Иранский репортаж

28 октября 2004


Когда мы говорим о Востоке, приходят на ум слова: таинственный, загадочный, изящный и даже коварный… И всего этого недостаточно, самые пышные эпитеты не дадут полного представления о предмете разговора. А уж когда мы говорим об Иране, то впору и вовсе отказаться от попыток дать этой стране какое-то общее определение, поскольку ни одно из них не будет полным и исчерпывающим. Тот, кому посчастливилось побывать в Иране, обязательно со мной согласится.

В конце сентября Межрегиональным агентством информации «Вся Россия» при поддержке информационного агентства «Iran News» был организован деловой визит главных редакторов и издателей ведущих изданий регионов России в Исламскую Республику Иран. Руководители газет, люди, для которых информация – основа их профессии, ехали с уже сформированными представлениями, изучив российские и западные сайты. Иранская же действительность оказалась настолько ярче и богаче, что уже в первые часы стало ясно: попадая в Иран, лучше отказаться от тех образов страны, которые ты с собой привез. Они там не нужны, поскольку, наверняка, окажутся неверными.

Почему так происходит?

Почему мы так плохо знаем Иран? Возможно, причина этого кроется в истории отношений между нашими странами последних десятилетий. Большую часть минувшего века в Иране существовала конституционная монархия прозападного толка. С такими странами Советский Союз, как мы помним, не очень дружил. А Иран в эти годы также интересовал больше не их северный сосед, а ведущие европейские страны и, естественно, Соединенные Штаты. В 1979 году шах Мохаммад Реза Пехлеви был свергнут с трона и аятолла Хомейни провозгласил Иран исламской республикой. Отношения между нашими странами стали еще более напряженными, что не удивительно: с одной стороны, коммунистическая идеология, воинствующий атеизм, а с другой стороны, государство, где религиозные ценности стали доминировать над экономическими, политическими или национальными. А тут еще история с Афганистаном…

С распадом Советского Союза, казалось бы, должны были открыться перспективы развития добрососедских отношений между Россией и Ираном. Однако теперь уже нашу страну в процессе перестройки не на шутку качнуло в объятия Соединенным Штатам. Наш сосед по Каспию терпеливо, как это и принято на Востоке, выжидал, пока страна победившей демократии справится с очередными детскими болезнями. Лишь последние пять-шесть лет отношения между нашими двумя государствами стали расширяться, торговый оборот в прошлом году превысил миллиард долларов, появились амбициозные экономические проекты.

Мифы

Итак, с какими же «мифами» об Иране нам удалось проститься за неделю пребывания в стране. Прежде всего, это, конечно же, представления о тяжелой женской доле в мусульманском государстве. Еще в самолете авиакомпании «Iran Air» участницы нашей делегации стали довольно нервно готовить платки, чтобы соблюсти иранские обычаи и покрыть голову. По всему чувствовалось, что «освобожденные» женщины России не горели большим желанием облачаться в этот атрибут мужской гегемонии, как казалось нам на тот момент. А тут еще стюардессы своей формой – строгими костюмами и традиционными головными уборами (хеджабами) – погрузили нас в атмосферу экзотики еще в начале полета. Кстати, нельзя не отдать должное иранской авиакомпании: на всем протяжении пути мы чувствовали себя по-домашнему комфортно.

По прилету в Тегеран мы убедились, что все женщины действительно одеты в брюки, удлиненные пиджаки и платки. При этом цвет выбирают предпочтительно черный. На наши вопросы, почему именно черный, следовал ответ: традиция, так, мол, принято одеваться на работу или прочие официальные выходы, хотя никаких особых ограничений ни по фасону одежды, ни по ее цвету нет. А еще женщины, как выяснилось, совершенно вольны пользоваться косметикой тогда, когда захотят и настолько обильно, насколько у них хватит вкуса и здравого смысла.

В дальнейшем, к нашему немалому удивлению, в любом универмаге иранской столицы, мы наблюдали буйство самых разнообразных аксессуаров женской красоты: маек, юбок, сарафанов и платьев, молодежной одежды. И все это немыслимых цветов и оттенков. Оказалось, что иранские женщины полностью вооружены всеми современными атрибутами воздействия на сильный пол. Только практикуют они его дома на собственных мужьях.

