Москва - Тегеран: Совпадение интересов

01 марта 2004
ИРАНСКИЙ ФАКТОР И РОССИЙСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ

Истекшее десятилетие характеризовалось активизацией российско-иранских отношений в сферах политики, экономики, военно-технического сотрудничества и культуры, что отвечает национальным интересам обеих стран. Однако ряд аспектов деловых связей между Москвой и Тегераном, прежде всего в сфере атомной энергетики и продажи оружия, вызывает недовольство и даже резкую критику со стороны Вашингтона.
Свою стратегию противоборства с Ираном США совершенствовали и модифицировали на протяжении четверти века (с момента провала операции 'Орлиный коготь', целью которой было освобождение захваченных в качестве заложников сотрудников американского посольства в Тегеране в 1979 г.). С тех самых пор каждый из хозяев Белого дома принимал все меры к ужесточению законодательных актов, регулирующих весь комплекс отношений Соединенных Штатов с Исламской Республикой (иными словами - обеспечивающих политическую и экономическую изоляцию последней).

В ОСНОВНОМ - 'КНУТ'...

Вместе с тем администрация Клинтона стремилась воздействовать на Тегеран сочетанием в своей политике методов 'кнута' и 'пряника'. Так, после избрания в 1997 г. на пост президента Ирана Хатами (на снимке) Клинтон публично заявил о готовности США к урегулированию проблем с ИРИ, а тогдашний госсекретарь Олбрайт, выступая на конференции Американо-иранского совета в начале 2000 г., особо подчеркнула, что это мероприятие посвящено перспективам улучшения взаимоотношений между двумя государствами. Позиция Вашингтона в ту пору объяснялась его надеждой на изменение Ираном политики экспорта исламской революции после обнародования прагматичной программы Хатами, в которой Запад увидел желание официального Тегерана встать на путь конструктивного сотрудничества с ним и скорректировать свои подходы к достижению внешнеполитических целей.

Однако правоконсервативная команда Буша-младшего взяла курс на резкое усиление давления на 'страны-изгои', включая ИРИ. В марте 2001 г. нынешний президент США возобновил односторонний запрет на торговлю с Ираном и американские инвестиции в его экономику. В это же время Верховный суд Соединенных Штатов постановил, что Тегеран должен выплатить 325 млн. долл. американцам, которые были заложниками ливанских группировок, поддерживаемых Ираном.

Впрочем, подобные шаги полностью соответствуют положениям действующей в настоящее время стратегии национальной безопасности США. Один из ее основных пунктов гласит, что Америка 'должна быть способна и иметь решимость для оказания влияния на действия других государств в целях обеспечения глобального превосходства'. Чтобы оправдать в глазах мирового сообщества политику давления на неугодные режимы, главным образом те из них, которые считаются региональными противниками Соединенных Штатов, администрация Буша стремится представить Иран и ряд других государств как агрессоров. Так, заместитель госсекретаря Болтон заявил, что Иран, Ливия и КНДР располагают возможностями для изготовления химического оружия. Вашингтон блокировал вступление ИРИ во Всемирную торговую организацию. Заложниками антииранского курса США становятся и другие страны. Например, на американский рынок не допускаются иностранные нефтяные компании, годовой оборот которых с партнерами из Тегерана превышает 20 млн. долл.

После 11 сентября 2001 г. в связи с операцией в Афганистане давление Вашингтона на Иран возросло. В январе 2002 г. Буш потребовал от Тегерана вступления в войну с международным терроризмом. Он также предостерег иранское руководство от предоставления убежища боевикам из 'Аль-Каиды' и движения 'Талибан'. Хатами и бывший президент Ирана Хашеми Рафсанджани резко осудили речь Буша, назвав ее 'оскорбительной и провоцирующей'.

РЕГИОНАЛЬНЫЙ СОПЕРНИК

Надо сказать, что у США, помимо свержения проамериканского шахского режима и уже упоминавшегося захвата сотрудников их посольства в Тегеране, есть еще, как минимум, три причины для стимулирования дальнейшего обострения отношений с Ираном.

Внешняя политика администрации Буша характеризуется жестким и прагматичным подходом к решению задачи экономической и политической экспансии в Центральной Азии и в Закавказье. С этой целью наряду с военными акциями в Афганистане и Ираке Вашингтоном взят курс на ослабление и изоляцию Ирана. С момента распада СССР вовлечение закавказских и центрально-азиатских государств СНГ в орбиту своего влияния стало одним из приоритетов для Белого дома. Ради достижения этой цели Вашингтон активно развивает военное сотрудничество в рамках натовской программы 'Партнерство ради мира' с Азербайджаном, Грузией, Кыргызстаном и Узбекистаном. В 1999 г. Центральная Азия и Черноморско-Каспийский регион объявлены зоной ответственности Центрального командования ВС США. Таким способом Америка рассчитывает закрепить за собой роль единственного здесь гаранта стабильности и безопасности, что позволит существенно ослабить роль Ирана в региональной политике и отстранить его от участия в крупных экономических проектах.

