Неизвестный Иран

05 апреля 2004
Продолжаем цикл бесед о современном Иране. Наш южный сосед до сих пор для многих остается одной из тайн и загадок Востока. А где тайна, там большое количество мифов и небылиц. Для наших читателей в беседе с пресс-атташе посольства Исламской Республики Иран в России Аббасом Эскандари открывает страну президент Национальной Информационной Группы Андрей Насонов…

Андрей Насонов: Давайте обсудим вот какой аспект внутренней жизни Ирана. Я считаю, что имам Хомейни был очень сильной личностью, вообще человеком, который повел за собой народ, это сильный человек. И одной из самых его больших настоящих заслуг было то, что он примирил суннитов и шиитов. Как сегодня живут в Иране сунниты и шииты?

Аббас Эскандари: Давайте поговорим о личности имама Хомейни, о которой вы очень правильно сказали. Имам Хомейни, как вы сказали, был очень сильной духовной личностью. Определенно разносторонней духовной личностью. При том, что он был богословом, получил образование в религиозных школах, шиитских религиозных медресе, он, кроме того, был философом, ученым, который писал философские книги. Кроме того, он сочинял стихи, у него опубликован сборник стихов. Но самое главное, он являлся великим вождем революции. С точки зрения имама Хомейни, религия должна обеспечить благополучие человека и в этой жизни, и в потусторонней. Он также говорил, что счастье человека всегда должно быть в гармонии с моралью и человеческой честью. Имам никогда не признавал рознь между мусульманами и говорил, что подобное дело непозволительно. Он официально призывал своих последователей воздерживаться от розни между шиитами и суннитами, призывал к правильному пониманию ислама.

В настоящее время, конечно, сохраняются определенные чувствительные моменты в отношениях между различными этносами и религиозными общинами. Тем не менее, продолжатели дела Хомейни есть и в нашей стране, и во многих других странах, и можно сказать, что это некое благотворное наследие, доставшееся нам от имама.

Андрей Насонов: Я внимательно прочел книжки, которые мне были подарены. Я думаю, без каких-либо обид, в Советском Союзе, а затем и в России, в стране, которая немножко отделена от собственной веры, имам Хомейни представлялся как достаточно суровый религиозный деятель. Но из этих книг, которые я прочел, я понял, что имам Хомейни был очень разносторонним человеком. Ему было ничто не чуждо, в том числе и светские, здравые представления.

Аббас Эскандари: Вы очень правильно охарактеризовали личность имама, хотя вы прочли про него очень мало. Как вы правильно сказали, Хомейни - разносторонняя личность. Это великий политик, который знал международное право и международные отношения. Существует, к сожалению, неправильное представление о том, что религиозный руководитель должен быть далек от реальностей сегодняшнего мира и событий, в нем происходящих.

Существует определенная шиитская духовная традиция, заключающаяся в том, что религиозный деятель должен участвовать в политических, общественных делах или в благотворительных, и в целом во всем том, что приносит пользу народу. Он должен решать эти вопросы. Он, конечно, встречался и с писателями, и с другими общественными деятелями. Такие духовные деятели всегда приносили пользу народу. Хомейни всегда был членом подобного духовенства.

Андрей Насонов: Он был шиит?

Аббас Эскандари: Он был шиитским духовным предводителем.

Андрей Насонов: Скажите, в Иране сколько живет суннитов?

Аббас Эскандари: Их количество не очень большое, но и не слишком малое. Но по отношению к шиитам они составляют не очень большое количество. Статистику, к сожалению, не помню.

Андрей Насонов: Но сунниты есть во власти?

Аббас Эскандари: Конечно, у них есть представители и в правительстве, и депутаты меджлиса. Вообще хочу вам сказать, что в политической системе Ирана нет существует разграничения на шиитов и суннитов. Они в равной степени могут учиться в разных университетах и расти как политики и занимать соответствующие места во властной структуре Ирана.

В Иране официальная религия - шиизм двунадесятого толка, то есть признающий 12 имамов, и более 80% населения составляют именно шииты. Также наряду с шиизмом существует христианство, иудаизм и зороастризм. В древности господствующей религией был зороастризм.

Андрей Насонов: А вот мы говорили о христианстве. Для вас, наверное, это не секрет, что одной из самых больших проблем между Азербайджаном и Арменией является то, что они никак не могут поделить, чего больше: Азербайджана в Иране или Армении в Иране?

Аббас Эскандари: В Иране живут и азербайджанцы и армяне, но мне не хотелось бы давать какие-то однозначные определения этому вопросу. Мне хотелось бы сказать, что в Иране существует три провинции Азербайджан - Восточный, Центральный и Западный.

Андрей Насонов: Я хотел бы спросить насчет армянской диаспоры, она большая?

Аббас Эскандари: В Иране проживает большое количество армян, большая диаспора. Наш народ их любит. У них есть церкви и религиозные центры, они спокойно отправляют свои молитвы и обряды. Проживая в стране исторически большое время, они чувствуют себя спокойно и безопасно в нашей стране.

