Нефтепровод Баку-Джейхан спасет только Россия

30 декабря 2004
В мае 2005 г. многострадальный "стратегический" нефтепровод Баку-Тбилиси-Джейхан (БТД) общей протяженностью 1762 км должен войти в строй. По словам президента Государственной нефтяной компании Азербайджанской республики (ГНКАР) Натика Алиева, азербайджанский участок трубопровода практически готов, феврале завершится строительство грузинского участка, а "в Турции подрядчики обещали завершить строительство к концу марта, но мы не исключаем, что работы здесь могут затянуться еще на месяц". Для заполнения трубы понадобится 10 млн баррелей нефти. Глава ГНКАР привел расчеты, согласно которым "около трех недель необходимо для того, чтобы нефть с платформы на месторождении Азери достигла берегового терминала в Сангачалах, затем надо заполнить резервуары; более 1,5 мес. необходимо для заполнения трубопровода до границы с Грузией, еще мес. – на заполнение грузинского участка и 2-2,5 мес. – турецкого". Таким образом, чтобы ожидаемая в январе-феврале первая нефть с месторождения Азери достигла берегов Средиземного моря, потребуется 5 мес., а первый танкер с этой нефтью должен уйти их Джейхана в июле 2005 года.

Уйти-то он уйдет, и это торжественное событие будет надлежащим образом пропиарено, но что дальше? Для рентабельности нефтепровода БТД по нему нужно прокачивать не менее 50 млн т нефти в год (1 млн баррелей в сутки), а такого количества нефти как не было, так и нет. Кстати, стоимость проекта первоначально оценивавшаяся в $2,95 млрд, а затем в $3,6 млрд, в итоге превысит, как теперь ожидается, $4 миллиарда. При этом себестоимость прокачки от Баку до Джейхана будет довольно высокой – $12-13 на баррель. Так что ждать, когда инвестиции в эту трубу окупятся, можно долго. В начале декабря стало известно, что крупнейший банк Италии Banca Intesa, выделивший на строительство нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан $60 млн, решил выйти из проекта. Конечно, это никоим образом не скажется на его реализации, но само по себе решение итальянского банка можно считать знаковым.

С самого начала проект БТД разрабатывался под "большую нефть" с нефтеносного блока "Азери-Чираг-Гюнешли" (АЧГ) на азербайджанском участке каспийского шельфа. Освоение указанных месторождений с 1994 г. ведет консорциум АМОК (Азербайджанская международная операционная компания), главным участником и оператором которого выступает компания British Petroleum (BP). (В настоящий момент список акционеров АМОК выглядит так: BР - 30,1%, ГНКАР - 25%, Unocal - 8,9%, Statoil - 8,71%, TPAO - 6,53%, ENI - 5%, Total - 5%, Itochu - 3,4%, ConocoРhilliрs - 2,5%, Inрex - 2,5%, Amerada Нess - 2,36%). Предполагалось, что на "плановый" уровень в 50 млн т в год нефтедобыча здесь выйдет уже в начале нынешнего десятилетия. Однако не получилось – "большая нефть" не пошла. В настоящее время добыча ведется только на месторождении Чираг на уровне 132 тыс. баррелей в сутки. В 2005 г. АМОК рассчитывает добывать 227 тыс. баррелей в сутки, в том числе 134 тыс. на месторождении Чираг и 93 тыс. – на Азери. Таким образом, годовой уровень добычи должен возрасти с 6,6 млн до 11,4 млн тонн.

С началом нефтедобычи в центральной части месторождения Азери будет реализована т.н. фаза-1 разработки блока АЧГ. Фаза-2 предусматривает эксплуатацию западного и восточного секторов Азери, которая должна начатья во II квартале 2007 года. Наконец, с переходом в 2009 г. к фазе-3 нефть начнут добывать на глубоководном месторождении Гюнешли, а общий объем годовой добычи АМОК должен достигнуть 50 млн. тонн. К тому времени в Азербайджане должна также пойти нефть с месторождения Кашаган (примерно 7,5 млн т в год), а также конденсат с газового месторождения Шах-Дениз. Получается, что нефти вроде бы хватит не только для БТД, но и для ныне действующего трубопровода Баку-Супса.

Однако даже если задуманное АМОК будет полностью и успешно выполнено (а все 10 лет существования консорциума у него были постоянные проблемы с соответствием желаемого и действительного), азербайджанской нефти не будет хватать для полноценной эксплуатация трубы до Джейхана, как минимум, в течение ближайших 5 лет. При этом многие независимые эксперты по-прежнему полагают, что ее не будет хватать и в последующем. Сомнения насчет реальности своих планов раздирают, очевидно, и самих участников консорциумов АМОК и БТД, призывающих Казахстан предоставить для прокачки по трубе до Джейхана 20 млн т нефти в год. Переговоры на этот счет между ГНКАР и казахстанской государственной компанией "КазМунайГаз" ведутся с осени 2002 года. Кроме того, консорциум БТД приступил недавно к подобным переговорам с компанией "Тенгизшевройл", ведущей разработку крупнейшего в Казахстане нефтяного месторождения Тенгиз (оператором проекта с долей участия в 50% является американская ChevronTexaco). Однако в указанных объемах Казахстан сможет предоставить свою нефть для экспорта через Джейхан не раньше, чем через несколько лет, то есть фактически тогда, когда – если ориентироваться на официальные планы АМОК – необходимость в этом должна отпасть. Но отпадет ли?

