Военная машина НАТО переваривает новых членов

24 января 2003
Одновременно создается группировка для операций вне зоны альянса

ОФИЦИАЛЬНОЕ приглашение в Североатлантический альянс семи стран Центральной и Восточной Европы фактически подвело черту под определенным Ялтинскими соглашениями послевоенным устройством Европы, разделенной на сферы влияния. Для бывших наших союзников, особенно балтийских стран, вступление в Североатлантический блок, наряду с объявленной целью зафиксировать свое присоединение к Большой Европе, представляет прежде всего факт окончательного выхода из-под влияния Москвы, гарантией невозможности повторения событий в Будапеште 1956 г. и Праге 1968-го. Безусловно, для приглашенных в НАТО стран - это и возможность заручиться политической, экономической и военной поддержкой Запада, в первую очередь США.

Полноправными членами блока три бывших прибалтийских советских республики, Словакия, Словения, Болгария и Румыния станут лишь в мае 2004 г. на следующем саммите НАТО, после выполнения соответствующей процедуры принятия. За эти полтора года они должны будут провести переговоры, на которых предстоит определить все аспекты вступления.

Присоединение к НАТО обязывает новых участников блока к кардинальной перестройке и сокращению своих вооруженных сил, к реализации программ стандартизации военной техники, к росту оборонных расходов. Для балтийских стран, как представляется, процесс реформирования вооруженных сил будет менее болезненным, чем для бывших участников Варшавского договора. Дело в том, что эти страны создавали свои национальные вооруженные силы фактически с нуля, с самого начала ориентируясь на натовские стандарты.

Балтийские страны активно развивают систему военного кооперирования и распределения труда. Так, например, Эстония отвечает за развитие ВМС и контроль морской акватории, являясь центральным звеном Балтрона (Балтийской эскадры). Литва отвечает за обеспечение защиты воздушного пространства Прибалтики. В Эстонии находится военный колледж, в создании которого принимали участие также Литва и Латвия, где обучаются курсанты (кадеты) из всех трех балтийских стран. Практические занятия для них проводятся на находящемся в Литве учебном полигоне. Балтбат (Балтийский батальон) предназначен для участия в международных миротворческих операциях.

Долгое время пражская встреча рассматривалась как собрание в верхах для обсуждения фактически одного главного вопроса - расширения альянса. События последних лет, прежде всего террористический акт в США 11 сентября, война с талибами и кризис вокруг Ирака, сместили акценты пражской встречи, не только зафиксировав изменение направления основной угрозы для НАТО, но и ее масштаб и характер, способствовали принятию решений, осуществление которых должно принципиальным образом изменить будущее Североатлантического союза. Отныне строительство вооруженных сил НАТО, их цели и задачи должны основываться на концепции, согласно которой основная угроза для стран-участниц исходит не с Востока (из России), а из регионов, не входящих в "зону ответственности" блока. "Альянс формировался в период противостояния с Варшавским договором. Сейчас цели изменились, - заявил Джордж Буш. - Демократические страны должны совместно противостоять новым угрозам, главная из которых - международный терроризм".

Перед НАТО ставится задача: быть в состоянии и боеготовности проводить военные акции по всему миру. Генеральный секретарь Североатлантического союза Джордж Робертсон, в качестве основных задач альянса назвал, например, готовность к активному противодействию международному терроризму и участию в операциях по урегулированию конфликтов в нестабильных регионах мира - на Кавказе, Ближнем и Среднем Востоке, в Средней Азии и Северной Африке.

Изменить существующее положение дел призвано принятое в Праге решение о создании сил реагирования НАТО (NATO Response Force). Предложение исходит от США, которых нынешнее состояние и оснащенность вооруженных сил альянса определенно не устраивает. Новые силы будут состоять из авиационных, морских и сухопутных компонентов и предназначены для использования в любом районе мира, где "в этом возникнет необходимость". Принцип экстерриториальности, позволяющий НАТО применять силу за пределами своей зоны ответственности, приобретает, таким образом, статус официального. Численность сил реагирования НАТО планируется в 21 тыс. человек, а их формирование и развертывание должно быть завершено в 2006 г.

