Возмутитель спокойствия

21 августа 2003
Интервью с Раджабом Сафаровым, заявление которого чуть было ни привело к новой революции Иране

Раджаб Сафаров десятки раз приезжал в Иран в составе различных российских делегаций, однако широкую известность в Иране он приобрел некоторое время тому назад, когда в Москве на своей пресс-конференции в РИА «Новости» заговорил о секретных планах США относительно смены режима в Иране. Эти заявления вызвали бурю реакции в иранском обществе и заставили обратить внимание на первоисточник - на недавно зарегистрированное в России информационное агентство «Иран.ру».

В интервью с Раджабом Сафаровым, помимо этого вопроса, обсуждался также широкий круг других проблем, по которым он изложил свою точку зрения на изящном персидском языке.

Следует отметить, что Раджаб Сафаров поддержал недавнее заявление президента Путина о намерениях России вступить в организацию Исламская конференция. Это заявление, по его мнению, свидетельствует о желании российского руководства сблизиться с исламскими государствами для создания в перспективе возможного союза с ними.

– Расскажите, пожалуйста, о себе и о возглавляемом Вами Центре

– Вот уже почти 12 лет, как я занимаюсь исключительно российско-иранской проблематикой. В течение последних 9 лет эта работа проводится нами в тесном сотрудничестве с Государственной Думой.

Государственная Дума России представляет собой то же самое, что и ваш Меджлис, однако последний обладает более широкими правами. Ваш Меджлис, к примеру, может отозвать или назначить любого министра. А наша Государственная Дума, к сожалению, этого себе позволить не может. Но как бы там ни было, Государственная Дума является важнейшим центром государственной власти в России. Именно поэтому все министры и правительственные чиновники охотно и по долгу службы активно сотрудничают с нею.

Кажется, за эти годы нам удалось создать весьма благоприятную атмосферу в Госдуме, и сейчас при принятии решений, касающихся сотрудничества с Исламской республикой, прежде всего, преобладает разум. В ходе нашего взаимодействия с Госдумой мы почувствовали, что назрела необходимость в создании специализированного центра, который занимался бы только и исключительно Ираном. Его задача - не ограничиваться только участием в работе над законопроектами. Она должна охватывать различные, широчайшие сферы человеческой и общественной деятельности. Именно с этой целью пять лет назад в Москве была создана специальная структура под названием «Центр изучения современного Ирана». В нее были приглашены наиболее видные иранисты России и СНГ, специалисты по проблемам экономического и политического сотрудничества между Ираном и Россией. К счастью, нам удалось создать солидную группу квалифицированных специалистов. В Центре сейчас работают 36 экспертов по всей гамме иранской проблематики. Все они хорошие специалисты, пользуются большим авторитетом и каждый из них может высказать свою особую точку зрения по широчайшему спектру российско-иранских отношений на современном этапе.

– Именно Вы возглавляете этот Центр? Финансирование его деятельности осуществляется Думой?

– Да, руководство Центром возложено на меня. Государственная Дума не финансирует его деятельность, так как Центр не является ее структурой. Как написал один западный журналист, кажется из Би-Би-Си, «Центр изучения современного Ирана» является независимым, однако он очень близок к Думе». Это в некотором смысле соответствует действительности. Госдума России не может создавать подобные центры по определению. В соответствии с Конституцией РФ она не имеет на это права. Комитеты, комиссии и даже отдельные депутаты ГД направляют нам запросы по тем или иным специальным темам российско-иранского взаимодействия, и мы выказываем нашу точку зрения, даем заключения по ним.

Результатами деятельности Центра практически пользуются во всех организациях, учреждениях и министерствах, принимающих решения по поводу отношений между нашими двумя странами.

Затем, со временем, нам стало понятно, что российские компании хотят выйти на иранский рынок, но у них не было никакой необходимой информации об Иране. Выяснилось, что иранцы также не обладают достаточными сведениями для коммерческой деятельности в России. Иранские компании предпринимают попытки сотрудничать с Россией, однако непонятно было, кто при этом выступает в качестве посредника между ними и российскими фирмами.

