Энтони Кордесман: Вероятность удара со стороны Израиля по Ирану высока

07 февраля 2005

В эксклюзивном интервью «НГ» эксперт Центра стратегических и международных исследований (Вашингтон) профессор Энтони Кордесман анализирует перспективы силового и дипломатического разрешения кризиса вокруг ядерной программы Ирана и комментирует позицию США, Европы и России, а также Израиля по этому вопросу.

– Чем, на ваш взгляд, вызвана резкая активизация полемики вокруг иранского ядерного досье, а также более грозный тон Вашингтона в адрес Тегерана? Некоторые связывают это с тем, что США не удовлетворены ходом переговоров, которые с иранцами ведут европейцы.

– Основная причина изложена в последних докладах МАГАТЭ. В них все больше доказательств того, что Иран осуществляет секретную ядерную программу. Если принять во внимание передачу ему технологий из Пакистана и Северной Кореи, а также ряда других стран, то становится очевидным, что уровень совершенства имеющихся у Тегерана технологий в последнее время оказывается даже выше, чем это предполагалось ранее. Таким образом, дело вовсе не в переговорах европейцев, дело – в доказательствах ядерного распространения в Иране.

– Ваша оценка угроз Вашингтона применить военную силу против Ирана. Что это – блеф или реальные намерения?

– Прежде всего, на мой взгляд, никаких угроз из Соединенных Штатов в адрес Тегерана на самом деле не звучало. Вице-президент Дик Чейни указал на очевидное: Израиль действительно не та страна, от которой можно ожидать спокойного и безропотного созерцания того, как в Иране идет распространение. Пока предпринимаются активные усилия, цель которых – получить лучшую информацию о том, чем Иран занимается. Это необходимо для того, чтобы попытаться решить проблему дипломатическим путем. Но если Иран и далее будет упорствовать и продолжать распространение, если он начнет развертывание ядерных сил или станет создавать крупные объекты для производства ядерного оружия, тогда силовой вариант может оказаться значительно более реальным.

– Как вы оцениваете возможность односторонних силовых действий Израиля в отношении Ирана?

– Думаю, в данном случае Израиль проявит большую осторожность. И все-таки он рассматривает Иран как ближайшую угрозу. Было бы опасно преуменьшать риск того, что Израиль может сделать этот шаг в случае, если почувствует, что знает, какие конкретные цели ему следует атаковать, а также что Иран разрабатывает ядерное оружие, которое вскоре будет нацелено на него.

– Каковы шансы того, что иранское досье поступит на рассмотрение в СБ ООН?

– Этот вопрос может поступить на рассмотрении СБ ООН. Это зависит от появления новых доказательств, свидетельствующих об иранской программе, и в целом от того, как будут развиваться события. Если Иран будет выполнять по крайней мере те обещания, которые он дал Европе, если он разрешит МАГАТЭ проводить инспекции своих объектов, и после всего этого так и не подтвердится, что он занимается распространением, тогда до СБ ООН дело не дойдет. В случае же несоблюдения Тегераном взятых на себя обязательств, и появления новых подтверждений того, что он собирается создавать ракеты с ядерными боеголовками, Совету Безопасности наверняка придется приступить к разрешению проблемы.

– В случае применения силы в отношении Ирана кто наряду с Соединенными Штатами может оказаться в «антииранской коалиции», учитывая, что Великобритания, похоже, намерена следовать только дипломатическим путем?

– Никто сейчас не может этого сказать. Мы не знаем, как разрешится нынешняя ситуация, мы не знаем, какие еще факты могут обнаружиться и как на все это отреагирует Лондон. На данной стадии обсуждение этой темы носит настолько спекулятивный характер, что оно становится практически бессмысленным.

– Если все-таки война вспыхнет, под силу ли президенту Бушу и американским войскам одержать в ней победу?

– Такие оценки сейчас также вряд ли кто-нибудь стал бы давать. Мы не знаем, какие конкретно объекты могут быть атакованы, мы не знаем, насколько массированными будут удары. Наконец, мы не знаем, единственной ли целью этой операции станет не дать Ирану возможность использовать ядерную программу в военных нуждах, или есть иные, более далеко идущие цели...

– Ожидаете ли вы смены режима в Иране – будь то в ходе войны или иным путем?

– Каких-то резких перемен я не ожидаю. Я также не думаю, что США собираются в это вмешиваться. В то же время очевидно, что на фоне происходящего на предстоящих в Иране президентских выборах можно ожидать такого волеизъявления, при котором будут доминировать религиозные настроения. То есть настоящие выборы могут, по сути, и не состояться, а власти станут еще более консервативными.

– Как вы оцениваете позицию России по Ирану?

– Полагаю, что Россия постепенно пытается оказывать дипломатическое давление на Иран, чтобы усилия последнего в ядерной области были мирными и распространения удалось бы избежать. Для России, США и для Европы главный вопрос сейчас заключается в следующем: что все-таки Иран намеревается делать дальше, насколько активно ведется сейчас его программа, будет ли он использовать ее в мирных целях или же продолжит деятельность, которая очень сильно указывает на его желание заполучить ядерное оружие.

Андрей Терехов,
независимая газета, 07.02.05.

Из досье «НГ»

Профессор Энтони Кордесман курирует стратегические исследования в Центре стратегических и международных исследований (Вашингтон). Кордесман занимал должность помощника по вопросам национальной безопасности члена сенатского комитета по вооруженным силам сенатора Джона Маккейна, а также пост гражданского помощника замминистра обороны. Министерство обороны наградило Кордесмана медалью «За выдающуюся службу». Он является автором многочисленных исследований по политике безопасности, энергетической политике и ближневосточной политике США. Автор более 20 книг.

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03535 sec