Американский акцент уральской атомной промышленности

02 августа 2004

Уральская атомная индустрия испытывает в последние месяцы усиленное внимание со стороны специалистов из США. В апреле Новоуральский электрохимический комбинат в Свердловской области посетила официальная делегация американских энергетиков во главе с послом США в России Александром Вершбоу и первым замминистра энергетики Полом Лонгсвортом. Спустя три месяца, 28 июля, Пол Лонгсворт, курирующий в своем ведомстве направление по атомной энергетике, вернулся на Урал. На этот раз на Южный, в Озерск, где находится известное на весь мир производственное объединение "Маяк", занимающееся, в том числе, утилизацией отработанного ядерного топлива. В беседе с журналистами по итогам поездки г-н Лонгсворт сообщил, что очарован уральской природой, но приехал сюда не за этим, а ради борьбы с международным терроризмом.

Пол Лонгсворт: Я уже второй раз в этом году приезжаю на Урал, поскольку уральские предприятия играют очень важную роль в сотрудничестве между США и Россией в области энергетики. США тратит 400 млн долларов на программу по нераспространению ядерного оружия и 75 из них выделено для проведения работ на Урале. То, что мы делаем здесь, очень важно для борьбы с угрозой терроризма. Прежде всего мы работаем над проблемой безопасного хранения ядерных материалов. Одна из главных тем - разбавление высокообогащенного урана /ВОУ/ до уровня низкообогащенного /НОУ/, чтобы этот материал можно было использовать в качестве топлива на гражданских электростанциях и он не мог быть использован для производства ядерного оружия. Кроме того, мы помогаем перевести сотрудников атомной отрасли, которые по каким-то причинам в ней уже не работают, в другие отрасли. Эти программы чрезвычайно успешно реализуются, в том числе и здесь, на Урале.

Вопрос: Насколько эффективно, на Ваш взгляд, обеспечивается антитеррористическая защищенность "Маяка", соответствует ли уровень безопасности международным стандартам?

Пол Лонгсворт: На меня большое впечатление произвела степень защищенности ядерных материалов на "Маяке". Здесь очень серьезно относятся к этой проблеме. И мы, в свою очередь, тоже стараемся приложить максимум усилий, чтобы ядерные материалы не попали в руки террористов. Между нашими странами в этом смысле есть особая связь – обе страны в свое время подверглись массированным террористическим атакам. И мы вместе с коллегами работаем сейчас над тем, чтобы, если даже такие атаки вновь произойдут, радиоактивные вещества не попали в руки террористов. Еще раз отмечу, что уровень безопасности на "Маяке" достаточно высокий, но мы всегда должны быть на шаг впереди.

Вопрос: Могли бы Вы подробнее рассказать о деятельности правительства США на "Маяке". Насколько известно, кроме решения вопросов безопасности ваша страна участвовала и в капитальном строительстве на предприятии?

Пол Лонгсворт: Прежде всего, совместно с российскими коллегами из Федерального агентства по атомной энергии мы затратили много млн долларов на то, чтобы усовершенствовать защиту на хранилище делящихся материалов. Большая часть денег пошла на укрепление физической защиты – имеется в виду укрепление стен хранилищ, установка детекторов по обнаружению радиоактивных источников, строительство заборов. Наша задача – постоянное совершенствование систем защиты, потому что террористы также постоянно приспосабливаются к новым изменившимся условиям и они по-прежнему будут стараться получить в свои руки эти материалы. Аналогичную работу мы ведем не только на "Маяке", поскольку наша главная задача в глобальном смысле – безопасность хранения делящихся материалов во всем мире.

Действительно, на предприятии построены объекты при финансовом участии американской стороны, правда, это не было темой моей нынешней поездки. При финансовой поддержке министерства обороны США возведено современное хранилище делящихся материалов /ХДМ/. Сейчас этот объект ждет загрузки, что именно там происходит в последнее время, я сказать не могу, поскольку с тех пор как там было завершено строительство, специалистам Министерства обороны США не был дан доступ на этот объект.

Вопрос: Планируется ли строить подобные объекты в США?

Пол Лонгсворт: Мы имеем несколько подобных объектов, но то, что построено на Маяке является очень современным с технологической точки зрения и по многим параметрам превосходит то, что имеется в Соединенных Штатах.

Вопрос: Как решаются проблемы ядерной безопасности в мировом масштабе?

Пол Лонгсворт: США и Россия в свое время первыми привлекли внимание мировой общественности к проблеме распространения радиологических источников. Главная задача, которая здесь стоит, чтобы террористы не получили доступа к источнику радиологического рассеивания, к тому, что еще называется "грязной бомбой". На самом деле такие источники используются и в мирных целях – в науке, технике, торговле. В марте прошлого года министр энергетики США и его российский коллега из Минатома Александр Румянцев провели специальную конференцию в Вене для того, чтобы привлечь внимание общественности к проблеме радиологических источников. Более 140 стран приняли участие в этой конференции, где был принят мировой стандарт, по которому должны храниться, учитываться и содержаться в безопасном месте радиологические источники. Это один из примеров, когда США и Россия работают в плотном контакте для того, чтобы снизить угрозу безопасности во всем мире.

Вопрос: Согласны ли Вы с тезисом, что ядерные материалы, которые могут быть пригодны в производстве оружия, неизбежно рано или поздно попадут в руки террористов, учитывая, что технологии становятся все более компактными, а количество наработанных в мире ядерных материалов весьма велико?

