответ. Насколько известно, подобный подход продемонстрировали также Азербайджан, Грузия, Турция, Казахстан и Россия. Поскольку Армения в основе своей политики придерживается понятия "мирный переговорный процесс", то мы однозначно выступаем за открытость такого форума для всех заинтересованных сторон. Инициативы о создании системы региональной безопасности не новы. Если помните, в свое время были предложения создать ее по формату 3+2 (Азербайджан-Армения-Грузия + Иран-Россия), 3+3+2 (Азербайджан-Армения-Грузия + Иран-Турция-Россия + США-ЕС). Тогда мы также высказали свою положительную реакцию.

Армения официально присоединилась к МТК "Север-Юг". Однако в условиях простоя абхазской части Транскавказской железной дороги, участие в проекте, кажется, носит формальный характер. Просматривается ли возможность альтернативной стыковки к МТК, допустим, посредством прокладки прямой железнодорожной связи с Ираном?

Такая дорога сегодня фактически существует - это Армения - Нахичевань (Азербайджан) - Иран, другое дело, что она тоже не функционирует. Обсуждается также вариант прокладки железной дороги Ирана через Капан (Армения) в Ехегнадзор (Армения). Однако, в конце концов, экономические расчеты всегда берут верх, насколько бы не превалировали политические задачи, без чисто экономической пользы в 21 веке ни один проект не выживает.

Сегодня мир изменился и, думаю, Армения заметно увеличила свою активность в проекте "Север-Юг". По всем направлениям очень активно работает армяно-иранская межправительственная комиссия. Отмечу, что два года назад Иран распустил множество совместных экономических межправкомиссий, оставив только десять, в числе которых и армяно-иранская комиссия, поскольку результаты ее работы действительно налицо. Думаю, что МТК "Север-Юг" обязательно станет реальностью, поскольку развитие, в особенности, в российско-иранских взаимоотношениях, очевидно. Могу сказать, что за последние 400 лет такого высокого уровня сотрудничества между Ираном и Россией не было. В мою бытность послом в Иране, я имел возможность удостовериться, что делегации Ирана и России обмениваются визитом по несколько раз в месяц. Это говорит о беспрецедентной активности ирано-российских межгосударственных отношений, к чему не безучастна и Армения. Кроме того, важно, что Иран сам заинтересован в развитии отношений с Арменией.

ИА REGNUM: Как известно, Иран и Украина ведут переговоры по прокладке трансконтинентального газопровода (Иран-Армения-Грузия-Россия-Украина или Иран-Армения-Грузия-Черное море-Украина). У Армении есть шанс превратиться в транзитную страну для иранского газа?

Подобная задача должна быть решена не в ходе переговоров Иран-Украина - вопрос, на самом деле более широкий. О возможных маршрутах в ходе заседания третьей ирано-украинской энергетической комиссии говорилось постольку, поскольку говорилось о самом проекте. Думаю, что Иран любыми путями будет пытаться экспортировать свой газ, поскольку одно дело что-то иметь, другое - получать от этого пользу. Иран, являясь вторым в мире по запасам газа государством, сегодня не имеет возможности экспортировать его. Думаю, в перспективе к переговорам должна быть подключена и Россия, поскольку здесь встает не только вопрос политики и рынка, но и реального развития коридора "Север-Юг".

ИА REGNUM: Насколько реальны прогнозы об открытии армяно-турецкой границы, и к чему вообще может привести открытая граница с Турцией? Ведь, в принципе, позиция Армении однозначна - Ереван готов открыть ее без предусловий.

Несомненно, границу закрывали не мы. Мы всегда говорили, что готовы без каких-либо предусловий открыть ее. Вообще, регион похож на тело, а закрытое сообщение между конкретными органами этого тела, неминуемо ведет к проблемам. Речь идет о безработице, эмиграции - причем, эти проблемы актуальны как по эту, так и по ту сторону границы. Возьмите хотя бы села вокруг Мегри (армяно-иранская граница). Это был довольно отсталый регион, однако после установления дипломатических отношений и открытия границы с Ираном, за счет приграничной торговли и контактов, здесь наблюдается довольно серьезный прогресс. Возвращаясь к отношениям с Турцией - необходимы изменения психологии и мышления по ту сторону границы. Считаю, что позиция Армении единственно верная - в 21 веке закрытая граница похожа на неизлечимую болезнь. Естественно, отсутствие дипломатических отношений с Турцией, несет Армении определенные экономические потери. Но, я уверен, что в перспективе, как Германия в свое время попросила извинения от Израиля и еврейского народа, так и турки, хотят они того или нет, тоже попросят у нас прощения - ведь правда одна. И мы готовы помочь своему соседу преодолеть эту проблему.

ИА REGNUM: В качестве предусловия открытия границы Турция выставляет ряд требований, в том числе, касающиеся Нагорного Карабаха и отказа Армении от усилий по международному признанию Геноцида. Сегодня, кажется, вопрос Нагорного Карабаха отодвинут на задний план, но остается вопрос Геноцида. Некоторые политические силы заявляют, что в этом вопросе нам стоит поубавить активности. Как Вы думаете, стоит ли для разблокирования армяно-турецкой границы, закрыть глаза на историческую правду?

