Иранская дилемма

05 марта 2004
Жертвой синдрома Джорджа Буша может стать Иран. Кому угрожает эта страна? За последние сто лет с ее территории не исходила ни одна воина. Наоборот, она сама была объектом нападений, оккупации, переворотов, за большинством которых последние десятилетия стояли те же США. В 1953 году Вашингтон инспирировал свержение премьера Моссадека, хотя его иранцы хотели бы видеть во главе своего государства. В 1980 году США и их западные союзники натравили на революционный Иран Саддама Хусейна. Бойня продолжалась восемь лет и стоила Ирану одного миллиона человеческих жизней.

Долгие годы Иран окружен очагами кризиса: нестабильно в Афганистане. Две войны в Заливе (1991 и 2003) опалили его западную границу. Неспокойно на Северном Кавказе (Чечня).

Все это реальные угрозы для страны, которая по всем направлениям проводит взвешенную, конструктивную политику: немало сделала для нормализации обстановки в Афганистане, поддержав совместно с Россией "Северный альянс" против режима талибов и приютив миллионы беженцев из этой страны, содействует разрядке на Кавказе, смягчая в этом вопросе позицию арабского, да и всего исламского мира, совместно с Москвой помогла погасить пламя гражданской войны в Таджикистане, ищет компромиссы в решении проблем Каспийского региона.

Иран развивается позитивно и во внутреннем плане. Он ускоренно модернизируется и открывается внешнему миру. По оценкам специалистов, амбициозная ядерная энергетическая программа, принятая всеми фракциями иранской элиты, фактически является ключевым элементом такой модернизации. Она-то и не устраивает США.

Иран, восстановивший экономику и обновивший свои вооруженные силы, с помощью этой и других аналогичных программ может достигнуть определенного научно-технического и технологического уровня, который обеспечит ему ранг сильной региональной супердержавы. Это не нравится США. Им был бы больше по душе средневековый Иран, экспортер ковров и фиников, а не компьютеров или средств коммуникации. Они хотели бы видеть в Тегеране не демократически избранного президента, а своего гауляйтера, который бы обеспечивал им безраздельный контроль над энергетическими ресурсами страны, да и всего региона.

Вашингтон действует при содействии Израиля по обкатанной схеме. Он пытается убедить мир, что Иран потенциально опасен, непредсказуем и неуправляем, что он на всех парах превращается в ядерную державу. Притчей во языцех стала атомная электростанция в Бушере, сооружаемая с помощью России. Здесь планируется построить в ближайшие двадцать лет пять реакторов мощностью 6000 мегаватт. В свое время, указывают специалисты, иранский заказ на постройку АЭС в Бушере обеспечил работой до 70 процентов ядерную промышленность России. Во многом благодаря ему нам удалось ее сохранить. Что касается ядерного оружия, то, как утверждает МАГАТЭ, его в Иране нет, как нет и основных элементов для его создания. В российской и зарубежной печати подчеркивается, что на сегодня Иран не ближе к созданию ядерного оружия, чем двадцать-двадцать пять "пороговых" государств. Тот же российский реактор, отмечают специалисты, не способен вырабатывать оружейный плутоний.

Важный новый элемент ситуации - позиция Европы. Жандармским методам США она противопоставляет политику "мирной экспансии и диалога". Европа не поддается давлению Вашингтона. Она за переговоры и торговые контакты. В Европейском союзе понимают, что США, овладев энергетическими ресурсами Ближнего Востока, возьмут старый континент "за горло" и поставят его экономическое развитие в зависимость от своей милости. Установление контроля над запасами нефти и газа Ирана позволило бы европейцам создать противовес американскому доминированию в Ираке, Саудовской Аравии и Эмиратах Персидского залива.

Конечно, ключевую роль в конфликте вокруг Ирана может сыграть Россия. Как пишет "Франкфуртер Альгемайне", в иранском вопросе Россия не хочет оттолкнуть Вашингтон, но и не хочет потерять Тегеран. Не в этом ли корень маневров Москвы? Президент Путин ясно высказался о том, что Россия "возражает против использования ядерной карты для развития недобросовестной конкуренции". Мы намерены продолжать свое сотрудничество с Ираном, но настаиваем на том, чтобы все иранские программы в ядерной области находились под контролем МАГАТЭ.

Все логично, но как понять некоторые новые нюансы в политике Москвы? На последней пресс-конференции президент заявил, что позиции России и США ближе, чем кажется на первый взгляд. Уж не потому ли затормозился процесс сотрудничества с Ираном? Последние переговоры министра по атомной энергии Александра Румянцева с вице-президентом Ирана Резой Агазаде шли тяжело и не завершились подписанием каких-либо документов. Россия, как сообщалось, так и не назвала сроки поставки ядерного топлива для Бушерской АЭС. Не определена точная дата пуска станции, на чем настаивали иранцы. Ссылаются на "бюрократические препоны". По мнению обозревателей, "Россия продолжает выжидать".

Между тем речь идет о далеко идущих интересах Российского государства. По словам одного западного комментатора, американцы используют иранскую атомную программу как предлог для смены режима в Тегеране, в результате чего Москва потеряет важнейшего партнера в регионе. Кремль не хочет этой смены режима. Статус-кво дает ему больше возможностей для экономического сотрудничества, в частности в энергетической сфере, поставках оружия или решении транспортных проблем. Да и политически, заключает комментатор, в лице Ирана Москва видит скорее союзника, чем конкурента.

Теперь бы из этой констатации сделать практические выводы, соответствующие интересам нашего Отечества.

Источник: Ветеран от 04.03.2004
Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03694 sec