К слову сказать, этот платок, которому в России всегда уделяется преувеличенно большое внимание, является лишь внешней стороной жизни женщин в Иране. На самом деле было гораздо интереснее разобраться в принципах отношения к женщинам в иранском обществе. И вот здесь нас ожидали подлинные откровения: государство строит политику максимальной защиты женщины как в общественной жизни, так и в семье. Пока девушка не вышла замуж, она находится под опекой родителей. Став вдруг сиротой, она переходит под опеку государства, которое платит ей пенсию по утере кормильцев вплоть до замужества. Выход замуж сопровождается заключением договора с мужем, где оговаривается денежная компенсация жене, в случае если муж надумает развестись. Нередко эта сумма бывает столь значительной, что побуждает принимать более взвешенные решения.

Неверным оказалось и мнение, что муж в семье непререкаемый глава, а женщина ничего не решает. В действительности жена - полноправная хозяйка в доме. Более того, если она захочет, то может участвовать и в бизнесе мужа, а может и утроиться на работу. Персидские женщины считают своих мужчин «лучшими в мире мужьями и отцами», а они не в силах устоять перед чарами своих женщин и готовы выполнить любой их каприз. Единственное, что важно не забывать - это соблюдение принятых в обществе норм и правил поведения женщин на людях. Именно поэтому у непосвященного складывается впечатление о суровой женской доле в Иране. Если в Иране кого и жалеть за бесправие, так это мужчин: типичная картина – на одной руке муж несет ребенка, во второй – несколько пакетов с покупками. А жена при этом идет легкой походкой сзади, наслаждаясь жизнью.

Попробую развенчать еще один миф. Речь идет о многоженстве. На самом деле, персидские мужчины хоть и в праве жениться четыре раза, но в жизни материальное положение делает эту возможность весьма призрачной. Собираясь жениться, иранский мужчина должен доказать в первую очередь родителям жены, что он материально состоятелен. А это означает необходимость иметь стабильный источник дохода, жилье и прочие признаки успеха. И женившись еще раз, он обязан содержать в полном объеме всех своих жен, каждая из которых будет требовать равного к себе внимания. Почему-то я думаю, что российские мужчины могут живо представить радость заботы о любимой жене помноженную на четыре, когда каждый подарок, каждый знак внимания нужно скрупулезно тиражировать, если не хочешь проблем с одной из своих «четвертин». Поэтому, если вторичные браки и встречаются, то лишь в бездетных семьях, да и то, как говорят, если первая жена будет не против…

Следующий миф о том, что иранцы, будучи истово верующими мусульманами, с недоверием и даже враждебностью относятся к иноверцам. Уверяю вас, трудно встретить другую такую страну, где ее граждане будут столь доброжелательны к иностранцам. В одной из прогулок в городе Исфахан наша группа зашла в городской парк. Был выходной (в Иране выходные приходятся на четверг и пятницу), и горожане семьями устроили выход на природу. Поскольку вокруг Исфахана простирается каменистая пустыня, а город при этом утопает в зелени, пикник принято организовывать чуть ли не рядом с домом. По всему парку на полянках в траве были разложены ковры, женщины готовили еду в походных котелках на переносных газовых горелках (чтобы не оставлять следы кострищ на лужайках), дети играли, мужчины обсуждали политические вопросы. Увидев рядом с собой одну такую семью, человек восемь наших коллег тут же выстроились в ряд и устроили фотосессию. Один из персидских мужчин, увидев столь бесцеремонное вмешательство в их отдых иностранных паппараци, вскочил и энергично направился к нам. Назревает конфликт, подумалось мне. Однако мужчина по-английски (в Иране этот язык при всех сложностях отношений с США обязателен для изучения в школах) спросил, кто мы такие и откуда пожаловали, а затем… пригласил всех в свою компанию.