В ходе своих поездок в Иран я неоднократно выслушивал просьбы от иранских и российских коммерсантов о предоставлении им информации по тем или иным вопросам. Таким образом, стала ощущаться потребность в создании в России информационного портала об Иране. С удовлетворением можно отметить, что в апреле прошлого года, появился сайт информационного агентства Иран.ру (www.iran.ru).

Данное агентство зарегистрировано в Министерстве печати России и получена соответствующая государственная лицензия. По своему статусу Иран.ру является полноценным информационным агентством. И благодаря этому за прошедший период ситуация с информацией в России об Иране в значительной степени изменилась, стала многообразнее. Обратите внимание на то, что такие телевизионные каналы и информационные агентства, как СNN, BBC, ИТАР-ТАСС, РИА «Новости», «Франс-пресс», имеющие свои представительства в Иране, в день публикуют всего одно-два сообщения об этой стране, и то, если очень постараются. В некоторые дни они вовсе ничего не передают из Иране. Мы же ежедневно передаем более 100 сообщений, касающихся Ирана.

Нами специально разработаны 28 программных продукта, в которые заведены 60 ключевых слов, например Хомейни, Хатами, Тегеран, Иран, Исфаган и т.д. Наличие этих слов, переведенных на английский, русский, немецкий, персидский и французский языки, с помощью названных программ проверяется каждые 10 минут в сообщениях 800 информационных источников всего мира. Если хотя бы одно из этих слов встречается в каком-то сообщении, оно попадает на наш основной сервер. Каждый день мы находим более 1000 сообщений, однако около 100 из них мы размещаем на нашем сайте. Поскольку мы так же, как и Вы, имеем свое собственное видение ситуации, свои предпочтения.

Главная наша цель заключается в расширении политических, торгово-экономических отношений между Россией и Ираном. Ведь прозападные тенденции, факты выполнения определенных заказов широко распространены в российской печати. До прошлого года в российской прессе крайне редко опубликовались позитивные материалы об Иране.

Сейчас правительственные структуры не сомневаются в полезности нашей работы, поскольку выводы агентства всегда были в достаточной степени аргументированы. Стало понятно, что мы теперь способны раскрыть заказной характер публикаций, показать, кто за ними стоит и какие цели при этом преследуются, почему публикуются такие материалы и в чем состоит суть происходящего.

Таким образом, спустя какое-то время СМИ России, включая ТВ, поняли, что если ИТАР-ТАСС передает, а РИА «Новости» публикует по одному сообщению из Ирана на основе информации, иногда взятой из ваших газет, то мы размещаем на страницах нашего сайта более ста сообщений ежедневно. Наша информация публикуется на трех языках - русском, персидском и английском. Мы работаем каждый день и иногда на наш сайт совершается более 10 тысяч посещений в сутки.

О текущих планах могу сообщить следующее, что примерно через месяц вся информация, представленная в персидской версии сайта, будет посвящена только России. За исключением специального раздела под названием «Пресса России об Иране».То есть все, что напишет российская пресса об Иране, будет переводится на персидский язык и размещаться в этом разделе.

Иран.ру – первый сайт в мире, где информацию об экономике и политике России, о российских компаниях и обо всех вещах, связанных с Россией, можно будет получить на персидском языке и к тому же в режиме реального времени. К примеру, очередное заявление главы государства, о ситуации в конкретном секторе экономики и бизнеса, к примеру, о ситуации на российском рынке чая, допустим. И все это на персидском, представляете!

В настоящее время согласно нашему мониторингу пресса Ирана за неделю в лучшем случае публикует 4-5 статей о России. Однако в СМИ России об Иране публикуется не менее 100 статей. Чувствуете разницу?

– Все эти материалы берутся у Вас?