"Тенгизшевройл" изучает возможность экспорта в перспективе своей нефти по трубопроводу БТД в объеме 5-8 млн т в год при доставке ее в Баку танкерами через казахстанский порт Актау. Для этого, правда, пропускная способность порта должна быть существенно увеличена. На сегодняшний день она составляет 11,5 млн т нефтеналивных грузов в год; в реальности переваливается порядка 8 млн т в год (за январь-октябрь 2004 г. – 6,74 млн тонн). Из этого объема в направлении Баку отгружается 45-50%, остальное – в Иран и Махачкалу. В России для Азербайджана и Казахстана сейчас строятся танкеры грузоподъемностью 13 тыс. т, способные перевозить по маршруту Актау-Баку до 1 млн т нефти в год. С учетом планов развития портовых мощностей и танкерного флота, можно предположить, что в 2006-07 гг. возможности нефтяного транзита из Актау в Баку превысят 10 млн т в год, однако для полноценной загрузки трубопровода Баку-Джейхан этого все равно будет недостаточно. Что касается возможности наращивания такого транзита до 20 млн т в год в последующий период, то на все вопросы по этому поводу официальная Астана дает весьма уклончивые ответы. В настоящее время "Тенгизшевройл" экспортирует всю добываемую нефть по трубопроводу Каспийского трубопроводного консорциума (КТК) Тенгиз-Новороссийск – на долю компании приходится 13,5 млн из общего объема прокачки 24 млн т нефти в год. В 2006 г "Тенгизшевройл" намерен довести нефтедобычу до 25 млн т в год; в то же время и пропускная способность трубопровода КТК может быть расширена: его проектная мощность составляет 67 млн т в год. К тому же, из Западного Казахстана строится еще один экспортный нефтепровод, но уже в противоположном направлении – в Китай (первая очередь будет иметь мощность 20 млн т нефти в год). Планы масштабного использования трубопровода БТД для экспорта казахстанской нефти связаны, главным образом, с перспективами разработки шельфовых месторождений, но "большая нефть" здесь, если и пойдет, то не раньше, чем лет через десять. Да и в этом случае еще не факт, что турецкое направление транспортировки выдержит конкуренцию с российским и китайским. Тем более что проблема загруженности проливов Босфор и Дарданеллы, препятствующая увеличению нефтяного экспорта через Новороссийск, вероятно, в среднесрочной перспективе будет решена, учитывая наличие целого ряда обходных проектов через Балканы. Один из них – строительство нефтепровода Бургас (Болгария) - Александруполис (Греция). Примечательно, что гендиректор компании "КазМунайГаз" Сабр Есимбеков недавно назвал этот маршрут "одним из наиболее перспективных" наряду с проектами БТД и Казахстан-Китай.

В условиях, когда в обозримой перспективе для загрузки трубопровода БТД не будет хватать не только азербайджанской, но, по всей видимости, и казахстанской нефти, остается одно – идти на поклон к России. Переговоры о наполнении трубы до Джейхана российской нефтью велись, в частности, во время недавнего визита Путина в Анкару. Однако ничего определенного россияне пока не обещали. Министр промышленности и энергетики РФ Виктор Христенко, сообщив, что Россия и Турция "активно обсуждают" проекты альтернативных маршрутов транспортировки углеводородов в обход проливов Босфор и Дарданеллы, заявил: "На данный момент уже есть 12 таких проектов. Турецкое правительство представило нам в этой связи проект Баку-Джейхан. Мы этот проект, как и другие, рассматриваем. А выбрать лучший можно только по одному принципу – условия и тарифы обслуживания обходных маршрутов должны быть сопоставимы с условиями в Босфоре и Дарданеллах". Заметим, что в число этих 12 альтернативных проектов входят как раз балканские, которые большинство российских экспертов считают более коммерчески привлекательными, чем использование трубопровода БТД.

21 декабря на специально созванной в Баку пресс-конференции президент АМОК Дэвид Вудворд заявил, что переговоры о загрузке трубопровода БТД российским сырьем могут в скором времени перейти в предметную плоскость. В частности, такие консультации ведутся с ТНК-ВР. В пресс-службе ТНК-ВР заявление Вудворда подтвердили, но подчеркнули, что данный вопрос прорабатывается пока на уровне экспертов и о чем-то конкретном "говорить пока рано".

По словам Вудворда, уже через два с половиной года российская нефть, возможно, пойдет в Баку путем реверсной прокачки на соответствующем участке нефтепровода Баку-Новороссийск (сейчас по нему экспортируется нефть ГНКАР, но в небольших объемах – до 2,5 млн т в год). Кроме ТНК-ВР, к трубопроводу БТД могут, по мнению главы АМОК, подключиться и те российские компании, которые транспортируют свою нефть через Астрахань в иранский порт Нека. С лета 2004 г. для доставки своей нефти на западные рынки ТНК-ВР использует в реверсном режиме украинский нефтепровод Одесса-Броды. Забавно, что в режиме прямой прокачки данный трубопровод предназначался как раз для каспийской нефти. Однако с постройкой трубопровода до Джейхана этой нефти на всех желающих поучаствовать в транзите уж точно не хватит.

А вообще, против чего адепты проекта БТД боролись, на то и напоролись. Ведь хотели, вспомним, избавиться от зависимости от России. Исходили из того, что при обилии нефти собственник транзитных артерий получает рычаги давления на производителей-экспортеров. Но не учли, что при дефиците сырья вектор зависимости меняется на противоположный.

Сергей ЭДУАРДОВ,
Utro.ru, 30.12.04.
Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03493 sec