Тегеран – Исфахан – Шираз

Двенадцатимиллионный Тегеран как настоящая столица – шумный и торопливый город. При этом, если не читать вывески, восточное своеобразие хоть и будет заметно, но не сильно бросается в глаза. Поэтому целый ряд районов города рассеянный турист вполне может принять за европейский мегаполис. Самое сильное впечатление от Тегерана – это масштабы и интенсивность зеленых насаждений и сумасшедшее уличное движение. Стройные ряды елей и более экзотических деревьев, названия которых мне ничего не говорят, встречали нас везде, где нам удалось побывать. От дерева к дереву по земле прокопаны каналы, что позволяет из одного места полить целую рощицу – очень удобное изобретение в такой жаркой стране. В иранских парках можно гулять целый день напролет. В жарком воздухе разлит приятный цветочный аромат, дорожки прячутся в тень под огромными платанами. Здесь все дышит философским спокойствием, чистотой и благополучием, даже не верится, что всего в сотне метров безумствует автомобильный поток. Если вам хочется сильных ощущений, перейдите тегеранскую улицу. Чем шире будет проспект, тем острее вас ждут ощущения. Российские водители – это неторопливые английские джентльмены за рулем в сравнении с их персидскими коллегами. В Иране, как кажется, отсутствуют понятия главной и второстепенной дорог, а значит отпадает необходимость пропускать кого-то вперед себя. Напротив, особая водительская доблесть – это «подрезать» всех, кого встретишь на пути и суметь повернуть из любого ряда в любом направлении. Прибавьте к этому выпрыгивающих из под колес грузовиков и автобусов мотоциклистов, которые делают вид, что не замечают четырехколесный транспорт, и вы получите очень слабое представление о том, что происходит на улицах. В этой суете на пешехода никто не обращает никакого внимания, раз он вышел на дорогу – значит, такой же участник дорожного движения, правда, со своими ограничениями по скорости, но и с дополнительными возможностями по маневрированию.

Исфахан и Шираз не просто города с населением в несколько миллионов человек, но еще и бывшие столицы Персии на разных этапах ее жизни. Каждый из них – удивительно красив и требует не одну неделю на осмотр исторических памятников. В Иране известна поговорка: "Исфахан - половина мира", которая появилась в XVI-ом веке, чтобы выразить великолепие города. А еще Исфахан называют городом 170 мечетей. Две из них расположены на площади Имама Хомейни - самой большой городской площади в мире, вошедшей в золотой фонд архитектурных шедевров мира, охраняемый ЮНЕСКО. По ее периметру шумит 12 километров торговых рядов, где мастера различных ремесел работают прямо при вас.

В полутора часах езды от Шираза расположен Персеполис - Дворцовый комплекс царя Дария Великого. Город этот был заложен в 552 году до нашей эры и пережил пожар, а затем и разграбление армией Александра Македонского. Греческий историк Плутарх писал, что Александру Великому, завоевавшему Персеполис в 330 году до н.э., понадобилось десять тысяч мулов и пять тысяч верблюдов, чтобы вывезти оттуда сокровища. Несмотря на то, что до 30-х годов прошлого века Персеполис был похоронен под песком, подлинное величие древней культуры ощущается и в его руинах.

Протокол

За неделю пребывания в Иране у группы российских издателей был и ряд деловых встреч. Нам удалось посетить редакции крупнейших иранских газет «Иран» и «Хамшари», чьим тиражам позавидовало бы любое российское издание. И внушительный комплекс Гостелерадио с жилыми домами для журналистов, перед въездом в который висит щит с обращением духовного лидера аятоллы Хаменеи: «В Ваших руках – большая ответственность, распорядитесь ею достойно». И ведущий автомобильный завод страны «Иран Ходро», удививший своим размахом и высокой технологичностью производства.

Большое впечатление на российских участников произвела встреча с заместителем министра культуры Ирана г-ном Санаи. Прекрасный русский язык, глубокое знание российской истории и традиций, искренность разговора – все это создало атмосферу непринужденности и открытости. Казалось, что мы не на протокольной встрече с высоким иранским чиновником, а с человеком, который не просто нам знаком, но хорошо нас понимает и чувствует.

В беседе с генеральным директором министерства иностранных дел, специальным представителем Ирана по Каспию г-ном Сафари кто-то поинтересовался: когда же наши страны начнут сотрудничество по большому счету. И он, как бывший посол в России, знающий все тонкости двусторонних отношений, сказал, что для этого существуют все предпосылки, а недостаток информации и ложные представления друг о друге могут стать досадным препятствием для развития взаимопонимания.

Российские издатели выражают благодарность Организации по туризму и культурному наследию Исламской республики Иран и Посольству Ирана в Российской Федерации за помощь в проведении деловой поездки.



Евгений Голубев
МАИ "Вся Россия", 28.10.04.

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03828 sec