Лорд Робертсон определил задачи этой новой группы войск следующим образом: "...они должны быть способны размещаться быстро и далеко от театра НАТО, поддерживать себя столь долго, сколько требуется, уметь защищать себя от любого врага и оружия, бить жестко и точно". Всего, по словам генерального секретаря, страны НАТО в Праге приняли на себя 408 различных обязательств, связанных с созданием сил быстрого реагирования. Детали этих обязательств не разглашаются, но понятно, что речь идет о создании высокомобильных, хорошо оснащенных соединений. Эти силы фактически должны соответствовать по своей профессиональной подготовке и оснащенности тем американским спецчастям, которые сегодня воюют в Афганистане и готовятся к операции в Ираке. Это предполагает приобретение европейцами отсутствующих у них систем оружия и средств боевого обеспечения.

Американский посол в НАТО Николас Бернс включил, например, в список подлежащих закупке военных технологий средства воздушной транспортировки войск, ракеты, оснащенные современными системами наведения, самолеты-заправщики и усовершенствованные высокоточные радарные установки, обеспечивающие наведение боевых самолетов на наземные цели.

Сегодня не совсем понятно, как перспектива формирования новых сил НАТО соотносится с планом ЕС по созданию собственных частей быстрого реагирования. В НАТО лишь подчеркивают, что корпус Евросоюза предназначается прежде всего для осуществления миротворческих миссий, в то время как натовская группировка должна быть готова к участию в полномасштабных боевых действиях.

Надо сказать, что ведущие страны НАТО (в первую очередь Франция и Великобритания), соглашаясь с предложенным американцами планом, не выражают особого желания посылать своих военнослужащих для участия в боевых операциях типа иракской и предпочли бы ограничиться финансовым вкладом и отправкой в зону боевых действий вооружения и военной техники. Гораздо больший энтузиазм здесь проявляют новички НАТО, готовые своим участием в возглавляемых США боевых кампаниях продемонстрировать свою полезность и преданность альянсу. Уже имеется, например, информация о том, что штатный костяк будущих сил реагирования НАТО составят подразделения Чехии, Польши и Венгрии. А после 2004 г. их пополнение будет осуществляться за счет военнослужащих приглашенных в Праге стран ЦВЕ.

Именно таким образом, как представляется, будет решаться проблема кадрового наполнения тех воинских формирований, которым предназначено реально участвовать и нести потери в антитеррористических войнах.

Смещение акцентов в политике НАТО, выдвижение на передний план задач по борьбе с терроризмом и новыми угрозами безопасности в различных районах мира может привести к возникновению противоречий и серьезным разногласиям в самом альянсе. Решения пражского саммита в первую очередь отвечают интересам США, которые хотели бы видеть в НАТО инструмент для своей силовой политики в решении многих военно-политических проблем. В ее нынешнем виде альянс не может выполнять роль дееспособного союзника Вашингтона. Об этом, в частности, свидетельствует и опыт военной операции в Афганистане, проведенной американцами по сути дела самостоятельно, без НАТО.

Европа постепенно превращается в "тыл" американской политики, "фронт" которой сместился в глубину Центральной Евразии, где сегодня находится новый геополитический центр мира. К востоку от него - Китай, к западу - нефтяные гиганты Иран, Ирак, Саудовская Аравия, к югу - новые ядерные державы, многонаселенные Индия и Пакистан. Объективно в военном плане Европа мало чем способна помочь американцам в этой части мира и фактически может лишь играть вспомогательную роль в американской глобальной стратегии. Хотя стратегическая роль Европы и уменьшилась, США заинтересованы в сохранении и поддержании НАТО, ибо альянс является сегодня главным инструментом американского присутствия на континенте, причем не только военного, но и политического, и экономического.

Что касается европейских стран, в том числе и новых участников альянса, то для них членство в НАТО всегда рассматривалось как возможность обеспечения своей национальной безопасности и стабильности, коллективной нейтрализации и предотвращения внешних угроз для Европы.

Решения пражского саммита, предусматривающие превращение Североатлантического союза ("атлантический" - одно из ключевых слов в названии организации) в главным образом инструмент борьбы с терроризмом и поддерживающими его режимами в районах, расположенных на расстоянии многих тысяч километров от Европы, означает конец существования НАТО в том виде, в каком альянс был известен на протяжении более полувека.

Источник: Независимое Военное Обозрение от 24.01.2003


Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.04092 sec