– Разумеется не все. Журналисты, естественно, предпочитают собирать материалы на русском языке и при это желательно, чтобы все они были в одном месте. Практически все основные СМИ России уже знают нас, и большинство из них сотрудничают с нами. Благодаря этому, если кто-то опубликует заказной материал, то уже на следующий день это станет достоянием гласности.

– Что вы думаете о высказываниях аятоллы Мисбаха Язди по поводу известного Вашего заявления?

– Я ждал, что Вы зададите этот вопрос. На той пресс-конференции я говорил о новых шагах американцев, предпринимаемых с целью смены власти в Иране. Это же не секрет. Вы сами не раз об этом писали. Мы осуждаем подобные действия. Ни одна страна не имеет права планировать какие-то действия, тем более враждебные, против другой страны и, в особенности, заявлять, что «мы хотим сменить руководство этой страны». Такие шаги противоречат международному праву, самому духу ООН и межгосударственных отношений. Я высказал некое предположение с целью, чтобы Россия повлияла на Америку и заставила ее отказаться от подобных намерений.

Затем было сказано, что американцы перешли к осуществлению своих замыслов на практике и кое-что уже предпринимают. По всей видимости, осуществление разработанных ими программ уже привело к некоторым результатам в Иране. Далее, я отметил, что поскольку основная часть иранского руководства занимает выборные должности и относится к числу тех, кто пользуется уважением и доверием народа, они не могут пойти наперекор его воле. Невозможно, чтобы они были способны на заговор. Однако, как заявляют американцы, скорее всего некоторые военные смогут пойти на подобные действия, и именно на них следует оказать соответствующее воздействие.

Тогда мы не говорили о шпионах и о продажности иранских политиков. Мы не говорили, что располагаем точной информацией. Было лишь сказано, что имеются некоторые документы, которые требуют более тщательной работы над ними. Однако со всей определенностью было отмечено, что американцы в своем стремлении к смене власти в Иране перешли от слов к делу. Думаю, что аятолла Мисбах Язди сделал свои заявления во время пятничного намаза в Тегеране для того, чтобы предостеречь представителей различных иранских властей от необдуманных действий. Однако, вполне возможно, мы изложили свои мысли не в том виде, в каком следовало бы. Видимо, это наша вина, что мы не смогли более четко и определенно высказать то, что думали. Мы никак не ожидали, что затронутые на пресс-конференции темы вызовут в Иране такой резонанс и такие многочисленные вопросы.

– Какова причина заинтересованности стран Центральной Азии в укреплении своих связей с Америкой?

– После распада СССР страны СНГ столкнулись с многочисленными трудностями. В советские времена экономическая, политическая и социальная системы основывались на связях с Россией, и республики, входившие в СССР, управлялись из единого центра. Когда эти страны обрели независимость, они были вынуждены сами заниматься всеми своими делами. Степень их зависимости друг от друга оставалась высокой. Например, для производства одного автомобиля было необходимо тесное сотрудничество 400-500 предприятий, находившихся в разных республиках бывшего Советского Союза. После того, как эти республики стали независимыми и появились национальные валюты, экономическая деятельность оказалась нарушенной.

Экономическое и торговое сотрудничество практически остановилось. Многочисленные трудности возникли и у России. Она не смогла оказать необходимой экономической и политической поддержки новым государствам. В этой связи они бросились в объятия Запада и получили от него, как правило, незначительную, но в некоторых случаях и эффективную помощь. В результате в странах СНГ, в особенности в странах Центральной Азии, весьма ощутимым стало влияние Запада. Некоторую обеспокоенность у России вызывало тогда и возрастающее присутствие Ирана в этих странах, поскольку сотрудничество Ирана с центрально-азиатскими мусульманскими государствами может снизить уровень их взаимоотношений с Россией.

После ухода с политической арены Бориса Ельцина на его место пришел Владимир Путин. Это человек, который хочет возродить былое величие России и превратить ее в один из политических и экономических полюсов мира. В этой связи Москва должна укрепить свое положение в Центральной Азии. Иран и Россия могут плодотворно координировать свои действия при решении центрально-азиатских проблем. Без тесного сотрудничества этих двух государств в принципе не удастся получить позитивных результатов в решении таких вопросов, как расширение НАТО на Восток, использование ресурсов Каспийского моря, военное присутствие стран Запада и США в Центральной Азии, использование потенциала центрально-азиатских стран в экономической и торговой сферах, безопасность в этих странах, борьба терроризмом и с распространением наркотиков.

