Россия - мост с исламским миром?

20 октября 2003
Выступление Путина отличалось позитивизмом


Наведение мостов

В Малайзии завершился саммит Организации Исламская конференция (ОИК). Впервые за всю историю этой организации в ней принял участие в качестве почетного гостя российский президент.

Но, по словам газеты 'Труд', 'вышло так, что российский лидер стал не просто гостем саммита, а, пожалуй, самым активным его участником': он успел выступить на сессии ОИК перед лидерами мусульманского мира, а также провести целую серию двусторонних встреч.

В кулуарах конференц-центра в Путраджайе, где проходил саммит, его участники объясняли 'Труду': 'Появление Путина на трибуне ОИК, куда пускают только своих, говорит об уважении, которым пользуется Россия в исламском мире'. 'Так что Россию в ОИК чужой не считают', - заключает газета.

'Чтобы сойти за своего, Путин - официальный гость ОИК - привез с собой руководителей мусульманских республик - Башкортостана и Татарстана, а заодно и несогласованного Ахмата Кадырова, только что избранного президентом Чечни, - пишет 'Комсомольская правда'. - Задача признания легитимности выборов последнего в пику недовольному Западу была решена по ходу встреч с сиятельными участниками саммита. Раньше на такие почести недавний 'ставленник Москвы' претендовать не мог. Если обещанный России статус наблюдателя при ОИК будет присвоен, то снисходительность мусульманских стран по отношению к ее политике в Чечне выбьет козыри у остальных критиков'.

По мнению газеты, Путин произвел 'сильное впечатление на мировую политэлиту': 'И не только потому, что среди 57 правоверных лидеров исламских стран, объединяющих 1 млрд. 300 тыс. человек, наш ВВП смотрелся несколько непривычно. Цель его приезда была очевидной - еще недавно проклинаемая ими за Чечню Россия от смиренной роли 'европейского соседа' сделала серьезный шаг к самостоятельной игре в глобальном масштабе, вовремя вспомнив о 20 миллионах своих мусульман и претендуя теперь на роль моста с исламским миром'.

Неловкое положение

Выступление российского президента было не единственным громким событием саммита ОИК. Грандиозный скандал, по словам 'Известий', разгорелся после того, как Махатхир Мохамад, премьер-министр страны-организатора, 'выдал целую серию антисемитских заявлений'.

'Скандал, спровоцированный Махатхиром, был вполне предсказуемым, - продолжает газета. - Можно даже сказать, неизбежным. Удивительно, если бы малайзийский премьер, который в конце этого месяца уходит в отставку, не исполнил напоследок нечто экстравагантное, не хлопнул дверью, не заставил мир - в очередной раз - говорить о себе'.

'Если бы на исламском саммите в Малайзии Махатхир не сказал какой-нибудь гадости о евреях, это был бы уже не Махатхир. Не тот имидж у этого человека, чтобы стесняться в выражениях, говоря о 'злейших врагах исламского мира'. Да еще и перед столь благодарной аудиторией. Слова Махатхира о 'правящих миром евреях' зал встретил громовой овацией. А могло ли быть по-другому?' - добавляют 'Известия'

Практически все газеты согласны, что 'антисемитский скандал' ('Известия') - или, в мягкой трактовке 'Труда', 'резкая критика действий Израиля на Ближнем Востоке', - поставил Путина в неловкое положение.

'Он, естественно, не аплодировал, ни словом, ни жестом не выразил своего согласия с оратором. Но все равно стал как бы частью той массовки, которая рукоплескала малазийскому премьеру, - пишут 'Известия'. - Путин оказался в неловкой ситуации. Он - гость, впервые приглашенный на исламский саммит, он не может публично с трибуны форума спорить с хозяином'.

'Но и оставить без внимания выпад Махатхира тоже было нельзя, - продолжает газета. - В России живут не только 20 миллионов мусульман, но и более миллиона евреев. Мы поддерживаем дипломатические отношения не только с Малайзией, Ираном или Сирией, но и с Израилем. И наконец, мы - цивилизованная страна (или, во всяком случае, стремимся ею стать). А в цивилизованной стране немыслимо, чтобы глава правительства обвинял во всех бедах человечества какой-то народ (все равно какой). И не может представитель цивилизованной страны злорадствовать, вспоминая о гибели шести миллионов невинных жертв'.

Зачем России ОИК?

'Известия' считают, что скандал в Малайзии заставляет по-новому взглянуть на высказанную недавно Кремлем идею о присоединении России к ОИК.

'Статус наблюдателя - да. Но готовы ли мы к тому, чтобы стать полноправным членом организации, лидеры которой овацией приветствуют столь одиозные речи?' - вопрошает газета в заключение.

