Раджаб Сафаров: Весь мир должен помочь Ирану

27 декабря 2003
Н. БОЛТЯНСКАЯ – Как мы и обещали, у нас в гостях генеральный директор Центра изучения современного Ирана Раджаб Сафаров. Здравствуйте.

Р. САФАРОВ – Добрый день.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – И говорим мы о том, что сейчас происходит в Иране, насколько я понимаю, прогнозы были самые разные, хотя цифры, которые звучат сейчас, они чудовищны, они невероятны. Как вы полагаете, как из этой ситуации будут выходить?

Р. САФАРОВ – Во-первых, мне кажется, что эти цифры, особенно последние, не точные. Город Бам находится на юго-востоке Ирана, в провинции Керман, сам город насчитывает более 200 тыс. человек, находится в пустынной местности, такого количества концентрированного в одном месте людей вообще не могло быть. Данные разнятся, потому что нет точной информации, пока Иран на этот час официально не подтвердил количества жертв этого разрушительного землетрясения, но есть кое-какие данные, которые просочились к нам в агентство из этой провинции. По данным местных руководителей провинции число погибших достигает порядка 10 тыс., полагаем, что пока это более или менее реальная картина вещей на этот час.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Во-первых, так, к сожалению, складывается наша жизнь, что получается, что 40 тыс. слишком много, это просто страшно. Как вы полагаете, существуют ли на сегодняшний день у государства Иран ресурсы, которые позволят помочь тем, кто пострадал, как-то содействовать семьям погибших?

Р. САФАРОВ– К сожалению, Иран находится в высокой сейсмичной зоне и очень часто там происходят землетрясения. В истории Ирана было много разрушительных землетрясений, последнее из них – 12 лет тому назад, когда унесло жизни 40 тыс. человек, это было в 1991 г., в Казвине. Землетрясение, которое произошло сегодня утром, за последние 5 лет это самое разрушительное землетрясение. Там очень много разрушений, от 40 до 60% всех сооружений разрушены. Этот город является историко-культурным, очень много памятников истории, культуры, архитектуры. Не исключено, что пострадали и иностранные граждане. Пока данных о том, что россияне были там в это время или нет, нет, но такой исход, к сожалению, можно не исключать.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Насколько я понимаю, один из первых источников, который назвал именно цифру 40 тыс., было иранское радио, т.е., видимо, можно предположить, что с перепугу?

Р. САФАРОВ – Прежде, чем сюда прийти, мы проанализировали все сообщения, которые были на персидском языке в разных агентствах, мы придерживаемся того, что если государственные агентства передают, то это более вероятная вещь, более правдивая картина, но пока официальных данных на этот момент у правительства Ирана нет. Говорится о многих разрушениях, многих жертвах, в пригороде города Бам все больницы и госпиталя временные уже заполнены ранеными и погибшими, поступают туда всевозможная помощь, помощь оказывается вертолетами, самолетами, сил МЧС, армии и т.д., Но, к сожалению, на этот час нет точных данных о жертвах. Правительства Ирана пока подтверждает, что сила землетрясения была очень разрушительной, имеется много жертв. У Ирана, к сожалению, есть большой опыт справиться с такими трудностями, поскольку часто это все происходит. Уже налажена система оказания первой помощи, налажена специальная методика обучения нахождения людей из-за под завалами, и вся эта работа организованно ведется, начиная с 6 утра.

Н. БОЛТЯНСКАЯ– Я смотрю на данные, которые поступают к нам. Есть такая информация, что за последние 12 лет отмечены, были тысячи подземных толчков в Иране силой от 3 баллов и выше, в этот период в результате буйства стихии погибло более 17 тыс. человек, свыше 53 тыс. получили ранения. Мы сейчас прервемся на новости, затем я хотела бы попросить вас проанализировать, насколько учитывались такого рода специфики стихии при постройке современных зданий, например, каковы могут быть, с вашей точки зрения, масштабы разрушений.

Н. БОЛТЯНСКАЯ– Мы продолжаем разговор с генеральным директором Центра изучения современного Ирана Раджабом Сафаровым. Пока шли новости, он сообщил мне, что, по его мнению, сведения, полученные мной с сайта newsru.com, неверны. Речь идет о том, что за последние 10 лет погибло свыше 17 тыс. человек и более 53 тыс. получили ранения в Иране именно в результате стихийных бедствий и землетрясений.

