ЦРУ обеспечило Саддаму "железное алиби"

06 июля 2004


Одним из главных пунктов обвинения, предъявленного Саддаму Хусейну, является "преднамеренное убийство гражданских лиц при помощи химического оружия в местности Халабжа". Сам факт совершения преступления не вызывает сомнений.

Действительно, в марте 1988 года в результате применения боевых отравляющих веществ на севере Ирака были убиты около 5000 человек (преимущественно - курды), почти десять тысяч получили ранения и стали инвалидами.

Бомбардировка города Халабжа стала самой крупной в истории военной акцией с применением химического оружия против мирного населения. Многие годы вина за это преступление безапелляционно возлагалась на Саддама Хусейна.

Резня в Халабже в совокупности с другими случаями применения Ираком отравляющих веществ эффективно использовалась Вашингтоном для объяснения своего настойчивого желания свергнуть баасистский режим. Однако задолго до начала последней войны в Ираке ЦРУ, а следовательно, и американская администрация, были осведомлены о том, что Хусейн имеет к убийству тысяч жителей Халабжи весьма косвенное отношение.


Кровавая пятница

В марте 1988 года, то есть на последнем этапе войны между Ираком и Ираном, командующие Северным фронтом доложили Хусейну о том, что иранские войска при поддержке курдских партизан захватили город Халабжа, находящийся в провинции Сулеймания всего в 11 километрах от иранской границы.

В этом регионе располагалась крупная иракская гидроэлектростанция, потеря которой грозила всему северу страны энергетическим кризисом. Согласно общеизвестной версии, Хусейн, намереваясь покарать предателей-курдов, отдал, как обычно, устное распоряжение своему брату Али Хасану аль-Маджиду подвергнуть город и прилегавшие к нему деревни химической бомбардировке. 17 марта приказ был выполнен.

По свидетельству немногих выживших, первые бомбы упали на улицах Халабжи на рассвете. В отличие от взрывов фугасных бомб, к которым жители прифронтовой полосы уже привыкли, на этот раз снаряды падали с негромкими хлопками без разрывов. Уже через несколько минут почти весь город был окутан густым желто-серым облаком газа, похожим на туман. Среди горожан началась паника. Люди выбегали на улицы и тут же падали замертво, зачастую даже не успев закрыть дверь. Соприкосновение с ядовитыми парами вызывало мгновенную смерть.


Сразу же после начала химической атаки главные магистрали, ведущие из города, подверглись массированному артобстрелу с применением обычных зарядов.

Таким образом, даже те, кому удалось спастись в первые минуты нападения, оказались в ловушке, так как не могли покинуть отравленный город. Ветра в этот день практически не было, поэтому газовое облако рассеивалось долго, медленно курсируя по улицам. К полудню на полях вокруг Халабжи пали все животные, пожухла растительность. В воздухе стоял сильный запах гнилого лука и жженого чеснока. Большинство жителей центральных районов города погибло. Уцелели только те, кто жил на окраинах и сумел выбраться за пределы опасной зоны до начала артобстрела, а также те, кто работал на фермах, расположенных вдали от города.

Один из турецких врачей, лечивший от ожогов и заболеваний органов дыхания выживших жителей Халабджи, свидетельствовал: "Среди пострадавших были молодые и пожилые, но не было ни одного солдата. Самым молодым из моих пациентов был четырехмесячный младенец".


В этот момент и произошло одно странное событие. Багдад, обычно тщательно скрывавший от мировой общественности события внутри страны, допустил иностранных корреспондентов, представителей ООН и сотрудников Красного Креста с миссией гуманитарной помощи в район Халабжи. Они собственными глазами увидели горы трупов на улицах города, сделали десятки фотографий и опросили сотни свидетелей.

Учитывая характер диктаторского режима Саддама, событие это было по-настоящему беспрецедентным. С таким же успехом можно было бы представить, что Иосиф Сталин открыл журналистам свободный доступ к местам массовых расстрелов политзаключенных. Почему Саддам Хусейн, не обладавший ни международным авторитетом советского диктатора, ни его же армией и, несомненно, понимавший, что реакция Запада на произошедшее будет крайне отрицательной, совершил этот "глупый" поступок? Объяснений может быть только два.

Первое:


Саддам Хусейн пребывал в свойственном многим диктаторам заблуждении: он верил в собственную безнаказанность. Кроме этого, Хусейн мог надеяться, что активно сотрудничавшая с ним администрация США, заинтересованная к тому же в дальнейшем развитии совместных нефтяных и строительных проектов, в очередной раз закроет глаза. (Отчасти, это ожидание оправдалось. Даже после событий марта 1988 года и США, и Великобритания продолжали поставлять в Ирак химические реагенты двойного назначения и оборудование, которое могло быть использовано в военных целях). Но даже в этом случае последствия побоища должны были произвести на западную общественность впечатление, и не учитывать этого Саддам не мог.