В российской прессе нет единой точки зрения на этот счет. Так, статья о саммите ОИК в 'Труде' называется 'Мы не чужие в мире ислама', а в 'Комсомольской правде' - 'Путин в Малайзии: свой среди чужих'.

'Надо ли было ехать на заседание Исламской конференции?', спросила 'Комсомольская правда' некоторых известных российских политиков. Вот некоторые из ответов:

Дмитрий Рогозин, глава Комитета Госдумы по международным делам: 'А почему нет? У нас есть стратегические интересы и принципиальные партнеры в исламском мире и в азиатском регионе. Страны ислама - значительная часть мирового сообщества, и было бы странно ее игнорировать'.

Берл Лазар, главный раввин России: 'Если можно было бы заранее спрогнозировать то, что произошло в Малайзии, то не стоило. Хотя наведение мостов с умеренным мусульманским миром - важное начинание. Этим и руководствовался Путин, отправляясь на конференцию. Увы, его надеждам не суждено было сбыться'.

Алексей Митрофанов, депутат Госдумы: 'Конечно, нужно. Это придает России вес в мусульманском мире, российским мусульманам нравится. Буш теряет очки, а мы набираем. И нужно вступать не в ВТО, а в Исламскую конференцию, это ведь исламский ООН, нам надо стремиться стать ее полноправным членом. Мы ведь крупное мусульманское государство, к тому же обладающее ядерным оружием'.

Национальные особенности выборов

На страницах 'Труда' Вячеслав Никонов, президент фонда 'Политика', обращает внимание читателей на особенность нынешней избирательной кампании в Госдуму: 'Она у нас самая удивительная в мире! Ее не видно и не слышно'.

'Как только 7 сентября был дан официальный старт выборам, из СМИ исчезли предвыборные ролики, с билбордов - лики кандидатов, а журналисты и эксперты перестали обсуждать ход кампании. Казалось бы, все должно быть наоборот. Но только не с новым законом о гарантиях наших прав. Он ограничил весь агитационный период одним месяцем, - утверждает Никонов. - При этом радиопрограммах, публикациях в периодических печатных изданиях сообщения о проведении предвыборных мероприятий... должны даваться исключительно отдельным информационным блоком, без комментариев'.

'Ни в одной демократической стране мира (а только в них проходят нормальные выборы) людям не запрещается в предвыборный период высказывать свои мнения и оценки, комментировать происходящее, - пишет газета. - У нас же - нельзя, поскольку материалы о выборах могут быть только 'без комментариев' и не должны 'отдавать предпочтения' никому из кандидатов или партий'.

Никонов пишет в 'Труде', что ни в одной демократической стране право на свободу слова не ограничивается, тем более в столь немаловажный период, когда эта страна выбирает свою судьбу; ни в одной демократической стране не запрещают журналистам и средствам массовой информации занимать определенные позиции; ни в одной демократической стране нельзя закрыть СМИ из-за позиции, которая занята им на выборах.

'Даже, казалось бы, такая справедливая норма, как равное освещение деятельности всех участников выборов, тоже является беспрецедентной. Ведь есть партии, за которыми стоят десятки миллионов людей, а есть такие, вся членская масса которых поместится на одном диване. Нигде ведущие партии не ставятся на одну доску с политическими карликами', - отмечается в 'Труде'.

'Демократия - плохая система. Но никто не придумал лучше. Ни одно недемократическое государство не стало процветающим', - заключает газета.

Здесь Русью пахнет...

'Известия' сообщают, что по спецзаказу правительства Москвы парфюмеры 'Новой зари' выпустили первую партию элитного номерного парфюма: 'Его российские чиновники будут презентовать во время зарубежных саммитов. И пользоваться сами: первая партия адресована высокопоставленным лицам из столичного правительства. Лужков, Орджоникидзе, Аксенов и Ресин отныне будут пахнуть теплым деревом с оттенком дорогой кожи... Номерной 'Букет' делают в полувоенном режиме секретности... По словам сотрудника мэрии, приблизительная цена мужского флакона - от 250 до 300 долларов. Но парфюм не продается'.

По сведениям газеты, 'в этике дипотношений есть такая негласная штука: во время саммитов политик или чиновник должен пахнуть парфюмом той страны, которую он представляет. У нас такого представительского одеколона до сих пор не было'.

'Герб на строгой белой упаковке, золото на флаконе, напоминающее о золотых куполах церквей, - все в этой линии 'Букета России' говорит о России. Хоть к работе и привлекались французы - Тьерри де Башмаков придумал дизайн, а парфюмером был Мишель Альмерак. Но запах-то наш - российский', - с гордостью заключает газета.

Обзор подготовила Ирина Зуева, Служба мониторинга Би-би-си

Источник: Би-Би-Си от 18.10.2003
Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03741 sec