Я убежден: нынешняя тенденция сворачивания государств Центральной Азии в сторону США не может быть постоянной. Американцы хотят их подкупить. С другой стороны, названные страны стремятся обеспечить свою безопасность за счет американского присутствия. В качестве примера можно взять Саудовскую Аравию. Одним из факторов безопасности правителей этой страны является американское присутствие. Другие государства и политические группировки не смогли им помочь. В Центральной Азии наблюдается схожая ситуация. На мой взгляд, с приходом к власти Путина позиции США в Центральной Азии несколько ослабли по сравнению с тем, какими они были у них прежде.

Однако после того, как США начали войну с терроризмом, Россия не могла не принять в ней участия, и поэтому она была не в силах воспрепятствовать американскому нашествию в Центральной Азии, поскольку существовала вероятность того, что во всем мире сложилось бы впечатление, что Россия не хочет, чтобы велась война против террористов в Афганистане. Сейчас США хотят иметь там свою постоянную базу. Путин же выступает за то, чтобы были четко определены сроки пребывания американцев в Центральной Азии. Россия, естественно, не может быть сторонним наблюдателем американского присутствия в регионе, который по праву находится в ее зоне стратегических интересов.

Я верю, что Россия, и это случится в самое ближайшее время, вернется в регион, имея при этом четкую программу своих активных действий, и не позволит США свободно находиться в Центральной Азии. Это, кстати, отвечает и интересам Ирана.

– Складывается впечатление, что существование новых центрально-азиатских государств сопряжено с трудностями. Считают ли они необходимым сотрудничать друг с другом?

– Страны Центральной Азии после отделения друг от друга не смогли обеспечить своим народам подобающий уровень жизни. Мне кажется, их международные связи должны быть максимально широкими. Им следует устранить таможенные барьеры, чтобы свободно вести торговлю и успешно осуществлять экономические программы. Однако в этих странах существуют разные законы, и сильно отличается жизненный уровень их народов. Россия прилагает усилия для создания более тесного союза с центрально-азиатскими государствами. Например, предпринимаются шаги для образования финансового и экономического союза. Я думаю, что в течение ближайших 2-3 лет союз между этими государствами в том или ином виде будет создан, и в результате влияние России в странах Центральной Азии усилится.

В прошлом широко было распространено мнение о том, что с приходом Запада все проблемы этих стран могут быть разрешены. Сейчас такого мнения уже никто не придерживается. Прошли годы, а Запад ограничивается только словами. Взять, к примеру, Узбекистан. Если Россия не будет покупать его хлопок, ему не удастся найти на мировом рынке другого такого солидного партнера. Центрально-азиатские страны пришли к пониманию того, что для них лучше всего сотрудничать с Россией и соседними государствами, нежели уповать на Запад, который далеко и не совсем понимает их реального положения.

– Нет ли опасений в связи с тем, что дальнейшее сближение стран СНГ с Россией может привести к ситуации, аналогичной той, которая существовала в период Советского Союза?

– Я не думаю, что может возродиться СССР. Возможно, между странами СНГ на основе экономического сотрудничества возникнет что-то отдаленно напоминающее Европейский союз. Но и это сравнение не совсем корректное. Советский Союз – это уже часть истории. Государства получили независимость, и они никогда не откажутся от нее, поскольку свобода – это сладкий плод. Россия не хочет отнимать у этих государств независимость, да это и не нужно России. В России привыкли, что страны Центральной Азии образуют своего рода символическую границу этого государства. Здесь у России и Ирана открывается широкое поле деятельности для тесного взаимодействия, хотя некоторые шаги, предпринимаемые Ираном в области культуры и религии, все-таки вызывают определенную озабоченность у России, поскольку они способствуют отдалению от нее названных стран.

