Турция против удара по Ирану

09 февраля 2005

Россия относит Турцию к важнейшим экономическим партнерам, а в последнее время значительно активизировались и политические контакты двух государств. В конце прошлого и начале этого года стороны обменялись визитами на высшем уровне, результатом которых стало заключение ряда стратегически важных соглашений.

Как выполняются договоренности саммитов, в конце прошлой недели выяснял в Анкаре глава МИДа Сергей Лавров. О состоянии и перспективах развития российско-турецких отношений в интервью «НГ» рассказывает посол Турецкой Республики в РФ Куртулуш Ташкент.


- Господин посол, что подразумевает турецкая сторона под «стратегическим партнерством» с Россией?

– В конце 80-х – начале 90-х годов, когда закончилась холодная война и мир перестал делиться на идеологические полюса, началась нормализация и российско-турецких отношений. Тогда именно экономические связи оказались двигателем расширения сфер взаимодействия между нашими странами. Теперь, уже в XXI веке, мы становимся свидетелями активного развития и двухсторонних политических отношений, основанных на принципе добрососедства. Мнения Турции и России по основным региональным и международным вопросам очень схожи.

Россия является вторым по значимости внешнеэкономическом партнером Турции, которая, в свою очередь, также играет немаловажную роль в экономике России. В ходе визита Владимира Путина в Анкару в декабре главы двух государств подписали совместную декларацию, нацеленную на вывод наших отношений на принципиально новый уровень многопланового сотрудничества и партнерства. Эта совместная декларация стала своего рода «дорожной картой» для дальнейшего развития отношений и достижения указанной цели. Я уверен, мы сможем добиться намеченного уже в ближайшие годы и перейти к выполнению более высоких задач.

Россия и Турция – это два великих государства, тесно связанных экономическими, политическими и культурными узами. Нашим интересам, безусловно, соответствует поддержание хороших отношений. Более того, это очень важно для обеспечения безопасности, стабильности и процветания всего региона.

– Не противоречит ли желание Турции вывести отношения с Россией на «новый уровень» стремлению страны вступить в Европейский союз?

– Здесь нет никакого противоречия. Даже после вступления в Европейский союз Турция будет продолжать практику многосторонней внешней и экономической политики, и в этом смысле сохранение отношений с Россией имеет приоритетное значение. Более того, присоединение Анкары к Евросоюзу окажет положительное воздействие на турецко-российские отношения. Президент Путин лично заявил, что Москва одобряет желание Турции вступить Евросоюз.

– Как вы оцениваете ситуацию в Закавказье и конкретно в Южной Осетии и Абхазии?

– Независимо от того, о какой части света идет речь, Турция всегда выступала за то, чтобы государства сохраняли свою территориальную целостность и политическое единство. Тот же самый подход существует и в отношении Грузии. Мы выступаем за то, чтобы все проблемы с Абхазией и Южной Осетией решались мирным путем в рамках территориальной целостности Грузии и ее политического единства. При этом необходимо, чтобы интересы народов Абхазии и Южной Осетии также учитывались.

– Ведут ли Россия и Турция какие-либо контакты по вопросу урегулирования в Закавказье?

– Сохранение стабильности и безопасность в Закавказье важны как для Турции, так и для России, и оба государства, конечно, прилагают усилия в этом направлении. Что касается взаимодействия двух стран в этом регионе, то надо напомнить, что в 2001 году между министрами иностранных дел двух стран был подписан документ, который называется «План действий в Евразии».

В рамках этого плана регулярно проходят консультации на уровне заместителей иностранных дел. Последняя встреча прошла в декабре прошлого года в Москве. В рамках этих консультаций, конечно, постоянно обсуждается и ситуация в Закавказье. Более того, создана отдельная рабочая группа по Закавказью.

– Как вы комментируете высказывания некоторых высокопоставленных российских политиков о том, что с территории Турции поступает помощь, в том числе и финансовая, чеченским сепаратистам?

– Как я уже говорил, для Турции очень важно сохранение территориальной целостности и политического единства любого государства. Разумеется, это относится и к России. И мы, естественно, с огорчением воспринимаем такого рода высказывания. На территории Турции проживают немало людей, чьи предки еще в XIX и XX веках приехали с Кавказа. Конечно, они пристально следят за развитием событий в регионе и часть из них, возможно, испытывает большую симпатию формированиям, противостоящим России.

Турция как государство, однако, никогда не позволяло и не позволит поддерживать терроризм в любом его проявлении. Борьба с терроризмом является приоритетной задачей как для России, так и для Турции, ведь оба государства не раз испытывали на себе это зло.

– В каких регионах Россия и Турция могли бы вести борьбу с террором совместными усилиями?

– Россия и Турция уже сейчас осуществляют серьезное сотрудничество в борьбе с терроризмом. Между нашими странами в 1996 и в 1999 годах были заключены два договора в этой области. В рамках этих соглашений соответствующие органы разработали механизмы борьбы с терроризмом. Эффективное использование этих механизмов – залог успеха борьбы с терроризмом.

– Как вы комментируете слова министра обороны Сергея Иванова о том, что Россия готова рассмотреть возможность признания Курдской рабочей партии террористической организацией?

– Конечно, мы с удовлетворением воспринимаем высказывание Сергея Иванова, но крайне важно, чтобы эти слова превратились в реальные действия, то есть чтобы Россия действительно внесла эту партию в список террористических организаций. Кроме того, хочу отметить, что Курдская рабочая партия, которая уже не раз меняла свое название, но не свою сущность, уже внесена в перечни террористических организаций США и Европейского союза.

– Как вы оцениваете ситуацию в Ираке?

– Прежде всего я хотел бы отметить близость позиций Турции и России по отношению к ситуации в Ираке. Конечно, будучи соседним государством, мы с огорчением наблюдаем за развитием событий там. Мы надеемся, что недавние выборы дадут такой результат, который приведет к сохранению территориальной целостности Ирака, политическому единству страны, а все этнические и религиозные группы, проживающие там, получат соответствующее представительство в органах власти.

– Как вы оцениваете заявления представителей США о возможности нанесения удара по Ирану?

– Мы не хотим подобного развития событий. В этой связи наша принципиальная политика состоит в том, что атомная энергия должна служить только в мирных целях.

Иван Грошков
Независимая газета, 08.02.05
Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03239 sec