Р. САФАРОВ – Да, только в 1991 г. в Казвине в результате землетрясения погибло более 40 тыс. человек. В ближайшей истории после исламской революции в Иране были десятки такого рода масштабных землетрясений, они унесли очень много жизней иранского народа. К сожалению, Иран как страна горная, как страна, находящаяся между двумя большими водоемами, Персидским заливом и Каспием, находится в очень высокой сейсмичной зоне, примерно каждые сутки в какой-то части Ирана происходят землетрясения. Это 1 балл по шкале Рихтера, 2 балла и т.д. И этого никто не замечает.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Насколько это учтено при строительстве современных зданий?

Р. САФАРОВ – В Тегеране все в порядке, в больших городах, в Исфахане, Ширазе и т.д. это учитывается, но огромное количество построений, сооружений было построено до исламской революции, тогда действительно не учитывалась эта специфика, которая сейчас уже сказывается в жизни иранцев, иранского общества. Поэтому 60% разрушений в г. Баме сейчас говорит о том, что не все было в порядке, не все было с точки зрения технических специфик учтено, 6.3 балла – это не такое уж, по большому счету, сильное землетрясение. Любое сооружение современного типа обязано выдержать землетрясение до 9 баллов по шкале Рихтера.

Н. БОЛТЯНСКАЯ– Обладают ли соответствующие структуры техникой, которая способна с какой-то точностью предположить такого рода землетрясения в Иране?

Р. САФАРОВ – Да, впервые, например, это последнее землетрясение зафиксировала тегеранская геодезическая лаборатория, именно с точностью до секунд, именно 5 часов 28 минут 59 секунд. Это говорится в официальном сообщении.

Н. БОЛТЯНСКАЯ– Прогнозирование возможно было?

Р. САФАРОВ – Прогнозирование, к сожалению, сейчас не делается, такой технологии в Иране, скорей всего, пока нет, поскольку я, например, не сталкивался с суждением такого рода, что какие-то прогнозы по поводу предстоящего землетрясения или по поводу возможных вариантов хотя бы с каким-то приближением просчитать, таких сведений у меня нет. Видимо, после этого разрушения иранское правительство наверняка задумается над тем, чтобы или разработать это направление, или иметь такие технологии, чтобы хотя бы на каком-то уровне прогнозировать будущее.

Н. БОЛТЯНСКАЯ– Теперь я возвращаюсь к вопросу, который я задала вам до новостей. Это насколько на сегодняшний день государственные структуры Ирана способны бороться с последствиями землетрясения? Т.е. какие ресурсы есть?

Р. САФАРОВ – На это брошено буквально все. Там, вы знаете, что по типу и подобию нашего МЧС имеется мощная структура, Иран – высокоорганизованное государство в плане военных ресурсов, все возможности и потенциал армии сейчас брошены на ликвидацию последствий этого землетрясения. К тому же народ Ирана в таких случаях очень эмоционально и очень искренне реагирует на беды своих соотечественников. Сотни, тысячи людей сами добираются туда, чтобы чем-то помочь, у многих из них необязательно какие-то родственники имеются там. Открыты счета по поводу пожертвований населения, я думаю, что эти счета наберут достаточно весомую сумму для того, чтобы быстрее выйти на нормальный уровень и построить новый город, новые сооружения для тех, кто потерял кров и свое имущества.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – По сообщениям ИТАР ТАСС, по городу с трудом пробирается техника для расчистки завалов, разрушено два моста, не работает телефонная связь, прекращена подача электроэнергии. Какова вероятность того, что произошедшее бедствие как-то могло затронуть атомные станции?

Р. САФАРОВ – Это очень важный вопрос, поскольку, на самом деле, первым вопросом зарубежных журналистов и всех специалистов, там же наши работают граждане, каково состояние атомной станции в Бушере. Официальные заявления иранского правительства о том, что ни Бушер, ни другие стратегически важные объекты Ирана не пострадали, ни один российский гражданин, работающий там, тоже. Но в Баме действительно, нет там электричества, нет связи, нет коммуникации, поскольку все разрушено. Ни тяжелая и легкая техника из-за завалов не может пробраться к месту основных и возможных жертв. Поэтому с учетом этого очень много задействовано вертолетной службы, очень много разной воздушной техники. Сейчас, уже к вечеру, обещают, что дойдут до самого эпицентра этого разрушения, более или менее полная картина, приблизительная картина о количестве жертв будет объявлена.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Какова информация по поводу возможного нахождения там российских граждан? Ее не подтверждают и не опровергают официальные источники, но, может быть, что-то знаете вы?

Р. САФАРОВ – Очень маловероятно, что именно в г. Баме, именно в это время находились российские граждане, поскольку все-таки это пустынная местность, к тому же историко-культурное назначение этого города несколько направлено в другом русле. Это религиозно-исторические памятники, я думаю, что в это время, тем более не самое удачное время для путешествия с точки зрения российских граждан. Поэтому маловероятно, что наши соотечественники в это время там находились. Но поскольку в Баме имеется несколько крупных гостиниц и они тоже разрушены, то такая вероятность допускается, хотя ни генеральное консульство в Исфахане, ни российское посольство пока эту информацию не подтверждают и не опровергают.

