Центральная Азия как зона национальных интересов США

10 сентября 2003
Распад СССР обусловил завершение этапа биполярного силового противостояния в мире, эпохи холодной войны и привел к появлению на евразийском пространстве ряда независимых, самостоятельных государств, к нарушению прежнего равновесия опасностей и угроз и к возникновению множества новых региональных конфликтов.

Особое внимание на начальном этапе после дезинтеграции СССР Вашингтон уделял развитию отношений с РФ. Это объяснялось не только тем фактом, что она оставалась единственной в мире страной, чей ядерный потенциал был сопоставим с американским, но также тем влиянием, которое Россия сохраняла в тот период на другие страны СНГ.

После того как Вашингтоном к началу 1994 года была решена одна из главных стратегических задач в сфере ядерной безопасности, лидерство России в СНГ уже стало рассматриваться в качестве одного из основных сдерживающих факторов на путях активизации политики США в отношении других стран Содружества.

С этого момента претензии Москвы на роль лидера СНГ стали восприниматься в качестве необоснованных и немедленно вызывали негативную реакцию Вашингтона. Уже к середине 90-х годов «сдерживание российского империализма» становится одним из стратегических направлений американской внешней политики на постсоветском пространстве, которое одновременно стало обеспечивать пропагандистское прикрытие «ползучего» расширения НАТО на Восток.

В создавшемся положении наиболее характерными для Белого дома стали стереотипы политического мышления, порожденные комплексом превосходства США по отношению к России, иллюзорное представление, что она может и должна быть лишь пассивным или декоративным участником международных событий, в основном поддерживая инициативы и шаги Вашингтона.

После прихода к власти Дж.Буша (мл.) американцы хотели отстраниться от России и утверждали, что она им не нужна в международных делах. Однако вскоре все существенным образом изменилось в связи с событиями 11 сентября 2001 года. Благодаря позиции В.Путина, предложившего США не только своевременную, но и обширную поддержку и сотрудничество в борьбе с терроризмом, американцы смогли беспрепятственно разместить свои войска и создать военные базы в бывших среднеазиатских республиках СССР и активизировать с ними военное сотрудничество. Это, прежде всего, относится к Узбекистану и Киргизии, где воинские контингенты США размещены соответственно на авиабазах «Ханабад» и «Манас». Идет вовлечение в процесс партнерства Казахстана и Таджикистана, которых уже начали подкармливать бесплатными поставками американских вооружений. Зоной жизненных интересов США объявлен Каспий, где для поддержания стабильности Пентагон готов на прямое военное вмешательство.

США демонстрируют свое желание развивать оборонное и военное сотрудничество, прежде всего, с Узбекистаном, поскольку Ташкент «поддерживает позицию Соединенных штатов по разоружению Ирака и последовательному восстановлению страны».

Помощник госсекретаря по странам Европы и Евразии Эл.Джонс заявила, что, «в отличие от Афганистана и Ирака, мы начали заниматься Центральной Азией до того, как ситуация там достигла состояния кризиса». Она также отметила: «Мы поняли, что должны работать с правительствами и людьми региона для содействия долговременной стабильности и предотвращения вакуума безопасности. Это относится в первую очередь к Узбекистану, Киргизии и Таджикистану, где террористические группы угрожали нашим национальным интересам. Соединенные штаты заинтересованы в борьбе с передвижениями террористических групп, транспортировкой оружия массового поражения и наркотиков».

Среди всех стран Центральной Азии наибольшую озабоченность у США вызывает Туркмения, которая отказалась предоставить территорию своей страны в качестве опорного пункта для самолетов НАТО, оказывающих содействие международному контингенту в Афганистане. Официальные лица США обвинили также Туркмению в нарушениях прав человека, в то же время заверили в том, что «никогда не оставят туркменский народ». Однако в каких формах будет воплощаться это обещание в жизнь, пока не известно. В связи с этим вполне вероятно, что Туркменбаши уже в ближайшее время попытается укрепить и без того достаточно прочные связи с Ираном и Китаем, поскольку иначе стране может грозить постепенная международная изоляция. Тем более что после ущемления Туркменией прав лиц с российским и туркменским гражданством отношения между Москвой и Ашхабадом несколько осложнились.

Следует отметить, что если в Таджикистане и Киргизии, по крайней мере, не отказываются от культурного наследия бывшей метрополии, то в Узбекистане и Туркмении проводится прямо противоположная политика. Согласно современной узбекской историографии, основателем новой узбекской государственности является Тамерлан, в зоны влияния которого включены не только Северная Африка и Северная Индия, но и значительная часть России, в том числе Москва. Над центральной площадью узбекской столицы возвышается необычайный монумент, на котором выделены контуры Узбекистана, занимающего чуть ли не половину планеты. Аналогичные монументы стоят и перед зданиями администраций других узбекских городов.

Воспользовавшись ослаблением связей бывших советских республик и внутренними проблемами стран Центральной Азии, международные террористические и экстремистские организации попытались включить целые регионы и даже страны в зону своего влияния. Наиболее сложный участок концентрации внешних угроз для безопасности региона находится на афганской границе. Серьезную угрозу для его безопасности представляет деятельность Исламского движения Узбекистана (ИДУ), которое является, по сути, подразделением Партии исламского возрождения.

