Планы Дяди Сэма по изменению режима в Иране (New York Times)

25 июля 2003
Смена режимов стала отличительной чертой внешней политики президента Буша. За два года Буш сверг два режима ("Талибана" и Саддама Хусейна), попытался отодвинуть на обочину третий (Ясира Арафата) и страстно хочет сменить следующие - Ким Чен Ира и иранских мулл и властителей, правящих большей частью арабского мира.

Стремясь менять режимы, которые не по вкусу Америке, Буш идет по проторенной дороге. Этот путь начался более столетия назад, когда после испано-американской войны оказалось, что США контролируют Кубу, Пуэрто-Рико и Филиппины. Вскоре после этого президент Теодор Рузвельт провозгласил доктрину Монро, что привело к оккупации Доминиканской республики, Гаити и Никарагуа.

Когда колониализм был дискредитирован, США избрали другой подход - тайную смену режимов, которую осуществляло ЦРУ, а не американская армия. Первая подобная попытка, предпринятая почти 50 лет назад, является темой новой книги Стивена Кинзера. 19 августа 1953 года Кермит Рузвельт, агент ЦРУ и внук Тедди, организовал свержение премьер-министра Ирана Мохаммада Моссадеха - популиста, который навлек на себя гнев Лондона, национализировав принадлежащую британцам нефтяную промышленность, и напугал Вашингтон, не оказав сопротивления коммунистическому влиянию, очень сильному в Иране.

Успех ЦРУ в Иране был первым в длинном списке попыток переворотов, предпринятых США на Кубе, в Чили, Конго, Гватемале, Вьетнаме и других местах. Некоторые оказались успешными. Другие нет. Но все они имели непредвиденные последствия, впрочем, наверное, ни у одной не было больших последствий, чем у свержения Моссадеха.

Поэтому Кинзер, бывший корреспондент New York Times, местом последнего назначения которого был Стамбул (откуда он освещал и события в Иране), решил еще раз обратиться к этому известному эпизоду. Он смотрит на него острым журналистским взглядом и описывает его пером романиста. В своем захватывающем повествовании он рассказывает и предысторию переворота, и как все происходило. В процессе автор сообщает сведения из истории Ирана, рисует нелицеприятный портрет британского колониализма накануне его краха, закладывает основу для дебатов о том, какой должна быть роль США в мире.

Кинзер не оставляет сомнений в том, что он считает переворот ошибкой. Моссадеха он изображает с большой симпатией: это просвещенный лидер, говорящий от имени угнетенных и сознательно рискующий своей жизнью ради собственного народа. Британцы явно были не правы. Кинзер вспоминает о том, как Англо-иранская нефтяная компания (впоследствии – British Petroleum) годами фактически правила Ираном, поскольку почти все нефтяные прибыли шли ее владельцам и британскому правительству, а иранскому народу практически ничего не доставалось.

Моссадех пришел к власти в 1951 году, пообещав национализировать Англо-иранскую компанию, а два года спустя разразился кризис, приведший к его свержению. Лондон грозил войной, от которой его удержали лишь жесткие возражения Вашингтона. Президент Гарри Трумэн стремился посредничать в поисках решения. Но ни одна из сторон не шла на компромисс. Британцы полагали, что иранская нефть по праву принадлежит им, а национализацию нефти и активов считали незаконной. У Моссадеха не было намерения пересматривать решение, отдающее Ирану контроль над ресурсами, находящимися на его территории.

Насилия можно было бы избежать, если бы не выборы в Британии и США. В 1951 году к власти вернулся Уинстон Черчилль, который, после потери Индии, не склонен был терпеть дальнейшее уменьшение Британской империи. Год спустя в Белый дом вернулись республиканцы во главе с Дуайтом Эйзенхауэром. Одним из их главных приоритетов было противостояние коммунизму. Волнения в Иране и связи Моссадеха с коммунистической партией стали предметом озабоченности не только в Лондоне, но и в Вашингтоне.

В результате августовского переворота Моссадех был свергнут, а Иран оказался в сфере влияния Вашингтона. Но, по мнению Кинзера, этот успех в долгосрочной перспективе обошелся очень дорого.

Чтобы сохранить контроль над населением, шаху Ирана пришлось править очень жестоко. Притеснения породили национализм, нашедший выход в исламском фундаментализме. Результатом стала иранская революция 1979 года. Решение студентов и революционеров захватить посольство США было, по крайней мере отчасти, вызвано желанием избежать повторения 1953 года, когда ЦРУ использовало для организации переворота дипломатическое прикрытие.

Революция и кризис с заложниками привели к тому, что Вашингтон в ирано-иракской войне поддержал Саддама Хусейна, а Тегеран начал оказывать поддержку террористическим группировкам, стремясь нанести удар по США и их интересам. "Несложно протянуть нить от операции "Аякс", кодового названия, данного ЦРУ перевороту 1953 года, репрессивного шахского режима и исламской революции до взрывов в нью-йоркском Всемирном торговом центре", – считает Кинзер.

Даже если это натяжка, в заявлении Кинзера есть смысл. Смена режима может иметь совсем иные последствия, чем было задумано. Иран вырвали из советских рук, но переворот породил жестокий режим, вскормивший очень опасную революцию, влияние которой ощущается и сегодня.

Иво Далльдер

Источник: Инопресса.Ру от 24.07.2003
Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03472 sec