Андрей Насонов: Я думаю, что вообще Ирану достаточно тяжело. Первое - это постоянное сопротивление Соединенным Штатам Америки, и, конечно, положа руку на сердце, не совсем спокойные соседи.

Аббас Эскандари: Нас не беспокоят соседи, до тех пор, пока среди них не появятся агрессоры.

Андрей Насонов: Мы к этому и ведем. Как вы думаете, как будут развиваться события в Ираке?

Аббас Эскандари: Ирак - это исламская страна, которая имеет древнюю историю. Это страна, которая ощущает себя самостоятельным субъектом. И американцы, оккупировавшие эту страну, должны признать исторически сложившуюся самобытность этой страны. И они должны сделать так, чтобы судьба страны была решена иракским народом, чтобы иракский народ как можно скорее создал свою конституцию, которая была бы способна обеспечить права человека в этой стране. И это обязательно должно произойти.

Андрей Насонов: А афганская сторона?

Аббас Эскандари: Иран имеет очень хорошие отношения с центральным правительством Афганистана, в частности, в области борьбы с терроризмом и в борьбе с наркотиками. Мне представляется, что в Афганистане надо активно противостоять экстремизму, независимо от того, будет ли это военный американский экстремизм или экстремизм типа "Талибан". Вы знаете, наша страна всегда выступала против правления талибов, и мы считаем, что судьба народа Афганистана должна быть решена при помощи гражданских институтов, созданных в этой стране.

Андрей Насонов: Я думаю, что мы еще много будем встречаться, мы ведь обещали сотрудничать. И последний вопрос. Наступает Новый 1383 год. Откуда идет это исчисление?

Аббас Эскандари: Это летоисчисление идет с даты хиджры - переселения пророка Мухаммеда из Мекки в Медину. В Иране летоисчисление ведется по солнечному календарю, тогда как в арабских странах - по лунному календарю. Я хочу сказать, что с переселением пророка получила начало новая цивилизация. Возникла новая форма исламского правления.

Андрей Насонов: Как празднуется в Иране новый год? Вы же знаете, как у нас празднуется? У нас очень тяжело празднуется. Надо иметь большое здоровье.

Аббас Эскандари: Порядок празднования нового года ведется с давних времен и не претерпел особых изменений. Члены семей стараются сделать так, чтобы в первые дни нового года находиться рядом друг с другом. Во время начала нового года люди возносят молитвы за здоровье своих родных, своей страны, за здоровье и благополучие человечества, за то, чтобы предстоящий год был годом божественного блага. Многие стремятся встретить новый год в семейном кругу вместе со всеми многочисленными родственниками.

Некоторые отмечают новый год в мечетях. Самой характерной особенностью является то, что в первые дни нового года все родственники обмениваются визитами, дарят друг другу подарки. В каждом доме накрывают новогодний стол, стол Ноуруза, так называемый "хафтсин", на который ставятся 7 блюд с проросшими семенами растений, которые символизируют возрождение природы, и с металлическими монетами (все названия начинаются с буквы "С" иранского алфавита), кладется Коран, зажигают свечи как символ света.

Точно также поступают и в других странах, которые отмечают Ноуруз, например, в Таджикистане, Узбекистане, Афганистане. Ноуруз начинается с музыки, чтения стихов, общения близких людей, которые получают от этого радость, и таким образом все это сопровождает начало нового года.

Андрей Насонов: И с большим застольем?

Аббас Эскандари: Праздник заключается в том, что близкие люди ходят друг к другу в гости, угощаются и получают от этого удовольствие.

Андрей Насонов: А выпивать можно?

Аббас Эскандари: Пить алкогольные напитки вообще-то запрещено в исламской религиозной традиции. Человек должен вступить в новый год полным сил и энергии, с трезвой головой, чтобы он мог поразмыслить над тем, как был прожит прошедший год, а не так, чтобы встретить новый год с пьяной головой и пьяным войти в новый год, не думая о будущем. Я воспользуюсь моментом. Мне хотелось бы поздравить нашу аудиторию с иранским новым годом и пожелать добра, счастья и благополучия для их стран. Надеюсь, что отношения Ирана и России, и в частности, культурные отношения между нашими странами будут расширятся и развиваться в новом году.

Андрей Насонов: Вы понимаете, как среднему иранцу, так и среднему россиянину высокие мотивы про то, как мы будем вооружаться, разоружаться, вы сами согласны, это тема может быть, но... Народы объединяются за счет двух культур и кулинарии.

Аббас Эскандари: Я полностью с вами согласен.

Андрей Насонов: Так что будем эту линию вести.

Аббас Эскандари: Мы можем также вести свою работу в этом ключе. Мы можем говорить очень много и продолжительно о стихотворениях, музыке, искусстве, об архитектуре, традициях, туризме.


Источник:"newsinfo", 05.04.04
Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03677 sec