Н. БОЛТЯНСКАЯ– Знаете ли вы, какова судьба исторических и культурных ценностей, зданий, которые находятся в тех районах?

Р. САФАРОВ– К сожалению, есть данные, что очень многие из этих памятников культуры и истории разрушены, разрушены окончательно. Некоторые просто не подлежат восстановлению, а некоторые серьезно разрушены. Поэтому, с точки зрения исторической, исторических ценностей, это очень ощутимый удар по историко-культурным ценностям и наследию Ирана. Я думаю, что это не только для Ирана большой ущерб, но и для мировой цивилизации, и культуры в целом.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Скажите, пожалуйста, уже поступила информация о том, что МЧС России готовит к вылету в Иран два самолета со спасателями. Есть ли аналогичные данные про подобные структуры в других государствах, международная помощь как-то используется?

Р. САФАРОВ – Да, это широко используемая традиция, оказывать помощь странам, которые, сталкиваются с трудностями такого рода. Очень многие европейские государства, государства Ближнего и Среднего Востока уже заявили, уже оказывают помощь Ирану. Очень отрадный факт, что МЧС России не отстает от этого, более того, готово оперативно реагировать на такие происшествия, оказать посильную помощь в ликвидации последствий этих разрушительных событий.

Н. БОЛТЯНСКАЯ– Передо мной список крупнейших землетрясений, которые произошли на нашей планете в течение 20 века, география, сами знаете, самая разнообразная. На ваш взгляд, существуют ли какие-то службы, аналогичные МЧС, которые имеют действительно серьезный опыт разбора таких завалов и помощи людям, которые пострадали или могли пострадать? Кто в мире, на ваш взгляд, кого можно считать самыми крупными специалистами в этой области?

Р. САФАРОВ – Я думаю, что службы адекватные российскому МЧС в Иране имеются. Иранские специальные подразделения являются одними из передовых в мире, поскольку в 6.30, т.е. уже через полчаса на месте происшествия оказались два вертолета, к тому же со специально обученными собаками. Поэтому уровень реагирования очень оперативный, к тому же кроме иранское МЧС есть еще и специальные подразделения, которые имеют огромный опыт решения таких задач.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Помимо крови, насколько, опять же, нам известно, открываются пункты сдачи донорской крови, как я понимаю, возникнет нужда и в других необходимых вещах, медикаментами насколько на сегодняшний день государство может обеспечить потребности?

Р. САФАРОВ – Разумеется, Иран мог бы и сам справиться с такой трагедией. Но помощь, которая могла быть оказана другими странами, действительно, очень приветствуется, в данном случае сразу решить все вопросы невозможно, тем более оперативно. Поэтому я полагаю, что если всевозможная помощь, начиная с временных построек для жилья и сдачи крови, организации временных и полевых госпиталей, то я полагаю, что это бы приветствовалось иранским правительством, всячески это, собственно говоря, помогло бы делу.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Оборудование для ведения поисковых работ под завалами разрушенных зданий, по вашим сведениям, используется иранского производства, коль скоро там такие проблемы возникают, видимо, эта отрасли должна быть серьезно обеспечена?

Р. САФАРОВ – Иранское МЧС и специальные подразделения по борьбе со стихийными бедствиями в Иране обеспечены и техникой местного производства, и суперсовременными технологиями. На это уходит почти до 2% иранского бюджета. Иран понимает, что, на самом деле, такие трагедии могут произойти в любое время, готовность номер 1 по стране имеется в любое время дня и ночи. Поэтому технологии, которые там имеются, достаточно является современными. Но, с точки зрения суперсовременности, может быть, и потребуются в каких-то архисложных случаях отдельные единицы технологий и техники, которые, собственно говоря, являются штучными, не могут быть в серийном производстве. Поэтому такие вещи, возможно, будут запрошены, их могут и попросить задействовать.

Н. БОЛТЯНСКАЯ– Мне остается напомнить, что в студии 'Эха Москвы' – генеральный директор центра изучения современного Ирана Раджаб Сафаров, я думаю, что мы присоединимся ко всем словам сочувствия, которые сейчас звучат в адрес тех, чьи близкие погибли. Все-таки хочется надеяться, что окончательные цифры будут, не так страшны, как мы уже их называли. Спасибо.

«Эхо Москвы».
26.12.03г. 14.00-14.30

Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03965 sec