Нефтегазовый передел

15 ноября 2004
США усиливают свое влияние в богатых энергоресурсами странах Центральной Азии, Каспия и Кавказа



С того времени как с мировой арены исчез Советский Союз, Центральная Азия, Каспий и Кавказ стали новым центром притяжения на географической карте. Прежде всего это связано с наличием здесь огромных запасов нефти и газа, в которых заинтересованы великие державы. Параллельно с ускоренным установлением дипломатических отношений стран региона с другими государствами здесь развернули активную деятельность и крупные мировые нефтяные компании. Были заключены масштабные соглашения в области добычи нефти и газа, вложены значительные инвестиции, проведены переговоры, сопряженные с серьезным соперничеством по поводу определения маршрутов транспортировки энергоресурсов.

Причем в борьбе за энергоресурсы Центральной Азии и Каспия участвуют как региональные, так и мировые игроки. Соперничество за обладание энергоресурсами региона и определение путей их транспортировки на мировой рынок обострилось настолько, что внимание аналитиков и специалистов по проблемам региона было привлечено к изучению истинных причин столь значительных политических усилий и огромных капиталовложений в его экономику.

Конкуренцию между великими державами за установление контроля над нефтегазовыми месторождениями Центральной Азии и Каспия можно рассматривать не только как стремление обеспечить себя энергоресурсами, но и как часть стратегических усилий. Судя по всему, и в будущем энергоресурсы останутся основным направлением как соперничества, так и взаимодействия великих держав в регионе. При этом геополитический подход пока еще является основным методом анализа международных и региональных событий и явлений.

При заключении договоров о сотрудничестве и расширении НАТО страны – члены ЕС, конечно, в первую очередь помнят о нефти и газе. При этом не только фирмы и компании, но и Североатлантический альянс занялся вопросами энергетики и экологии. Как ожидается, основным потребителем углеводородов этого региона станет Европа. Что касается России, то теперь, при президенте Путине, она перенесла центр тяжести в своем сотрудничестве со странами региона на добычу и транспортировку энергоресурсов, пытаясь тем самым добиться восстановления и укрепления ранее существовавших связей с бывшими советскими республиками. В этом русле лежит и заключение долгосрочных договоров в области производства и транспортировки нефти и газа с Туркменией, Узбекистаном, Казахстаном и Азербайджаном.

В игру крупных держав в области энергетических ресурсов ЦА и Каспия вовлечены и такие страны региона, как Иран, Турция, Индия и Пакистан. Дело в том, что эти страны сами заинтересованы в добыче и определении способов транспортировки энергоресурсов и в том, что общность или различие целей у этих стран и интересов великих и региональных держав оказывает долговременное влияние на экономику.

После военного вмешательства США в Афганистан и Ирак соперничество за энергоресурсы Центральной Азии и Каспия стало еще более очевидным. Понятно, что речь идет о геополитическом столкновении, которое может проявляться как в непосредственной конкуренции, так и в виде сотрудничества. За этот период, особенно после начала операции в Ираке, наблюдались изменения в соотношении сил между великими державами и крупными региональными игроками.

Россия и Китай столкнулись с новой ситуацией, которая противоречила их интересам, но в то же время поддержали США в борьбе с терроризмом. Тогда как США заинтересованы в строительстве трубопроводов исключительно в обход российской территории. Россия, не вступая в прямую конфронтацию в этом вопросе, начала одновременно развивать акцентированное широкомасштабное экономическое сотрудничество с республиками ЦА и Каспийского региона и вести сложную игру с Вашингтоном на основе соглашений и уступок.

С завершением борьбы идеологий между двумя мировыми полюсами мы становимся свидетелями открытой геополитической конкуренции. Американская стратегия установления контроля над энергоресурсами и маршрутами транспортировки нефти и газа требует усиления военно-политического присутствия США в прикаспийских государствах и во всем регионе.

Определяющую роль в сотрудничестве и соперничестве на последующих этапах будет играть совокупность энергоресурсов Южной и Центральной Евразии. Об этом свидетельствуют такие факторы, как активная поддержка Турции со стороны США, нападение на Ирак, ужесточение антииранской риторики и развитие темы иранского ядерного досье, объявление Центральной Азии зоной жизненных интересов США. Причем последний постулат был даже закреплен в стратегии национальной безопасности США.

Совершенно очевидно, что действия США в южных пределах Евразии оказывают влияние на баланс интересов в ЦА, на Кавказе и в соседних государствах. Некоторые аналитики утверждают, что это продолжение все того же противостояния времен холодной войны – с той лишь разницей, что если ранее друг другу противостояли две сверхдержавы, то теперь этот процесс в значительно большей степени развивается под влиянием американской политики, а также при участии новых региональных игроков. Отсутствие равновесия определяется отсутствием паритета экономической мощи России и стран региона по сравнению с США. Большие возможности экономически сильной державы, ее способность оказывать финансовую помощь, но в то же время ее зависимость от энергетических ресурсов – все это является основной движущей силой переориентации новых правящих режимов Кавказа и ЦА на Вашингтон.

Сейчас Америка, не скрывая своей заинтересованности в энергетических ресурсах стран ЦА, Кавказа и Каспия, причинами расширения своего присутствия в регионе называет развитие демократии в новых независимых государствах, нераспространение оружия массового поражения посредством незаконной торговли, обеспечение политической и экономической стабильности и предотвращение этнических столкновений. Причем одновременно США преследуют в регионе сразу несколько целей, однако они могут и дистанцироваться от процессов, идущих на Кавказе, по геополитическим причинам. Ведь кавказские республики непосредственно соседствуют со странами, которые уже долгое время имеют общие интересы с США в регионе и являются американскими союзниками. Вашингтон заинтересован в том, чтобы ситуация вдоль маршрутов транспортировки нефти на Кавказе была стабильной, поэтому он все больше участвует в кавказских событиях.

Не следует забывать и о том, что относительная стабильность режимов ЦА в определенной степени установилась благодаря усилиям Вашингтона, направленным на обеспечение доступа к энергоресурсам. В то же время, используя опыт арабских стран Персидского залива, центральноазиатские республики постарались использовать нефтегазовый фактор для собственного экономического развития и расширения связей с США и Европой, что, в свою очередь, помогает им поддерживать баланс в региональных отношениях, и особенно с Россией.

Метод геополитического анализа позволяет утверждать, что в настоящее время регион ЦА, Каспия и Кавказа, располагающий огромными запасами нефти и газа и имеющий очень выгодное географическое положение с точки зрения транзита, приобрел особое значение в новой международной игре в качестве центра тяжести политических приоритетов.

Мехди Санаи

Об авторе: Доктор Мехди Санаи - профессор Тегеранского университета, политолог, заместитель руководителя Организации культуры и исламских связей Исламской Республики Иран.

Источник:
НГ-Дипкурьер, №10, 15.11.04 г.




Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.02986 sec