Учитывая новые угрозы и интересы Америки, вовлеченность США в Центральной Азии, видимо, продлится значительно дольше, чем это предусматривалось в официальных заявлениях. Хотя администрация Дж.Буша обещает своевременно закончить там военное присутствие, многие полагают, что США сохранят широкое политическое и военное присутствие на долгие годы, поскольку ими ставится прежде всего задача искоренения условий, питающих терроризм. А это грандиозная цель предполагает практическую заинтересованность США в Центральной Азии.

Исходя из поставленной цели, США фактически становятся защитником и гарантом этого региона и могут сыграть конструктивную роль не только в собственных интересах, но и в интересах самих центрально-азиатских государств. Однако для этого потребуются большие усилия в условиях сложного и беспокойного региона, занимающего территорию с высокой рождаемостью населения, равную почти четверти России.

В экономическом плане посткоммунистическая эра свободных рыночных отношений и глобализации не принесла добра региону. Согласно исследованиям Всемирного банка, Центральная Азия сейчас находится в гораздо худшем положении, чем при коммунизме. Во всех пяти странах отмечается резкое снижение уровней здравоохранения и образования, а в четырех – за исключением богатого нефтью Казахстана – имело место катастрофическое сокращение ВВП. Так, в Таджикистане ВВП сегодня составляет только 38% от уровня 1990 года, в Киргизии – на треть ниже показателей того же 1990 года. К тому же там, где пытались провести экономическую реформу, это приводило к значительным разрушениям, не давая ощутимой пользы. В настоящее время свыше двух третей таджиков живет на сумму, составляющую менее двух долларов в день, в Киргизии почти у половины населения такой же уровень жизни. Треть населения Узбекистана живет ниже официально провозглашенной черты бедности.

После развала СССР распалась на пять частей единая система водоснабжения региона, и возникли весьма серьезные проблемы с нехваткой воды. Быстро растущее население заставляет эти государства вводить в оборот все больше земель, и их потребность в воде только возрастает.

Неопределенность в Центральной Азии еще больше осложняется запутанностью пограничных проблем, хотя они и не переросли в открытые конфликты.

Учитывая все это, некоторые усматривают в американском присутствии неожиданный луч надежды. Предоставленная в 2002 году финансовая помощь США странам региона значительно возросла и составила 580 млн. долларов. К тому же Вашингтон усиленно наращивает свое дипломатическое влияние, направляя туда высокопоставленных дипломатов и организуя визиты на уровне членов правительства и конгресса, полагая, что местные власти обретут большую степень уверенности для решения своих проблем. Между тем Центральная Азия мало интересует западных инвесторов, за исключением богатого нефтью Казахстана и богатой газом Туркмении. Всякие надежды на то, что преимущества свободного рынка заменят вскоре ассигнования, которые ранее направлялись в этот регион Москвой, оказались необоснованными.

Пока присутствие НАТО в Центральной Азии не вызывает беспокойства у России. Это объясняется не только активизацией структур «Талибан» в Афганистане, но и озабоченностью Москвы нарастанием нестабильной обстановки в регионе, в первую очередь в Киргизии и Узбекистане (в особенности в Самаркандской, Бухарской областях и Ферганской долине), в которых боевики ИДУ готовятся взять реванш с помощью исламской оппозиции.

Учитывая активизацию международных террористов, создание и переброску военных баз НАТО непосредственно к границам РФ и принимая во внимание, что после иракского кризиса в рамках СНГ фактически сформировалось два полюса влияния, один из которых открыто подчиняет свою политику американским интересам, а другой – откровенно ориентируется на Россию, было принято решение о создании на саммите в Душанбе Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ). Это явилось первым серьезным шагом на пути формирования полноценного военно-политического блока на постсоветском пространстве. Наряду с Арменией, Белоруссией и Россией в него вошли Казахстан, Киргизия и Таджикистан. В рамках ОДКБ на основе 201 российской мотострелковой дивизии формируется военная база в Таджикистане, а также создается авиабаза на киргизском аэродроме в Канте.

Вместе с тем регион может столкнуться с новыми вызовами безопасности, если, как это представляется вероятным, присутствие американских войск в странах Центральной Азии сохранится надолго. Прежде всего, это может вызвать беспокойство Пекина, с точки зрения которого усиление американского военного присутствия в Центральной Азии может выглядеть как форма окружения Китая, поскольку войска США уже имеют базы в Японии и Южной Корее, а также поддерживают тесные связи в сфере безопасности с Тайванем. Поэтому России, США и Китаю необходимо достичь ясного взаимопонимания относительно того, какое военное присутствие и для каких конкретных целей будут сохранять США в этом регионе, и искать совместные пути по устранению других угроз безопасности, связанных, в частности, с возрождением радикального ислама.

Д.Рудян

Источник: МиК от 10.09.2003
Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.04068 sec