Пол Лонгсворт: Это действительно очень актуальная проблема. Но я хочу напомнить, что в начале 60-х годов СССР и США предполагали: вот разработано ядерное оружие и пройдет 10-15 лет и оно будет в руках уже у сотен стран. Но такие прогнозы оказались несостоятельными. Дело в том, что уже тогда очень четко отслеживалась технология при производстве делящихся материалов и сами делящиеся материалы. В этом заключается деятельность Международного агентства по атомной энергии /МАГАТЭ/. У нас есть общий интерес, чтобы МАГАТЭ вело себя агрессивно и не давало другим странам получить то, из чего, в конечном счете, можно создать ядерное оружие.

И американское правительство ведь подняло вопрос об Иране не только с Россией, но и со всеми другими странами. А проблема с Ираном состоит в том, что у них есть абсолютно все для создания полного замкнутого топливного цикла, но нет ядерного реактора. Они тратят сотни миллионов долларов на создание специальной инфраструктуры, строят специальные сооружения и объекты для того чтобы, как они говорят, развивать атомную энергетику, однако до сих пор у них нет ни одной атомной электростанции. И то, что у многих стран, которые хотели бы иметь ядерное оружие, его до сих пор нет – большая заслуга МАГАТЭ, которое ведет себя весьма активно. Ключ к созданию ядерного оружия – это делящиеся материалы и главная задача - не дать им распространиться, минимизировать их оборот в мире. Вот почему существует такая программа, как наша.

Вопрос: В отличие от Ирана, существует, например такое государство как Северная Корея, которое уже заявило, что ему удалось создать ядерное оружие…

Пол Лонгсворт: Правительства многих государств сейчас оказывают давление на Корею, чтобы она снизила производство ядерных материалов и в конечном итоге закрыла свои ядерные объекты. Северная Корея является классическим примером, почему МАГАТЭ должно вести себя агрессивно и активно с самого начала. Если бы действовали активнее раньше, до того как они создали химический сепаратор у себя, до того, как они построили реактор, дело не дошло бы до такой проблемы, которую мы имеем сейчас. Иран не является аналогичным случаем. Но мы считаем, что в ситуации с Ираном МАГАТЭ должно вмешаться прямо сейчас, до того как Иран построит и введет в эксплуатацию у себя сооружения топливного цикла.

Вопрос: В мае между США и Россией была подписана договоренность о вывозе ядерного топлива с исследовательских реакторов из 17 стран. Все ли страны согласились подписать эту договоренность?

Пол Лонгсворт: Мы говорим о том соглашении, по которому высокообогащенный уран с реакторов, построенных Россией в других государствах будет возвращаться обратно в РФ. Это является частью проблемы, связанной с оборотом высокообогащенного топлива. Большинство реакторов используют в качестве топлива низкообогащенный уран, который не может использоваться при производстве ядерного оружия. Однако существует один класс реакторов, которые используют при производстве электроэнергии высокообогащенный уран. И мы договорились с правительством РФ, что не только в Россию обратно будет поставляться отработанное ядерное топливо российского происхождения, содержащее ВОУ, но и в США будет возвращаться аналогичное ОЯТ американского происхождения. Кроме того, было достигнуто соглашение, чтобы можно было переделать активные зоны таких реакторов в будущем, чтобы в них могло использоваться только низкообогащенное топливо.

Не все страны согласились поучаствовать в этом проекте. Треть всех реакторов в мире, работающих на ВОУ уже переведена на использование низкообогащенного топлива, вторая треть находится сейчас в процессе перевода. Оставшиеся реакторы имеют ряд технологических особенностей, не позволяющих сделать перевод на НОУ быстрым. Для них уже разработано и сейчас тестируется особый вид топлива. Для того, чтобы ускорить эти усилия, в сентябре в Вене пройдет конференция, на которую мы хотим пригласить всех партнеров из всех заинтересованных стран, где используются такие реакторы. И наша задача – скорейший перевод и этой части реакторов на новые принципы работы – чтобы в них в качестве топлива использовался НОУ и не нарабатывался ВОУ в качестве отработанного ядерного топлива. Мы предложили, чтобы РФ стала одним из спонсоров такой конференции и получили положительный ответ. Это еще одно из свидетельств того, как США и Россия работают вместе над предотвращением угрозы терроризма во всем мире. Мы хотим убрать ВОУ со всех объектов в мире, где он хранится и используется.

Вопрос: МИД Ирака заинтересовано в возращение российских энергетиков в эту страну для восстановления и ремонта электростанций. Будет ли американская сторона приветствовать и способствовать возвращению российских специалистов в Ирак?

Пол Лонгсворт: Мы хотим, чтобы Ирак был свободной демократической страной. Но для народа Ирака это будет достаточно долгий путь. И, скорее всего, им одним не справиться, им потребуется помощь других стран. И мы, конечно, поддерживаем усилия других стран, направленные на восстановление экономики Ирака, на то, чтобы в конце концов она стала самодостаточной.

Вопрос: В прошлом году США пережила энергетический кризис – масштабные отключения электроэнергии на большой части территории страны. Возможно ли повторения такой ситуации и какую роль играют атомные электростанции в энергетике США?

Пол Лонгсворт: Отключения электроэнергии стали знаком, побуждающим к действию для американской экономики. Мы недостаточно много средств вкладывали в систему передачи электроэнергии и недостаточно много вкладывали в развитие новых источников энергии. И поэтому мы считаем, что атомная энергетика является значимой частью энергетики будущего. Поэтому мы сейчас активно вкладываем деньги и в развитие транспортной инфраструктуры, и в развитие энергетических технологий нового поколения.


Накануне.Ru, 02.08.04
Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03949 sec