Москва засветилась в Тегеране

30 июня 2004



Страсти вокруг ядерных программ Ирана разгораются с новой силой. Вчера иранские власти вопреки призывам мирового сообщества возобновили производство частей для центрифуг, способных производить оружейный плутоний. При этом Тегеран требует от МАГАТЭ снять все претензии к Ирану, закрыв его ядерное досье. В этих условиях взгляды мирового сообщества обращены на Россию, без которой решить проблему иранского атома крайне сложно. Вчера глава МАГАТЭ Мохаммед аль-Барадеи и госсекретарь США Колин Пауэлл попытались заручиться поддержкой России в этом вопросе.

Время собирать центрифугу

Взбудоражившее мировое сообщество заявление иранской стороны о том, что с 29 июня Тегеран возобновляет ядерные исследования, в частности производство частей для ядерной центрифуги, прозвучало в понедельник. Как сообщил пресс-секретарь МИД Ирана, его страна уведомила о своих планах продолжить прерванные прошлой осенью работы руководство МАГАТЭ, а также Великобританию, Германию и Францию. Правда, сказав "а", иранские власти воздержались от того, чтобы сказать "б". В том же заявлении делалась существенная оговорка, что пока Тегеран не намерен обогащать уран. Между тем центрифуги могут использоваться для обогащения урана и производства из него оружейного плутония.

Одновременно иранские власти настаивают, что все нынешние претензии к Тегерану относительно его ядерных программ не имеют под собой серьезной почвы. Сообщение о возобновлении производства частей для центрифуг было сделано в тот же день, что и установочное заявление главы иранской делегации в МАГАТЭ Хусейна Мусавияна, в понедельник выразившего надежду, что уже к осени МАГАТЭ закроет иранское ядерное досье. Господин Мусавиян, являющийся также секретарем комитета по вопросам внешней политики при высшем совете по национальной безопасности Ирана, выразил убежденность в том, что такое решение поддерживает большинство стран. По его словам, остаются непроясненными "два технических вопроса": о газовых центрифугах ПИ-2, обнаруженных в Иране инспекторами МАГАТЭ в феврале этого года, и о радиоактивных загрязнениях, также обнаруженных инспекторами МАГАТЭ на оборудовании, используемом в рамках ядерной программы. "Нам кажется, что в течение ближайших двух-трех месяцев вопрос о ПИ-2 будет снят. Вопрос о многочисленных загрязнениях, которые были обнаружены в отобранных образцах, также в настоящее время прояснился для МАГАТЭ. Эти загрязнения имели внешний источник – импортированные детали, бывшие в употреблении",– отметил иранский представитель. Он также выразил надежду на то, что на очередной сессии совета управляющих МАГАТЭ, намеченной на сентябрь в Вене, ключевую роль в закрытии иранского досье сыграет Россия.

МАГАТЭ невмоготу

Действия иранской стороны были восприняты многими международными наблюдателями как хладнокровный, тщательно рассчитанный шантаж. И хотя руководство МАГАТЭ воздержалось от прямых слов осуждения Ирана, чтобы не обострять ситуацию еще больше, находящий с визитом в России глава агентства Мохаммед аль-Барадеи не скрывал глубокой озабоченности происходящим. Иранская тема стала одним из главных вопросов, которые руководитель МАГАТЭ обсуждает в эти дни с российским руководством, пытаясь договориться с Москвой о том, как совместными усилиями образумить иранскую сторону. Так, в ходе состоявшейся в понедельник встречи господина аль-Барадеи с главой МИД РФ Сергеем Лавровым глава МАГАТЭ выразил сожаление в связи с возникшим по вине Тегерана "дефицитом доверия" во взаимоотношениях с международным сообществом. "Чем больше будет доверия со стороны Ирана, тем лучше будет для самого Ирана и всех остальных",– заявил Мохаммед аль-Барадеи. По мнению главы МАГАТЭ, шагом к укреплению доверия, в частности, могло бы стать согласие иранской стороны пересмотреть свое последнее решение о возобновлении ядерных разработок. Оно было принято в ответ на недавнюю резолюцию МАГАТЭ по Ирану, выдержанную в жестких тонах и призывающую Тегеран к гораздо более активному сотрудничеству с мировым сообществом.

Примечательно, что визит руководителя МАГАТЭ в Россию совпал с начавшимися в Москве в конце прошлой недели консультациями стран G8 на уровне глав регулирующих органов по вопросам обращения с радиоактивными материалами. Не секрет, что Россия имеет если не прямое, то по меньшей мере косвенное отношение к ядерной программе Ирана и без российского участия сегодня практически невозможно развязать сложный узел противоречий вокруг иранских ядерных программ. Еще одним свидетельством того, что мировое сообщество намерено добиваться от Москвы более активного воздействия на Тегеран, стала вчерашняя встреча в Стамбуле главы МИД РФ Сергея Лаврова с его американским коллегой Колином Пауэллом. По информации Ъ, иранское досье стало одной из главных тем их беседы. При этом господин Пауэлл не преминул напомнить, что инспекторы МАГАТЭ недавно обнаружили на образцах иранского ядерного оборудования следы обогащенного урана, типичного для российских ядерных технологий.