– На последнем совещании прикаспийских государств подчеркивалось, что противоречия устранены и близится достижение окончательного согласия. Однако складывается впечатление, что на самом деле это не так. Как складывается ситуация в настоящее время?

– Понимаете, вопрос о правовом статусе Каспийского моря – это одна из самых сложных и запутанных политических проблем современности. Мне кажется, в решении «каспийского вопроса» Россия и другие прикаспийские страны в отношении Ирана допускают некоторую несправедливость. Ведь, во времена СССР Каспий считался внутренним морем, принадлежавшим Советскому Союзу и Ирану. Специальное соглашение о разделе Каспийского моря не подписывалось, поскольку подобная ситуация, связанная с распадом СССР, вообще не представлялась вероятной. По логике, все тогда придерживались мнения, что море должно делиться в пропорциях 50% на 50%.

Однако, когда одна из сторон уходит с политической арены и ее место занимают несколько других, вновь образовавшихся государств, все это становится проблемой данной стороны, тем более, что Россия взяла на себя обязательства бывшего Советского Союза. Ирану следовало бы с самого начала выступить с предложением о том, что в его распоряжении остаются 50% Каспия, а страны, заявившие о распаде Советского Союза, должны заявлять свои претензии в рамках оставшихся 50%. Затем, увидев, что процесс раздела моря сопряжен с серьезными трудностями, а определение межгосударственных границ создает многочисленные проблемы, Иран мог бы предложить другой, более щадящий вариант. Тегеран мог бы заявить, что из-за соображений оказания помощи новым независимым прикаспийским государствам и с целью обеспечения мира и стабильности в регионе он по своей доброй воле отказывается от своей доли в 50% и предлагает пропорционально разделить Каспий на равные доли между всеми государствами.

Более чем уверен, что в этом случае все страны согласились бы с подобным предложением и, к тому же, были бы вечно благодарны Ирану. Это стало бы и большой помощью для России. К сожалению, политика Ирана тогда была крайне неопределенной. Сначала Иран предлагал делить Каспий на основе кондоминиума, затем - по национальным секторам, дальше – еще больше разных вариантов. И каждый раз иранские предложения создавали свои определенные проблемы, и никто не посчитал возможным согласиться с ними. Когда стало понятно, что дело никак не сдвинуть с мертвой точки, другие прикаспийские государства, которые в принципе не могут успешно развиваться без Каспийского моря, без его ресурсов, пришли к мысли о возможности подписания двусторонних соглашений. И в 1998 году Россия подписала первое соглашение с Казахстаном. Через три года такое же соглашение она подписала с Азербайджаном. После этого решение вопроса о 20-процентной доле каждой из стран стало практически уже невозможным.

-В настоящее время возник серьезный кризис. Россия заявляет, что Иран занимает неконструктивную позицию, поскольку позиция о доле в 20% не отвечает никакой логике. Разделительные линии, которые определены странами, подписавшими упомянутые соглашения, не позволяют предоставить Ирану 20-процентную долю. Как быть в такой ситуации?

-Доля самой России составляет чуть больше 19%. Последнее совещание рабочей группы в Москве не дало особых результатов. Видимо, и то заседание рабочей группы, которое будет проходить в скорем времени в Ашхабаде, также ни к чему не приведет.Думаю, что Иран окажется в выигрыше, если сделает две вещи. Конечно, следует иметь в виду, что Россия ни при каких условиях не может аннулировать уже подписанные двусторонние соглашения. Что же в таком случае следует предпринять?

Иран может начать переговоры с Туркменией и Азербайджаном о том, чтобы объявить, например, пяти- или десятимильную зону по обе стороны от своей морской границы в акватории Каспийского моря совместной зоной, то есть, чтобы эта зона могла использоваться совместно обоими государствами. Ни Азербайджан, ни Туркменистан не имеют ни технических, ни материальных возможностей для присутствия в этой зоне и использования ее нефтяных и газовых месторождений.
Иран же, по всей видимости, может развернуть здесь активную деятельность.