Второе:

Саддам Хусейн не имел отношения к массовым убийствам в Халабже и именно поэтому поспешил продемонстрировать миру преступления противоборствующей стороны.

Эффект Пеллетье

В январе 2003 года, то есть за два месяца до начала военного вторжения коалиционных сил в Ирак, в газете The New York Times была опубликована статья одного из ведущих экспертов ЦРУ Стивена Пеллетье (Stephen Pelletiere), занимавшегося анализом ситуации в Ираке во времена ирано-иракского конфликта. Помимо этого, в 1990-1991 годах Пеллетье возглавлял специальную комиссию Пентагона, в задачу которой входило изучение военного потенциала Ирака.

По его утверждению, иракская армия действительно применяла химическое оружие в сражении за Халабжу, но использовалось оно отнюдь не против мирного населения города, а против наступавшей иранской армии, и все удары наносились именно по позициям войск неприятеля. Иран, в свою очередь, осуществил ответную химическую атаку, а жители города просто попали под перекрестный огонь и стали очередными случайными жертвами десятилетней войны.


Сразу после катастрофы в Халабже, утверждал Пеллетье, ЦРУ провело экспертизу собранных в регионе образцов отравляющих веществ и подготовило засекреченный отчет, в котором однозначно резюмировалось, что причиной массовой гибели курдов стал вовсе не иракский, а иранский газ. По характеру поражения специалисты установили, что жители пострадали от газа из группы цианидов, ранее неоднократно использовавшегося Ираном.

В 1988 году в распоряжении армии Саддама Хусейна таких реагентов не было, в битве за город иракская сторона применяла иприт и зарин. Эксперт ЦРУ подчеркивал, что американская администрация была в курсе выводов, сделанных разведчиками.


Линия защиты

Примечательно, что во время первого свидания Саддама Хусейна с судьей, бывший диктатор заявил, что узнал о событиях в Халабже из газет, и категорически отверг обвинение в том, что отдал приказ подвергнуть город химической атаке. Не проявляет желания сотрудничать по этому поводу со следствием и другой главный действующий персонаж - Али Хасан аль-Маджид, получивший красноречивое прозвище Химический Али.

Представители спецслужб сетуют на отсутствие материальных улик, которые могли бы помочь при формировании обвинительного заключения: никаких документов, изобличающих причастность иракского руководства к бойне в Халабже, пока не найдено. Вряд ли приходится рассчитывать и на то, что адвокаты Саддама Хусейна сумеют вызвать на грядущий судебный процесс аналитиков ЦРУ и используют их показания для опровержения одного из самых "тяжелых" пунктов обвинения.

Однако в том случае, если суд будет проходить по принятым в странах антииракской коалиции стандартам, защите иракского диктатора достаточно будет умело манипулировать открытыми источниками, например, статьей Пеллетье в The New York Times, чтобы спровоцировать крупнейшее дипломатическое фиаско администрации США.


Не понимать этого в Вашингтоне не могут. Поэтому возможны два варианта развития событий. Весьма вероятно, что для США не так важно количество и качество обвинений, как сам факт судебного процесса над Хусейном. Точно так же в свое время для американцев не имела значения причина, по которой оказался в тюрьме главный чикагский гангстер Аль Капоне. В таком случае, логично предположить, что американская администрация может пожертвовать некоторыми пунктами обвинения, попутно сконцентрировав внимание общественности на остальных, которых, к слову, хватит на десять диктаторов. В таком случае, главным виновником событий 1988 года станет Химический Али, которым США пожертвуют без сожалений. Это нанесет некоторый ущерб имиджу Белого дома, но помпезность самого процесса, организованного "Джорджем-освободителем", может нивелировать все негативные последствия.

Однако более вероятным представляется все же другой вариант. Если предположить, что Вашингтон готов приложить максимум усилий, чтобы спустить весь суд над Хусейном "на тормозах" и не допустить его превращения в мученика "за родину и народ", то снятие с диктатора главных обвинений будет только приветствоваться. В этой связи, дозируемое появление разоблачительных материалов, размещенных в прессе от имени неких информированных источников, вполне объяснимо. Какую из стратегий выберет администрация США, покажет ближайшее время. Пока же Хусейну не было даже предоставлено право пообщаться со своими адвокатами.

Vip.lenta.ru, 05.07.04 г.
Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03124 sec