Рейган лгал и обманывал во имя торжества антикоммунизма

15 июня 2004



Если бы у иракцев не отключали свет, и они могли бы смотреть телевизор, вряд ли они с таким уж воодушевлением восприняли бы панегирики, сказанные в адрес главного поборника свободы, бывшего президента Соединенных Штатов Рональда Рейгана, на его торжественных похоронах. Движущие силы американской политики в отношении Ирака всегда были тайной за семью печатями, и если когда-нибудь выплывет наружу, что Саддам Хусейн в действительности был агентом ЦРУ с заданием спровоцировать вторжение Америки в Ирак, то ответствен за это в большой степени будет именно Рейган.

Пусть в 1963 году, когда в результате государственного переворота власть в Ираке перешла в руки баасистской партии (уже доказано, что тот переворот произошел при активном участии отдела ЦРУ в Багдаде), Саддам еще не был такой уж крупной фигурой. Однако через два десятилетия при Рейгане отношения Ирака и Соединенных Штатов превратились в настоящее военное союзничество. В декабре 1983 года он лично обращался к Саддаму с предложением военной помощи в войне против Ирана. Это письмо, также лично, доставил в Багдад специальный представитель Рейгана Дональд Рамсфельд.

В Саддаме Рейгана привлекали несколько моментов. Он жестко стоял на антикоммунистических позициях; запретил у себя в стране коммунистическую партию и бросил в застенки тысячи ее членов. Так же решительно иракский лидер был настроен и против религиозных властей Ирана; его можно было использовать и для оказания давления на Сирию и поддерживаемую ей организацию 'Хезболла' в Ливане, которая незадолго до того разрушила военный городок американской морской пехоты в Бейруте, убив более 200 американских граждан.

Так что неудивительно, что на последние шаги международного сообщества по нормализации положения в Ираке с этой стране реагируют с подозрением - это осталось еще с тех времен. Да и на собственное временное правительство иракцы смотрят весьма скептически. Они сами видят, насколько трудно было Франции убедить американцев в том, что иракское правительство должно обладать правом вето на проведение коалиционными силами таких наступательных операций, как недавно в Фаллудже. И они заметили, что их новый премьер-министр Айяд Аллави даже не постарался потребовать усиления роли иракцев в управлении страной, пока этот вопрос не поставила Франция. И они помнят, что Аллави и его организация 'Иракское национальное согласие', которую он создал в изгнании, были на содержании у ЦРУ.

Не только в Ираке, а и вообще во всем мире главной особенностью того времени, когда у власти в США был Рейган, стала циничная антикоммунистическая политика, скрывавшаяся за красивыми словами о свободе. На своей первой пресс-конференции он говорил - почти языком библейских скрижалей - о том, что лидеры Советского Союза 'считают себя вправе совершать любые преступления и любой обман'. Весьма яркий пример из серии 'сам дурак'. Интересно, что подумал бы Саддам, не говоря уж об иракском народе вообще, если бы узнал, что всего через два года после первого визита Рамсфельда в Ирак Вашингтон уже тайно продавал оружие тем самым воинственным муллам в Иране, против которых он воевал? Так кто же 'совершал обман' на самом деле?

Конечно, именем борьбы с коммунизмом можно было делать все что угодно. Рейган вторгся в Гренаду, выдумав, что американским студентам, которые в полном благоденствии проводили там месяц за месяцем, вдруг стала угрожать неведомая опасность. Рейган вооружал никарагуанских бандитов, чтобы они свергли правительство этой страны, даже после того, как в 1984 году в Никарагуа прошли свободные выборы, признанные международным сообществом. Именно он превратил Соединенные Штаты в 'страну вне закона', отказавшись выполнить решение международного суда о снятии блокады с никарагуанского побережья.

Именно Рейган вооружал и обучал Усаму бен Ладена и его сторонников, бившихся против советских войск в Афганистане, и именно он отдал приказ ЦРУ оплатить строительство тех самых туннелей в афганском горном массиве Тора-Бора, через которые его бывший союзник вполне успешно ускользает от американских самолетов. Называя Африканский национальный конгресс Нельсона Манделы прокоммунистической организацией, Рейган неизменно налагал вето на законопроекты о введении Америкой санкций против режима апартеида, с которым сражался АНК.