- Можно ли быть уверенным, что западные страны не придут в эту зону по приглашению двух названных государств?

- Соответствующие гарантии при определенных условиях могла бы дать Россия. Ей по силам убедить Азербайджан и Туркменистан давать разрешение на любую деятельность в названной зоне только своим собственным государственным компаниям. Второе, что можно сделать, связано с предложением России к Ирану о его самом активном участии в международных нефтяных и газовых проектах в Каспийском море. В совместной компании «Заррит» доля России составляет 50%.

Остальные страны имеют почти пропорциональные доли. Россия при определенных условиях готова передать Ирану свою долю. Москва при этом могла войти в долю с другими государствами за счет остальной части, так как для других стран представляются достаточными доли в 4-5%. В настоящее время Иран хочет получить 20-процентную долю Каспия, определенную государственными границами. Возможно, в этом нет никакого смысла. Так как важным представляются ресурсы моря. Если правовой статус Каспийского моря будет определен, естественно, надобность в двусторонних соглашениях автоматически отпадет.

– Западные страны и в первую очередь США оказывают на Россию давление в связи с ее сотрудничеством с Ираном в ядерной сфере. До каких пределов Москва может сопротивляться давлению со стороны Вашингтона?

– Россия испытывает на себе сильное давление со стороны Запада в связи со своим сотрудничеством с Ираном в области энергетики, в частности в связи со строительством АЭС в Бушере. Когда великие державы не хотят, чтобы независимое государство, подобное Ирану, осуществляло свои экономические проекты при содействии других стран, они могут использовать любые предлоги, чтобы воспрепятствовать этому. В данном случае, США всеми силами стремятся поставить под сомнение сотрудничество между Россией и Ираном в энергетической сфере. Основные претензии США, из-за которых Запад оказывает давление на Россию, связаны с тем, что якобы неизвестно, в каких целях будет использоваться оказываемая Россией помощь. Россия в свою очередь считает подобную аргументацию ничем не обоснованной и расценивает ее как предлог, который используется Западом для того, чтобы вытеснить Россию с иранского рынка.

Во всем мире наблюдается тенденция производства электроэнергии на атомных электростанциях. Это и дешевле, и безопасней. Западные страны не хотят, чтобы Иран этим занимался, точнее, они не хотят, чтобы Иран осуществил эти проекты с помощью России. Поэтому выдвигают необоснованные обвинения. В России придерживаются мнения, что если она уйдет из Ирана, то уже никогда не сумеет туда вернуться. Так произошло в странах Центральной Азии. Москва до какой-то степени отдалились от этих стран, и туда сразу же пришли и создали там свои базы иностранные государства. И Россия уже не смогла пользоваться там прежним влиянием. Когда русские ушли из Афганистана, им уже не удалось вернуться туда. Америка же уверен, никогда не уйдет из Афганистана. Эти примеры заставляют Россию проявлять рассудительность.

Россия, оказывая сопротивление Западу, понесла убытки на сотни миллионов долларов. Многие выгодные для России программы не были осуществлены. В некоторых проектах ее лишили возможности участвовать, а в некоторые ее даже не приглашали участвовать. Проблема Бушерской АЭС – это вопрос престижа России и ее влияния, то есть она носит политический характер. Потери, которые Россия понесла в результате подобного сотрудничества, превышают прибыль от осуществления данного проекта. Однако Россия ни при каких обстоятельствах не хочет сворачивать строительство Бушерской АЭС. Такой шаг означал бы для нее потерю уже миллиардов долларов, поскольку она утратила бы самое главное - доверие к себе во всем мире.

– Будет ли Россия продолжать оказывать сопротивление в случае даже возможной вооруженной акции с целью разрушения электростанции?

