«Американские коллеги прекрасно понимают, что на нас давление оказывать не стоит»

18 сентября 2003
В Нью-Йорке началась 58-я сессия Генеральной Ассамблеи ООН. К ее работе вскоре подключится и президент России Владимир Путин. Его визит в США предусматривает встречу с президентом Джорджем Бушем. О том, как шел диалог дипломатов России и США при подготовке этих мероприятий, спецкору газеты «Время новостей» Катерине ЛАБЕЦКОЙ рассказал заместитель главы МИД России Сергей КИСЛЯК, курирующий блок российско-американских отношений.

-- Каковы наиболее важные проблемы повестки дня Генассамблеи?

-- Это прежде всего вопросы укрепления роли ООН в обеспечении стабильности. Деятельность ООН многогранна и охватывает широкий спектр проблем безопасности, экономического развития и даже борьбу со СПИДом.

-- Согласован ли с США проект новой резолюции Совбеза ООН по Ираку?

-- Контакты по этому вопросу продолжаются. И на многих уровнях: с американскими коллегами, другими членами Совбеза. СБ ООН -- коллективный орган. В коллективности смысл его работы и весомость решений. Процесс это сложный, и конечный исход будет определяться тем, как будут учтены наши подходы.

-- Готовя встречу в верхах, вы неоднократно встречались со старшим замом госсекретаря США Джоном Болтоном. Упоминались ли Иран и КНДР? Американцы по-прежнему оперируют понятием 'ось зла'?

-- Последнее время американцы не часто возвращаются к этой терминологии. Во всяком случае в разговорах с нами. Вообще-то идеологизированные наслоения и ярлыки не столько помогают решению проблем, сколько этому мешают. Возьмем Северную Корею. Политическим давлением проблемы здесь не решить. Нужен серьезный разговор, необходимо учитывать интересы собеседников. Сторонам надо думать, как развязать такой плотный узел проблем, противоречий и взаимного недоверия, который десятилетиями складывался и костенел на Корейском полуострове. Важно, что сейчас США акцентируют не 'оси', а готовность к разговору.

-- Передача корейского вопроса в ООН вероятна?

-- Все заинтересованы в его решении в рамках известного 'шестистороннего формата', и думаю, что в этом переговорном механизме сегодня -- главный ключ к решению проблемы.

-- Как вы оцениваете ситуацию вокруг ядерной программы Ирана? Действительно ли резолюция МАГАТЭ (Международное агентство по атомной энергии) была принята 12 сентября без голосования?

-- В МАГАТЭ есть такая форма голосования. Решение принимается, если никто не возражает. Мы не возражали против принятия резолюции. Она содержит ряд фактологических положений, основанных на докладе гендиректора агентства. Нет ни обвинений, ни ультиматумов, есть выражение озабоченности отсутствием надлежащей транспарентности и призыв к Ирану снять все имеющиеся вопросы в сотрудничестве с агентством. В ней профессионально и корректно сформулированы те шаги, которые следовало бы Ирану в этом контексте предпринять.

-- Россия вносила поправки в проект резолюции?

-- Да. И ряд из них учтен. Конечно, если бы мы в одиночку писали резолюцию, некоторые моменты были бы прописаны тоньше, но это компромисс между многими позициями.

-- А у нас были к Ирану вопросы?

-- У нас всех есть многосторонний механизм -- МАГАТЭ. Это организация, которую мы уполномочили от имени всех задавать вопросы и осуществлять контроль в сфере ядерного нераспространения. Потому мы опираемся на потенциал МАГАТЭ в решении задач такого свойства.

-- А что сдерживает подписание протокола о возврате Ираном поставленного Россией отработанного ядерного топлива (ОЯТ)?

-- Переговоры находятся в продвинутой стадии, но не все детали решены. Думаю, договор будет подписан достаточно скоро. Возврат ОЯТ в нашей практике при содействии другим странам в строительстве АЭС -- вещь нормальная. Еще со времен СССР.