Заявление о готовности установить с Турцией дипломатические отношения без предусловий, в некотором смысле, уже является уступкой с нашей стороны. Говоря о требованиях Турции, нельзя не заметить, что изначально их было гораздо меньше, в процессе же они лишь увеличились. Таким образом, к подобным вопросам стоит отнестись с изрядной долей сдержанности. Каждая политическая сила ставит и решает свои вопросы, но Армения, которая руководствуется своей Конституцией, начертила четкий путь, который и должна пройти. Мы готовы установить с Турцией отношения без предусловий, открыть границы, а к следующему шагу приступим только после решения этих вопросов.

ИА REGNUM: Сегодня Грузия пытается установить серьезные экономические отношения с Турцией. В частности, есть планы по прокладке железной дороги Карс (Турция) -Ахалкалаки (Грузия). Как Вы думаете, если будут найдены финансовые средства и этот проект станет реальностью, то действительно ли Армению ожидает изоляция?

На днях в Армении с рабочим визитом побывал премьер-министр Грузии Зураб Ногаидели. В числе прочих, был обсужден и этот вопрос. Тем не менее, в вашем вопросе заключается интересный и важный оборот - "если будут найдены финансовые средства". То есть, мы возвращаемся к началу нашей беседы, а именно к тому, что все проекты начинаются с экономических расчетов. Есть действующая железная дорога, и есть понятие доброй воли. В любом случае число предусловий может увеличиться или уменьшиться, но, опять-таки, экономические расчеты необходимы и они делаются с точки и с упором на экономическую выгоду. Именно экономическая выгода наращивает политический аспект, а не наоборот.

ИА REGNUM: Считаете ли Вы, что принятие разными парламентскими структурами докладов и резолюций по Нагорному Карабаху может в последствии отрицательно повлиять на процесс мирного урегулирования нагорно-карабахского конфликта?

Советы извне не всегда помогают положительному решению тех или иных вопросов. Вместе с тем, наша задача состоит в том, чтобы быть готовыми к решению возникающих проблем. Думаю, что вопрос Нагорного Карабаха решен, и я не вижу здесь такой проблемы. Армения сформулировала три принципа, которые озвучены первым лицом государства: во-первых, НКР не может быть в составе Азербайджана, во-вторых, Нагорный Карабах должен иметь с Арменией сухопутную границу и, в-третьих, необходимо обеспечить четкие гарантии безопасности НКР. Это те предусловия, которые, думаю, сами по себе являются проявлением доброй воли со стороны Армении.

ИА REGNUM: А как Вы относитесь к заявлениям армянской оппозиции, что карабахский конфликт может быть использован для окончательной изоляции Армении?

Оппозиция озвучивает необходимые для нее же в данный момент и в данных условиях мысли. Другое дело программная политика и целостная информированность. Хочу подчеркнуть, что будущее Армении в руках народа страны - завтрашний день будем строить мы и, самое главное, каждый из нас должен сделать все от себя зависящее, чтобы следующее поколение получило страну с решенными проблемами.

ИА REGNUM: В этом году армяне мира отмечают 90-ю годовщину Геноцида армян. Многие в мире мало представляют, почему армяне прикладывают столько усилий с тем, чтобы мир признал события начала прошлого века. Армянами движет моральная цель, или есть какие-то другие стремления?

Скажу, почему мы это делаем ... Для меня есть формула, боль Геноцида сидит в каждом из нас. Это уже третье поколение армян, несущее это бремя. Признание мира поможет нам преодолеть эту боль. Мир обязательно признает, я уверен в этом, поскольку он понимает - не будь Геноцида армян, не было бы трагедий такого же масштаба в других странах мира.

Справка:
Гегам Гарибджанян - заместитель министра иностранных дел Армении. Родился в 1951 году в Ереване. В 1973 окончил факультет востоковедения Ереванского государственного университета. В 1973-1978 гг. - референт, старший референт Комитета по культурным связям с армянами за рубежом. 1978-1981 гг. - длительная командировка в Иран. 1981-1991 гг. - старший референт, заведующий отделом Комитета по культурным связям с армянами за рубежом. В 1994 г. - слушатель высших курсов общественной администрации в Калифорнийском университете. С 1991-1995 гг. - заместитель министра труда и социального обеспечения Армении. В 1995 году избран депутатом Национального Собрания (НС) Армении. С 1995-97 гг. - заместитель председателя постоянной парламентской комиссии по здравоохранению, социальным вопросам и охраны природы, с 1997-99 гг. - председатель этой комиссии, председатель депутатской группы дружбы Армения-Иран первого созыва НС, заместитель председателя межпарламентской комиссии Федерального Собрания России и НС Армении, член армянской парламентской делегации в межпарламентской ассамблее стран СНГ, учредитель-председатель депутатской группы "Социальное государство". В январе 1998 года был назначен на должность Чрезвычайного и Полномочного посла Армении в Исламской Республике Иран, по совместительству - в Государстве Катар. Имеет дипломатический ранг Чрезвычайного и Полномочного посла. Владеет персидским, английским, русским и турецким языками. Женат, трое детей.

REGNUM
Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03093 sec