– Вероятность нанесения удара по Бушерской АЭС со стороны, например, США и Израиля существует. Российские специалисты предложили Москве до начала пуска в эксплуатацию Бушерской АЭС обеспечить надежную противовоздушную оборону этого объекта. Москва отвечала, что Тегеран по этому поводу не обращался. Считаю вполне разумным, чтобы Иран обратился к Москве с подобной просьбой.

Очевидно, что иностранные войска, даже американские, не могут осуществить наземное вторжение в Иран. Ввод американских войск на иранскую территорию через Ирак маловероятен, поскольку в этом случае начнутся выступления иракских шиитов, и США потеряют Ирак окончательно. Ввод американских войск в Иран из Азербайджана также маловероятен, так как во-первых, Азербайджан скорее этого не допустит из-за соображения собственной безопасности и, во-вторых, если такое все-таки произойдет, то на этот случай фанатично патриотичные Западный и Восточный Азербайджан Ирана забронировали особую просьбу исключительно самым разобраться в данной ситуации с Республикой Азербайджан. Через Армению вторжение невозможно, поскольку она остается стратегическим партнером России и поддерживает добрососедские отношения с Ираном. Кроме того, Армения очень далека от США и Запада, и ее безопасность обеспечивается с помощью России и Ирана.

Oстается Афганистан. Власть Хамида Карзая чисто символическая и распространяется только на Кабул. В случае выдвижения американских войск по территории Афганистана в сторону Ирана талибы снова спустятся с гор, и проамериканское правительство Карзая в одночасье вдребезги разобьется. Тогда и в Афганистане американцем нужно будет начинать все с начала. А у них на это нет ни средств и никакого желания.

Таким образом, единственным путем для вооруженной акции остается нанесение удара по АЭС с воздуха. Американцы запланировали нанесение бомбовых ударов по Бушерской АЭС и по ядерным объектам в Натанзе и Араке до начала их эксплуатации. Это будет называться не войной, а точечными ударами по конкретным иранским целям. Такие действия нанесут ощутимый урон, с экономической и политической точек зрения, Ирану и, в том числе, России. В этой связи мне кажется, что Тегерану следует обратиться к Москве с просьбой о создании надежной противовоздушной обороны названных объектов на самом современном уровне. На мой взгляд, Россия может договориться с Ираном по этому поводу и, к примеру, предупредить Израиль о том, что в случае, если Тель-Авив предпримет вооруженную акцию, Россия может и не оставаться в стороне, поскольку подобная акция представляет собой удар и по России, по ее экономическим интересам в Иране. По-моему, если Иран выступит с таким предложением, Россия должна дать на него очень взвешенный, разумный ответ. Это было бы весьма логично.

– Вопрос о ресурсах энергоносителей в Центральной Азии и об их доставке на мировой рынок представляется достаточно важным. Самый короткий путь для этого, видимо, проходит через территорию Ирана, однако совсем недавно началось строительство трубопровода Баку - Джейхан. Как Вы считаете, осуществление этого проекта продолжится? Или будет выбран другой путь для поставок, например через Иран или Афганистан?

– Россия с самого начала не была сторонницей строительства трубопровода Баку - Джейхан. Америка намеревается с помощью строительства названного трубопровода, который пройдет через несколько стран, ослабить влияние России, в первую очередь на страны СНГ. Данный проект не отвечает никакой логике как с точки зрения обеспечения безопасности, так и с технической, производственной точки зрения. Он просто не выгоден. Для того чтобы добиться экономической эффективности, необходимо будет ежемесячно перекачивать 50 млн. тонн сырой нефти. Россия, естественно, заинтересована в том, чтобы энергоносители транспортировались через Иран. Это объяснимо с любой точки зрения. Я не думаю, что осуществление таких неразумных проектов будет продолжено.

Россия предлагает наиболее приемлемые пути для поставок нефти и газа из района Каспийского моря. Ее позиция основывается также и на международных нормах, в том числе связанных с ведением конкурентной борьбы. Россия выступает за то, чтобы Иран как можно активнее участвовал в транспортировке каспийских энергоносителей. Конечно, в данном вопросе Иран и Россия выступают в роли конкурентов. Для России важно сохранить свое влияние в регионе. Как мне кажется, транспортировка энергоносителей из Афганистана через Пакистан в Индию в обозримом будущем нереальна. Политика Ирана по данной проблеме должна быть четкой, продуманной и адекватной.

