Александр Марьясов: Мы не играем с Ираном

17 января 2005

Марьясов. Россия – первая и единственная страна, которая прислушалась к просьбам Ирана о постройке АЭС. Все другие государства не сделали ничего, ограничившись разговорами. Мы же строим АЭС на деле. По поводу сказанного ранее о задержке с вводом АЭС в эксплуатацию – этому есть своё объяснение. Причины задержки – технические, а не политические. Некоторые обвиняют нас в том, что Россия тянет с завершением проекта под давлением Америки и других стран. Это неправда. Для этих обвинений нет оснований.

Ведущий. Многие считают, что мы заплатили за Бушерскую АЭС слишком большие деньги, намного больше нормальной цены. Вы постоянно увеличиваете цену под различными предлогами. Я не знаю, сколько мы заплатили вам, может быть, 3 миллиарда долларов… 2,5 миллиарда…

Марьясов. Я уверен, что Вы ошибаетесь.

Ведущий. Вы не могли бы пояснить?

Марьясов. Цена была обговорена в самом начале. Когда контракт был подписан, цена АЭС была зафиксирована.

Ведущий. Но русские обсуждали стоимость три раза, и каждый раз цена поднималась.

Марьясов. Я не думаю, что цена, которую мы запросили, выше, чем цены, которые бы вам назвали другие страны. Я не думаю, что наша цена выше других. Но ведь никто и не предлагал вам строить АЭС.

Ведущий. Именно так. Ни одно другое государство не сделало нам предложения, и вы извлекли выгоды из своего положения монополиста…

Марьясов. Я не считаю, что это так. Наши цены разумны и никоим образом не выходят за рамки приемлемого.

Ведущий. Разыгрывают ли русские «бушерскую карту» в своих отношениях с нами и американцами? Развитие ситуации подсказывает, что это именно так.

Марьясов. Давайте исходить из того, что мы не играем в игры. Вы можете быть в этом полностью уверены. Есть определённые круги, которые хотели бы представить наши действия, как игру. Но мы не играем в игры. Когда мы подписали контракт в 1992 году, мы не касались вопроса о возврате ОЯТ. Позднее мы признали все международные договора и приняли закон в России. Согласно этому нашему закону, всё топливо, которое мы даём АЭС за рубежом, должно быть возвращено к нам. Следовательно, мы договорились с иранцами, что топливо вернётся к нам. Нет никаких политических проблем. Иранцы согласны с нами. Цена – это другое дело. Переговоры по цене продолжаются. Как только иранцы примут нашу цену, уже на следующий день мы подпишем контракт. Здесь нет никакой проблемы.

Ведущий. Создаётся такое впечатление, что наши отношения были бы лучше, если бы не было этой АЭС.

Марьясов. Я не согласен с этим. Строительство АЭС – непростая задача, особенно в свете иранских обстоятельств. Я имею в виду ядерную программу Ирана. Некоторые страны озабочены тем, что у ядерной программы Ирана имеется цели и задачи, которые не являются мирными. В мире есть озабоченность по этому поводу. Следовательно, строительство АЭС относится к разряду деликатных вопросов. Но в нашей работе нет проблем, ни технических, ни финансовых. Есть только технические проблемы, о которых я уже упоминал. Нет никаких подводных политических схем. Я говорю Вам это с абсолютной уверенностью. Конечно, мы приветствуем сотрудничество Ирана с другими странами. Мы заинтересованы в том, чтобы Иран расширял свои связи с другими странами, не только с нами. Вы можете направлять свои критические стрелы не только в наш адрес, но и в адрес других государств.

Ведущий. Это почему?

Марьясов. Мы считаем, что мы не должны быть монополистами в Иране. Если другие страны согласятся сотрудничать, то мы будем это приветствовать.

Ведущий. Простите, но Вы сейчас блефуете!!!

Марьясов. Нет, совершенно нет! Я сказал, что все страны давали вам обещания, но никто ничего для вас не сделал. Россия – единственная страна, которая начала строить Бушерскую АЭС. А где же немцы? Где французы? Какие там у нас ещё нации есть?.. Где американцы??? Мы единственные, кто строит вам АЭС. Россия, и только Россия! Мы делаем это, несмотря на всё давление на нас.

Ведущий. Вы можете пояснить свои слова?

Марьясов. Вы сказали, что на нас оказывается большое давление. Это верно. Я подтверждаю это. На нас оказывается политическое давление, но, несмотря на это, мы продолжаем строить вам АЭС. Если бы это давление оказывало бы на нас какое-то влияние, то мы собрали бы чемоданы и вернулись бы в Россию уже на следующий день. Но мы этого не делаем. Мы продолжаем нашу работу.

Ведущий. Почему Россия на сессии Совета управляющих МАГАТЭ не поддержала позиции Ирана и Движения неприсоединения в их борьбе с американцами?

Марьясов. Но мы же поддержали… Мы почти определённо поддержали. Резолюция, которая была принята…

Ведущий. Русские не имели к ней никакого отношения…

Марьясов. Это неправда! Русские принимали в этом участие. Русские сыграли важную роль. Так же, как мы делали это на предыдущих сессиях Совета. Мы приложили много усилий. Мы всегда были в тесном контакте с иранцами и с иранской делегацией. Также было и на последней сессии. То, что в резолюции нет положения о передаче иранского досье в Совет Безопасности – это заслуга, в частности, и России. Мы настаивали на этом. Мы защищали ваши позиции.

IranAtom.Ru публикует перевод фрагментов стенограммы интервью посла России в Тегеране Александра Марьясова иранскому телеканалу «Джаме-Джам».
Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03863 sec