«Иран надеется, что Россия уравновесит присутствие США в регионе»

06 августа 2003
Не станет ли Иран следующей жертвой Штатов после Ирака? Сценарий очень похож. Американцы заинтересовались атомными программами Ирана и требуют от него принятия международных инспекторов, чтобы они проверили, не работают ли иранцы над созданием ядерной бомбы. Эволюция Ирана за четверть века, прошедшие после исламской революции 1979 года, раскладка сил в руководстве страны, отношения Тегерана с внешним миром -- основные темы беседы корреспондента «ВН» Александра САМОХОТКИНА с заведующей сектором Ирана Института востоковедения РАН Ниной МАМЕДОВОЙ и старшим научным сотрудником этого же сектора Еленой ДУНАЕВОЙ.

-- Каков сейчас расклад политических сил в Иране? Велико ли влияние реформаторского движения?

Нина Мамедова:
-- В стране существует две главные группировки шиитского духовенства, которые мы условно называем исламской и республиканской. Их силы равны. Но конституция дает больше полномочий духовному лидеру страны аятолле Али Хаменеи и его консервативным приверженцам. Они контролируют судебную систему, их защищает Корпус стражей исламской революции (КСИР). Реформаторский, республиканский лагерь представлен президентом Мохаммадом Хатами. Но и он, и сторонники реформ -- также духовные лица. Хатами, например, -- ходжатольэслам, это на «ранг» ниже звания аятоллы.

-- В чем разница подходов двух лагерей?

Н.М.:
-- В степени участия духовенства в управлении страной. Часть сторонников Хаменеи выступают за отказ от избыточной власти, чтобы не отвечать за экономические просчеты. Хатами и поддерживающее его духовенство -- за сохранение исламской государственности, но вписывающейся в мировую систему ценностей. Они видят Иран демократической страной, где соблюдаются права человека, а СМИ не закрываются только потому, что статья с чьей-то точки зрения не соответствует принципам ислама.

Хатами считает, что главное препятствие для развития -- судебная власть, назначаемая Хаменеи. Есть даже спецсуды духовенства для духовенства, которые по конституции вообще не должны существовать.

-- В чем неоднородность лагеря реформаторов?

Н.М.:
-- Появляются новые реформаторские организации, например, с подачи студенчества -- «Бюро по укреплению единства». Оно недовольно нерешительностью Хатами в его противостоянии с теократами. А созданная в конце 70-х годов Организация моджахедов иранской революции (ОМИР) выдвигает перспективных реформаторов левого толка. Среди них -- Мохсен Армин, теолог и вице-спикер меджлиса (парламента). Действует Либеральная партия покойного премьера Мехди Базаргана, она была частью Национального фронта периода премьера-реформатора Мохаммеда Моссадыка, свергнутого в 1953 году спецслужбами США и Британии. Все партии Ирана, как старые, так и новые, находятся на полулегальном положении. Кроме того, скрытые сторонники «либералов» работают в министерствах или вузах. Мы узнаем о них, только когда их арестовывают за прегрешения против ислама, а то и приговаривают к смерти, как кумира студенчества Хашема Агаджари, профессора Тегеранского университета. В числе лидеров -- Мохсен Кадивар, теолог, выступающий за отделение религии от государства. Еще Атаолла Мохаджерани, экс-министр культуры, защищающий СМИ.

-- Расходятся ли правящие элиты Ирана во мнениях о США?

Елена Дунаева:
-- Хаменеи против нормализации отношений. Хатами же готовит восстановление связей со Штатами исподволь, через идею «диалога цивилизаций», направление молодежи на учебу за рубеж, снятие запрета на Интернет. Экс-президент Али Акбар Хашеми-Рафсанджани предлагает провести референдум по налаживанию сотрудничества с США. А он глава Совета по целесообразности принимаемых решений, высшего арбитражного органа, назначаемого Хаменеи.

-- Каких уступок требует Тегеран от Запада в ядерном торге?

Е.Д.:
-- США обвинили Иран в намерении создать ядерное оружие и ввели против него в 1996 году санкции. В страну запретили ввоз оборудования для нефтегазовой промышленности, не говоря о вооружениях. Под давлением США к эмбарго присоединились западные компании. Иранцы же подозревают Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ) в том, что оно поддалось американскому прессингу. После того как в 1997 году президентом был избран Хатами, произошел прорыв блокады, многие фирмы вернулись в Иран. Но санкции не сняты, Тегеран требует их отмены.

-- Как в Иране относятся к России?

Е.Д.:
-- Никто в Тегеране антироссийских выпадов не допускает, средний иранец относится к русским с симпатией и ярлыков, вроде «большого сатаны США», на Москву не навешивает. Иранцы надеются, что Россия уравновесит присутствие США в Центральной Азии. Сотрудничество между Тегераном и Москвой продолжится. Один из важнейших его элементов -- атомная энергетика.

Н.М.: -- Интересы совпадают из-за общей заинтересованности в транспортном коридоре «Север--Юг». Другое дело, что в понятие «транспорт» входит такая составляющая, как трубопроводы. Здесь интересы России, Ирана, США и Европы могут быть разными. Если отношения между Тегераном и Вашингтоном нормализуются, Иран с точки зрения вывоза каспийских энергоресурсов на мировой рынок превратится в соперника.

Источник: Время Новостей от 06.08.2003
Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03972 sec