Такой же истерической и контрпродуктивной была его политика в отношении Советского Союза. Навесив на эту страну ярлык 'империи зла', Рейган на несколько лет заморозил процесс разрядки международной напряженности. Результатом стал грандиозный скандал, поднятый, когда советские самолеты сбили южнокорейский авиалайнер, вторгшийся в русское воздушное пространство. Конечно, Москва тоже поступила не лучшим образом, но, возможно, ее решение было бы не таким скоропалительным, если Рейган до этого не пошел на открытое столкновение сверхдержав.

Политика Москвы в развивающихся странах была не менее цинична, чем политика Рейгана. Они также играли на обеих сторонах площадки в войне между Ираном и Ираком, больше склоняясь к Саддаму, хотя он и казнил немало коммунистов - русские не меньше Вашингтона боялись исламского фундаментализма. 'Холодная война' была не войной за свободу, а войной за победу собственной идеологии, войной за власть. Некоторые независимые эксперты и журналисты, работавшие в Советском Союзе, считали, что мощь коммунистической державы достигла апогея, когда Рональд Рейган стал президентом США.

ЦРУ намеренно преувеличивало советскую экономическую мощь и размеры отчислений на военные нужды (не правда ли, напоминает историю с иракским оружием массового поражения?). Это тогда горячо обсуждалось, однако трудно было получить достоверную информацию о столь закрытом обществе. Тем исследователям, которые, как и я, замечали слабости Советского Союза, приходилось нелегко в борьбе с истеблишментом западной советологии, в котором преобладали традиционные взгляды.

Однако беспристрастное рассмотрение истории Советского Союза говорит о том, что, что бы ни говорил Брежнев, Москва к тому времени уже потеряла всякие иллюзии относительно своих достижений на международной арене. Ее союзники по Варшавскому договору не были надежной подмогой - приходилось держать их или периодическими угрозами, или даже с помощью ввода войск. На Ближнем Востоке, хотя Москва десятилетиями поставляла туда оружие, у нее было немного настоящих союзников: Египет перебежал на сторону Запада, Сирия увидела, что от России поддержки по главному для нее палестино-израильскому вопросу не дождаться, и только Йемен и Ирак могли внушать некоторую надежду.

В действиях Кремля пропала уверенность, однако его престарелая верхушка была уже слишком больна, чтобы быть в состоянии сделать соответствующие выводы. Только с приходом более молодого лидера Михаила Горбачева СССР начал уходить с международной арены. После 1973 года (введение арабскими странами эмбарго на поставки нефти на Запад, спровоцировавшее нефтяной кризис и рост цен на энергоносители - пер.) высокие цены на нефть, державшиеся десять лет, дали Москве много легких денег, и она могла как финансировать свою часть советско-американской гонки вооружений, так и проводить переоснащение промышленной инфраструктуры.

К началу 80-х годов лед уже мог сломаться под давлением убытков легкой промышленности, провала реформы сельского хозяйства и стремления к либерализации, выражаемого той частью элиты, которая выезжала за рубеж в качестве дипломатов, инженеров и журналистов.

Однако совсем не рейгановский проект 'звездных войн' обрушил советскую экономику, в результате чего там начались реформы, как рассказывают всем его поклонники. В своих публичных выступлениях Горбачев говорил и структурой своего бюджета подтверждал, что Москва не будет стараться сделать свою версию такой же военной системы сомнительного качества, которая, если и могла бы дать Вашингтону 'возможность первого удара', то никак не меньше чем лет через пятнадцать.

Советский Союз разрушился по внутренним причинам, не в последнюю очередь благодаря непродуманной политике, которую проводил Горбачев в ответ на весьма неожиданные последствия своих же собственных реформ. Рейган был всего лишь сторонним наблюдателем, и его резкий поворот ко второй разрядке был шагом, которого миролюбивые силы во всем мире ждали уже очень долго.

Именно разрядка сделала возможным конец 'холодной войны', и он пришел бы как минимум четырьмя годами раньше, если бы не слепая ненависть Рейгана к коммунизму.

Джонатан Стил - автор книги 'Пределы советской мощи' (The Limits of Soviet Power), опубликованной в 1984 году.

("The Guardian", Великобритания), Багдад, 11 июня 2004
Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.04132 sec