Иран активизировался на "постсоветском пространстве"

20 июля 2004

Тегеран организовал беспрецедентное дипломатическое и стратегическое наступление на постсоветском пространстве


Пока администрация Буша была занята войной с террором в Ираке, Иран тихонечко открыл новый фронт борьбы с США в Центральной Азии и на Кавказе. Его цель - завоевать умы и сердца молодых государств - бывших советских республик. Добиваться этого Тегеран планирует, сочетая здравую дипломатию и военную силу.

Присутствие Ирана в ближнем зарубежье России не ново. После распада Советского Союза он стремился повлиять на политическое направление, которое изберут хрупкие постсоветские республики. Но негласное соглашение с Москвой о разделе сфер влияния значительную часть прошлого десятилетия не давало Тегерану слишком сильно вмешиваться в региональную политику.

Похоже, однако, что теперь все изменилось. Московские политики, обеспокоенные тем, что американские военные надолго окопались у них в тылу, ведя войну с терроризмом, смягчили возражения против маневров Ирана. В ответ Тегеран организовал беспрецедентное дипломатическое и стратегическое наступление на постсоветском пространстве.

Мотивы Ирана понятны. Увеличивающееся присутствие США в таких местах, как Ханабад (Узбекистан) и Манас (Киргизия), не говоря уже о растущих связях Вашингтона с Азербайджаном и Казахстаном, вызвало в Тегеране обеспокоенность возможностью стратегического регресса на северном фронте. Учитывая действия американцев в Ираке и Афганистане, иранский режим оказался перед вполне реальной угрозой окружения со стороны США и их "коалиции желающих". Тем временем значительный прогресс на прозападных энергетических маршрутах, таких, как долгожданный трубопровод для транспортировки каспийской нефти из азербайджанского Баку в турецкий Джейхан, означает, что энергетическое влияние иранских правителей в регионе может серьезно сократиться.

В ответ Иран поднял дипломатические ставки в богатом энергоресурсами Казахстане, стремясь к углублению энергетической интеграции между Астаной и Тегераном. В настоящее время Казахстан экспортирует в Иран нефть в рамках соглашении о "нефтяном обмене" заключенном с Исламской республикой в 2000 году, по которому казахская нефть доставляется в иранские порты на Каспийском море для потребления внутри страны, а нефть из южного Ирана продается на мировых рынках. Теперь Исламская республика активно старается расширить это соглашение и уже увеличила пропускную способность своих каспийских портов в надежде "удвоить" объемы нефтяных обменов с Казахстаном.

Тем временем нефтяные компании Ирана становятся более серьезными участниками энергетической отрасли Казахстана, участвуя в тендерах на разработку казахского сектора Каспия. Иранские чиновники даже начали потихоньку лоббировать маршрут южного нефтепровода, для транспортировки казахской нефти до Персидского залива через Исламскую республику. В конце мая президент Казахстана Нурсултан Назарбаев публично одобрил планы Тегерана, объявив о желании правительства построить трубопровод через Казахстан и Иран.

А вот в отношении соседнего Азербайджана Иран занял более жесткую позицию. В середине октября Исламская республика начала широкомасштабные военные учения на северо-западе страны, рядом с азербайджанской границей. Учения, названные крупнейшими в новейшей истории Ирана, были призваны продемонстрировать военную мощь страны и убедить Баку ослабить растущее стратегическое сотрудничество с Вашингтоном.

Судя по последним сообщениям, Тегеран теперь перешел на более тонкую тактику и начал раздувать сепаратистские настроения среди неазербайджанского и нетурецкого населения на Каспийском побережье Азербайджана, пытаясь ослабить прозападный уклон Азербайджана. В ответ азербайджанские власти, похоже, неохотно, пошли на религиозное соглашение с Исламской республикой. Документ, который должен быть подписан в ближайшем будущем, предоставит Тегерану более серьезное влияние в религиозных делах кавказского государства и, соответственно, гораздо более серьезное влияние на политическую ориентацию страны, где преобладает мусульманское население.

В то же время Иран закрепил контакты со своим традиционным союзником на Кавказе - Арменией. Недавно стороны разработали план по строительству газопровода, который соединит месторождения в Иране и Туркменистане с Украиной и затем Европой через Армению. Подобный шаг может стать дипломатическим переворотом Тегерана, предоставив ему энергетический маршрут в ущерб России и США и одновременно оказывая давление на Азербайджан.

Более того, Иран даже увеличил свое военное присутствие в Каспийском бассейне. Пытаясь противостоять растущим стратегическим связям США и Европы с Азербайджаном и Казахстаном, Иран начал модернизировать свои каспийские силы, включая создание специальной морской полиции в рамках военного флота страны. Власти страны явно дают понять, что подобные шаги вызваны "иностранным раздражителем".

До сих пор маневры Ирана в Центральной Азии и на Кавказе оставались практически незамеченными Вашингтоном и его европейскими союзниками. Но для США и ЕС, инвестирующих в политическую независимость и прозападную ориентацию обоих регионов, нашествие Тегерана и его растущая активность несомненно должны стать источником для серьезного беспокойства.

Илан Берман - вице-президент Американского совета иностранной политики в Вашингтоне. Кристофер Келли - исследователь евразийской программы Совета.


Илан Берман (Ilan Berman) и Кристофер Келли (Christopher Kelley)("The Wall Street Journal", США)

ИноСМИ, 19 июля 2004 г.

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03971 sec