-- Вашингтон оказывал на нас давление в отношении контактов с Ираном и КНДР?

-- Думаю, американские коллеги прекрасно понимают, что на нас давление оказывать не стоит. У нас есть свои взгляды. В той мере, в какой они совпадают с американскими, мы работать готовы и работаем вместе по предотвращению распространения ядерного оружия.

-- Что скрывается за емкими терминами 'стратегическая стабильность', 'комплекс разоруженческих проблем', 'нераспространение ОМУ' в контексте ваших переговоров с американцами?

-- В мае подписан и ратифицирован Договор о сокращении стратегических потенциалов (СНП). Теперь начинается процесс осуществления договора. Договором предусмотрено создание двусторонней комиссии по осуществлению договора. Должны в дальнейшем разрабатываться дополнительные меры прозрачности и предсказуемости. Мы с американскими коллегами эти вопросы и отрабатываем. Стратегическая стабильность, контроль над вооружениями, которые мы обсуждали с Джоном Болтоном, -- часть этих проблем.

-- Верхушка айсберга?

-- Очень важная часть айсберга. Речь ведь идет о радикальном, уникальном сокращении стратегических вооружений. Параллельно продолжится осуществление СНВ-1 (Договор о сокращении стратегических наступательных вооружений между СССР и США. -- Ред.). Сокращения продолжатся до 31 декабря 2012 года (потолок сокращения стратегических ядерных боезарядов -- 1700--2200 единиц. -- Ред.). Я в сфере контроля над вооружениями работаю всю свою дипломатическую жизнь. С десяток лет назад мы, разоруженцы, в МИДе о возможности таких глубоких сокращений и не думали. Сейчас же есть договоренность, она юридически закреплена. США и Россия приступают к ее осуществлению.

-- Что ожидается от грядущей встречи президентов России и США?

-- Предыдущими встречами президентов заложен солидный фундамент для строительства новых отношений между нашими странами. Теперь нужно возводить это здание.

-- И сколько будет этажей?

-- Я бы говорил о «корпусах». Корпус военно-политических вопросов -- это, в частности, Договор по СНП. Другой -- это борьба с терроризмом, где идет серьезное сотрудничество. Эффективно действует межведомственная группа. Еще один корпус -- экономика. Без этого элемента трудно представить развитие двусторонних отношений. Здесь есть движение, но не все гладко.

-- Например, поправка Джексона--Вэника. Она ограничивает торговое сотрудничество, хотя была введена против Москвы еще в 70-е годы за препятствование еврейской эмиграции.

-- Здесь ситуация чрезвычайно разочаровывающая. Было немало обещаний относительно того, что эта поправка как абсолютно несоответствующая реалиям в современной России будет снята. Но до сих пор это не решено.

-- Чем это объясняется?

-- Нам объясняют необходимостью работы с конгрессом. Надеемся, что эта работа будет продолжена энергичнее. Но все же в экономике немало сделано. Последовательно растет общий товарооборот. Однако для таких крупных государств, как США и Россия, ситуация оставляет желать лучшего.

-- «Дело Ходорковского» не заморозит приток инвестиций?

-- Во-первых, не думаю, что есть такое «дело». Во-вторых, капиталы вкладываются не под конкретные фамилии, а прежде всего под веру в политическую и экономическую стабильность государства. А система мер, принятых нашим государством для привлечения инвестиций, начинает работать. По объему накопленных инвестиций в России США находятся на третьем месте среди наших партнеров, а по так называемым прямым инвестициям даже на первом.

-- Сегодня прошло сообщение о покупке американцами части акций компании ЮКОС. Это не политический ход?

-- Серьезные экономические вложения вряд ли диктуются «чистой политикой». Здесь должен быть прежде всего экономический интерес.

Беседовала Катерина ЛАБЕЦКАЯ

Источник: Время Новостей от 17.09.2003
Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03952 sec