Подземные тайны Натанза

Сегодняшний сыр-бор вокруг темы "Иран и уран" начался летом 2002 года, когда практически одновременно космическая и агентурная разведки США обнаружили на территории Ирана ряд секретных объектов, предназначенных для обогащения урана с последующим получением из него оружейного плутония. Обстановка стала накаляться прошлой осенью, после того как глава МАГАТЭ Мохаммед аль-Барадеи обнародовал результаты своей инспекции в Иране, которые также были не в пользу Тегерана. Из доклада господина аль-Барадеи от 8 сентября прошлого года следовало, что поставляемая иранской стороной информация носит "либо отрывочный, либо противоречивый характер". Глава МАГАТЭ потребовал тогда от Тегерана предоставления полного списка всего импортированного атомного оборудования и его компонентов и четкого ответа на все вопросы, касающиеся следов обогащенного урана, обнаруженных на газовых центрифугах завода в городе Натанз.

На обогатительном комбинате в Натанзе в самом деле находились в рабочем состоянии около 160 центрифуг и еще около 1000 – в несобранном виде на строящемся соседнем объекте. Всего на предприятии, основные помещения которого находятся глубоко под землей, планировалось разместить 5000 установок по превращению "негорючего" природного урана в "горючий". Подобное количество центрифуг, полулегально закупленных на Западе, позволяло выработать в течение года такое количество высокообогащенного урана, которого хватило бы для создания нескольких ядерных взрывных устройств.

Между тем повышенный радиационный фон вблизи некоторых центрифуг иранцы с самого начала объяснили отнюдь не злым умыслом местных физиков, а "халатностью или недобросовестностью" западных поставщиков (то ли итальянцев, то ли французов, то ли немцев). Тегеранские газеты не исключали и провокацию. На самом же деле иранские ядерщики, судя по всему, "пошалили", запустив в качестве эксперимента пару центрифуг с низкопробным ураном из местных рудников.

После того как стало известно о секретных работах Тегерана, выходящих за рамки "мирного атома", совет директоров МАГАТЭ на своем заседании 12 сентября прошлого года призвал Иран до конца октября предоставить исчерпывающую информацию по своей ядерной программе, прекратить работы по обогащению урана и подписать дополнительный протокол к Договору о нераспространении ядерного оружия, позволяющий агентству проводить широкомасштабные инспекции без предварительного уведомления. В противном случае Ирану давали понять, что он может быть объявлен нарушителем договора и его вопрос будет вынесен на рассмотрение СБ ООН.

Вначале Тегеран категорически отверг призыв МАГАТЭ. Однако в середине октября в срочном порядке в Тегеран прибыли главы МИД Франции, Великобритании и Германии. Присоединиться к европейскому трио приглашали и тогдашнего главу российского МИДа Игоря Иванова, но он в последний момент отказался. В ходе многочасовой конфиденциальной беседы европейских министров с секретарем высшего совета безопасности Ирана Хасана Рохани был достигнут компромисс: Иран выполнит все требования МАГАТЭ с условием, что Европа не будет ставить палки в колеса ирано-российскому сотрудничеству в "мирном освоении атома".

20 ноября прошлого года на заседании совета управляющих МАГАТЭ в Вене жесткую позицию Вашингтона поддержали лишь Канада, Австралия и Япония. Остальные (31 страна) сошлись на том, что надо действовать не кнутом, а пряником, поощряя переход Ирана к открытости в ядерной области. "Никакие санкции непозволительны",– отметил тогда российский министр по атомной энергии Александр Румянцев. Примечательно, что с российской позицией полностью согласился представитель испытанного американского союзника – Великобритании.

Казалось бы, тогдашнее противостояние Ирана с МАГАТЭ завершилось хеппи-эндом, который вполне устраивал не только Иран, но и Россию. Избавленный от тени подозрения прибыльный ядерный бизнес расчищал последние завалы, которые возникали на правовом поле российско-иранского сотрудничества. Но вот сегодня ситуация внезапно развернулась на 180 градусов, и противостояние вокруг иранского атома выходит на новый виток. В связи с чем российско-иранское сотрудничество в ядерной области вновь оказывается под ударом.

СЕРГЕЙ ТАМИЛИН, ВАЛЕРИЙ ЯРЕМЕНКО,
Коммерсант, 30.06.04 г.
Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03738 sec