Договор об импорте ОЯТ из Ирана. Правда и ложь

03 марта 2005
27 февраля глава Федерального агентства по атомной энергии (Росатом) Александр Румянцев и вице-президент Ирана, глава Организации по атомной энергии Ирана Голям-Реза Агазаде подписали межправительственный протокол о возврате в Россию отработанного ядерного топлива (ОЯТ) с АЭС в Бушере, а также конфиденциальный документ – график поставок в Иран свежего ядерного топлива из России. Россия, по всей видимости, согласилась не только зафиксировать конкретные сроки поставки свежего топлива, но и существенно сократить их.

Именно сроки поставок ядерного топлива, как и связанные с этим сроки пуска станции, были главным предметом переговоров. Иран настаивает на скорейшей поставке ядерных тепловыделяющих сборок – иранское руководство рассматривает завоз топлива как самую надежную гарантию того, что Америка не повторит в Иране иракский сценарий.

Потому что с началом поставок ядерного топлива бушерская АЭС из обычной недостроенной атомной станции сразу превратится в объект пристального контроля (а значит, и ответственности) МАГАТЭ. России же, которая уже не первый год испытывает на себе давление Соединенных Штатов по поводу строительства АЭС в Иране, торопиться с завозом в страну свежего ядерного топлива явно невыгодно.

Поэтому, скорее всего, корпорация ТВЭЛ, изготовившая топливные сборки для АЭС в Иране еще три года назад, не спешила с началом поставок. Как известно, топливо должно быть загружено в реактор как минимум за полгода до энергетического пуска станции. Вчера же Александр Румянцев признался, что энергетический пуск станции намечен на конец 2006 года.

После подписания документов Румянцев внес в ситуацию новую интригу: он сообщил, что подписал с господином Агазаде "конфиденциальное соглашение о графике поставок свежего ядерного топлива".

Подробности о сроках соглашения раскрыл его иранский коллега: по словам господина Агазаде, шесть месяцев будут вестись интенсивные монтажные работы, три месяца будут длиться испытания оборудования и еще шесть месяцев – пусконаладочные работы. Таким образом, исходя из его слов , можно сделать вывод, что топливо может быть поставлено не ранее декабря 2005 года, но и не позднее мая 2006-го.

Вслед за этим господин Агазаде, видимо весьма довольный достигнутыми договоренностями, нарисовал радужные перспективы перед российскими атомщиками, назвав Россию "приоритетным партнером Ирана в сфере развития атомной энергетики". А это значит, что российские предприятия обрели хорошие шансы получить заказы на постройку еще как минимум шести ядерных блоков каждый мощностью тысяча мегаватт.

Что же касается возвращения и хранения ОЯТ, которые должен оплатить России Иран, то цены на эти услуги ни в протоколе, ни в дополнении к топливному контракту не зафиксированы.

"Записывать сейчас в соглашение цену, которая сложится на рынке в 2014-2015 году (а раньше мы это ОЯТ в Россию не вернем), не имеем смысла. Главное, мы устанавливаем принципы, согласно которым право собственности на отработавшее топливо переходит к нам, а цены будут определяться исходя из мировой практики",– пояснил вице-президент компании ТВЭЛ А. Боденков.

Столь длинный цикл обращения ядерного топлива, обусловлен технологическими особенностями – загружаемое топливо будет работать в реакторе четыре года, а затем в течение не менее пяти лет будет выдерживаться в бассейне пристанционного хранилища.

В результате подписания этого документа Россия может стать могильником для ядерных отходов из арабских стран, так считают отечественные политэкологи (политики, эксплуатирующие экологическую проблематику).

До сих пор ОЯТ транспортировалось только из стран Восточной Европы, что являлось продолжением советской практики. В России скопилось около 17000 тонн собственного ОЯТ, а также около 8000 тонн иностранного , наша страна входит в узкий круг стран, обладающих мощностями и технологиями безопасного хранения ОЯТ и ядерных отходов.

Отечественные атомщики, похоже, нашли оригинальный способ борьбы за контракты на строительство АЭС, они предлагают сервис по утилизации ОЯТ в пакете со строительством станций.

Со стороны России, Соглашение о возврате ОЯТ подается, как важный и необходимый шаг к ограничению ядерного распространения, ведь гипотетически Иран может использовать ядерные отходы для выделения плутония. Теперь США будет труднее аргументировать свои агрессивные планы против Ирана, которые он обосновывал угрозой создания иранского ядерного оружия.

Уже через несколько часов после объявления о подписании Соглашения, российские политэкологи приступили к его массированной критике. Аргументы они приводят самые фантастические: угрозы терактов и хищений при транспортировке; катастрофическое переполнение российских хранилищ ОЯТ и т. п.

Кого представляют российские политэкологи, и почему их голос звучит так громко именно тогда, когда экология выступает лишь как прикладной элемент в большой геополитической игре?

В начале перестройки политэкологи на несколько лет затормозили строительство новых атомных энергетических мощностей, благодаря чему недостроенные объекты приходили в негодность и разворовывались, что нанесло ущерб стране на несколько миллиардов долларов.

Может быть, мы обладаем избыточными мощностями атомной энергетики по сравнению с другими странами мира? На этот вопрос красноречиво отвечает статистика: США имеет 103 АЭС; Франция – 59; Япония – 54; Россия – 10.

Кроме того, по удельному весу атомной энергии в энергетическом балансе страны Россия уступает Бельгии, Швейцарии, Швеции, Германии. После прихода к власти Путина развитие атомной энергетики, как на внутреннем, так и на внешнем рынке получило новый импульс. Несмотря на отчаянное противодействие политэкологов, был принят закон об импорте ОЯТ.

Страшилки о том, что Россия после принятия закона превратится в ядерную свалку, оказались мыльным пузырём. За три года наши атомщики не смогли заключить ни одного договора на хранение ОЯТ, так как западные конкуренты не спешат делиться выгодным рынком.

На самом деле ОЯТ это стратегический топливный запас России, так как нынешние технологии позволяют сжигать лишь менее 10% от топливных элементов, остальное уходит в отходы, которые содержат более 90% полезных компонентов.

Теоретические разработки наших учёных позволяют прогнозировать появление через 20 – 30 лет новых технологий, которые позволят использовать запасы ОЯТ в качестве полноценного ядерного топлива. Для России такой стратегический запас окажется не лишним, учитывая, что лучшие месторождения урана, после распада СССР оказались за границей.

Таким образом, роль политических экологов сводится, как правило, к лоббированию экономических либо политических интересов Запада на территории России, ослаблению её конкурентоспособности.

Политические экологи активны не только в России, они пропагандируют интересы транснациональных компаний по всему миру, выдвигая при этом псевдоэкологические инициативы. Например, кампания политэкологов против использования кожи и меха животных, основана на эксплуатации чувства жалости к животным. На самом деле, за данной пиар-кампанией стоят интересы производителей искусственной кожи и меха.

Однако, очевидно, что именно эти производители наносят непоправимый вред природе (в том числе и животному миру), а не производители одежды и обуви из натурального сырья. Ведь химические концерны, производящие искусственные материалы отравляют в процессе производства окружающую среду, а их продукция в процессе утилизации также наносит вред природе.

Эффективно бороться с политэкологами, состоящими на содержании у закулисных сил, можно только одним путём – аргументировано срывать с них маску псевдоэкологии.


Источник:"apn-nn.ru",03.03.05
Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.04004 sec