Вторая причина, побуждающая США к конфронтации с Ираном, заключается в том, что неизменно жесткая и последовательная антиамериканская и антиизраильская политика иранского руководства становится особенно заметной на фоне лояльности, демонстрируемой большинством мусульманских государств (монархиями Персидского залива, Египтом, Иорданией, Пакистаном и др.). В Белом доме прекрасно понимают, что в основе поддержки, оказываемой руководством этих стран идее глобальной борьбы с терроризмом, провозглашенной Вашингтоном, лежат боязнь наказания за инакомыслие и расчет на получение льгот в торгово-экономической области. В данной ситуации позиция Тегерана, не намеренного поступаться своими принципами даже перед лицом прямых угроз в свой адрес, вызывает уважение в исламском мире.

Третья причина непосредственно связана с событиями, происходящими в настоящее время в Ираке: американские эксперты полагают, что иранские аятоллы ведут активную пропаганду среди иракских шиитов (порядка 60% населения страны), призывая их к захвату власти с целью превращения своего отечества в новую исламскую республику. Таким образом, США и ИРИ вступили в новую стадию противостояния уже на иракском 'поле'.

Вот почему американское руководство (как демократы, так и республиканцы) столь настойчиво требует, чтобы Москва отказалась от участия в строительстве ядерно-энергетических объектов в Иране (Бушер) и прекратила поставки ему современных вооружений. В своем выступлении перед слушателями Академии национальной безопасности 10 февраля 2004 г. Буш заявил, что США намерены добиваться полного запрета на передачу любых ядерных технологий государствам, не являющимся ядерными державами. Разумеется, в первую очередь имелось в виду российско-иранское сотрудничество.

У НАС СВОИ ИНТЕРЕСЫ

Вашингтон, безусловно, недоволен решением Москвы о выходе в 2000 г. из секретного приложения к итоговому протоколу комиссии 'Гор-Черномырдин', содержавшему обязательство России не заключать контракты о поставках оружия Тегерану. Между тем в концепции российской внешней политики, обнародованной в 2000 г., особо подчеркивалась важность конструктивных отношений РФ с Исламской Республикой Иран.

Подписанный в марте 2001 г. президентом России Путиным и президентом ИРИ Хатами Договор об основах взаимоотношений и принципах сотрудничества между Российской Федерацией и Исламской Республикой Иран открыл широкие перспективы для двустороннего сотрудничества в различных областях. Например, предусмотрено развитие долгосрочных связей для реализации совместных проектов в области транспорта и энергетики, включая мирное использование атомной энергии и строительство атомных электростанций, науки, сельского хозяйства и здравоохранения.

Весьма важную роль играет и экспорт российских ВВТ в Иран. Следует отметить, что там разработана новая, 25-летняя программа перевооружения с опорой на технику российского производства. В первую очередь, это относится к созданию комплексной системы ПВО, реализации планов освоения космоса. Тегеран намерен приобрести лицензии на производство различных систем вооружений. Военно-техническое сотрудничество с РФ предусматривает и подготовку иранских военных специалистов, поставку запасных частей к бронетехнике, средствам связи, боевым самолетам и вертолетам. В октябре 2001 г. главы оборонных ведомств двух стран Сергей Иванов и Али Шамхани подписали договор о продаже Ирану комплектующих к военной технике и собственно оружия. В целом же только ВТС с Тегераном может приносить нашей стране свыше 300 млн. долл. в год.

Не забудем и о том, что общая стоимость проекта строительства АЭС в Бушере составила 800 млн. долл. Ведутся переговоры о реализации проекта 'Бушер-2', о сооружении в Иране легководородного реактора мощностью 40 мегаватт. Значительные экономические перспективы (увеличение транзитного потенциала и расширение торговых связей) открывает перед Россией воплощение в жизнь международного транспортного проекта 'Север-Юг', предусматривающего создание транспортного коридора от российско-финской границы до иранского порта Бендер-Аббас в Персидском заливе.

Совпадение стратегических интересов России и Ирана проявляется в противостоянии попыткам ограничить их влияние в Каспийском регионе, который исторически является зоной жизненных интересов обеих стран, в стремлении поставить заслон наркотрафику, превратившемуся в настоящее время в серьезную угрозу национальной безопасности соседних с Афганистаном государств.

Однако следует признать, что сложившиеся к настоящему времени российско-иранские связи в обозримой перспективе будут оказывать влияние (не всегда благотворное) на отношения России и США. Стремление администрации Буша к 'обеспечению глобального превосходства' в Центральной Азии и на Ближнем Востоке (желательно в максимально короткий, оставшийся до президентских выборов срок) чревато новым витком обострения напряженности в отношениях с ИРИ, антиамериканская сущность внешней политики которой не претерпела радикальных изменений с 1979 г. В данной ситуации намерение России развивать сотрудничество с Ираном, может вызвать негативную реакцию Вашингтона. Таким образом, перед российским руководством стоит задача по выстраиванию внешнеполитической линии, способствующей максимальному обеспечению национальных интересов РФ как на американском, так и на иранском направлениях. В глобальном плане влияние иранского фактора на российско-американские отношения может способствовать формированию новой многополярной картины мира, что наиболее полно соответствует интересам России.

Иван МАТВЕЙЧУК

Источник: ВПК от 01.03.2004
Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03196 sec