– В период обретения странами СНГ независимости много говорилось о борьбе между Ираном и Турцией за влияние в Центральной Азии. Имела и имеет ли место такая борьба? Изменился ли ее характер?

– После распада Советского Союза борьба между этими двумя странами, которые хотели расширить свое влияние в регионе, ощущалась очень явственно. Запад, конечно, хотел с помощью Турции добиться своих целей. Турция наряду с тем, что является мусульманским государством, входит в НАТО и не создаст трудностей для расширения Североатлантического блока на Восток. Кроме того, она всегда была традиционным соперником Ирана в регионе.

Влияние Ирана в странах Центральной Азии может расширяться самым естественным путем. В Таджикистане, например, говорят на языке иранской группы. Иран мог бы легко укрепить свое влияние в Таджикистане, Узбекистане и Туркменистане. Однако часть политического руководства этих стран была недовольна присутствием исламских государств. В соперничестве между Ираном и Турцией Россия встала на сторону Ирана.

Она хотела, чтобы Иран присутствовал в странах Центральной Азии и оказывал им помощь в области экономики и культуры, но не религии. Проявляя озабоченность в связи с проблемой своих мусульманских народов, Россия не хотела, чтобы Иран расширял свою религиозную деятельность, поскольку в Москве предполагали, что подобная деятельность Ирана может осложнить положение самой России. Такая озабоченность сохраняется.

– Некоторые специалисты считают, что давление Америки на Иран в Центральной Азии связано с ее политикой в отношении ближневосточной проблемы. Насколько это соответствует действительности?

– США постоянно заявляют России, что одна из причин нестабильности на Кавказе связана с присутствием Ирана. Запад настаивает на том, что Иран сотрудничает с такими радикальными группировками, как ХАМАС, «Хезболлах» и т.д., признанными на Западе экстремистскими. Америка же говорит России, что сотрудничество Москвы с Тегераном также приводит к нестабильности на Кавказе. Россия в ответ заявляет, что этому нет никаких доказательств.

Когда в России совершаются террористические акты, Иран выступает с их осуждением и первым выражает сочувствие и предлагает помощь. Президент Ирана был первым среди лидеров исламских государств, кто связался с президентом России и выразил свое сожаление по поводу жестокости и беззакония на Кавказе и предложил свою помощь. Это, на мой взгляд, заслуживает самой высокой оценки.

Думаю, что политика и планы Ирана, связанные с Ближнем Востоком, представляют собой нечто большее, чем его политика в Центральной Азии. Россия выступает за то, чтобы Иран расширял свое сотрудничество с центрально-азиатскими государствами. В Иране, конечно, хорошо понимают, что его присутствие в названных странах неразрывно связано и с интересами России. Тем не менее, политика, проводимая Ираном в регионе, отвечает интересам всех стран. Иран оборудует здесь библиотеки, строит дороги, предоставляет кредиты и делает много другого, жизненно важного для этих государств.

– Какое влияние политические события внутри Ирана оказывают на его политику в Центральной Азии?

– Убежден, что Исламская революция в Иране явилась важным историческим событием XX века. После нее изменилась политическая философия в мире. Была создана реально действующая модель исламского государства. Каждая программа, естественно, осуществляется по своим собственным законам. Но, вместе с тем, сегодняшний день отличается от вчерашнего, и произошедшие изменения должны нынешним руководством обязательно учитываться. Со дня иранской революции прошло 24 года. На Западе и в России правительство президента Хатами считают реформаторским. И самое главное - эти реформы проводятся в Иране без каких-либо революций.

Беседовал: Политический обозреватель Вахид Наими.

Газета «Хамшахри» за 20, 21 августа 2003 года

Перевод: Иран.Ру



Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.02837 sec