Эллен Лейпсон: Я не верю, что президент Буш сочтет необходимым прибегнуть к военному решению в Иране

24 июля 2003
Эллен Лейпсон — руководитель американского исследовательского Центра имени Генри Л.Стимсона.

— Вы были активным сторонником идеи свержения режима Саддама Хусейна. Теперь, когда один за другим аргументы в поддержку этих планов (связи Саддама с террористическими сетями не выявлены, ОМУ не найдено и т.д.) выглядят все менее убедительно, не считаете ли Вы, что наряду с прочими советниками и Вы ответственны за некоторое разочарование, которое испытывают сегодня американцы?

— Наше решение применить военную силу против Ирака было основано не только на необходимости противодействовать терроризму. Проблема прямой или косвенной поддержки терроризма омрачает, например, и отношения США с Саудовской Аравией. Но я бы не смешивала нашу озабоченность этой проблемой с реальными причинами, подтолкнувшими нас заняться Ираком. Да, администрация пыталась увязать свои озабоченности по поводу Ирака с событиями 11 сентября, но в целом она в своей аргументации сделала упор на будущем, нежели на реальных свидетельствах причастности или сотрудничества режима Саддама с международными террористами.

— К проблеме отношений Вашингтона с Эр-Риядом мы еще вернемся. Сейчас, похоже, гораздо актуальнее проблема воздействия США на Иран, на его ядерные программы. Здесь может быть, по-Вашему, повторен иракский сценарий?

— Не думаю. Эта страна переживает сейчас очень деликатный момент. Когда МАГАТЭ считает, что Иран помимо строительства ядерных реакторов с российской помощью работает над другими аспектами ядерной программы, которые становятся все более зрелыми, это заставляет задумываться. Но, с другой стороны, администрация Буша вынуждена признавать, что сами иранцы пытаются решать свои проблемы, обсуждая различные политические пути. В отличие от Ирака, где очевидна была неспособность самих иракцев решить проблемы самостоятельно без содействия внешней силы, в Иране политические изменения пусть медленно и неровно, но все же происходят. И в позитивном направлении. Дилемма в том, что по части ОМУ Иран даже представляет собой еще большую причину для озабоченности, чем это было полгода назад.

Я лично считаю в высшей степени невероятным, что мы сможем распространить такой же подход к Ирану, какой применили к Ираку. Мне крайне сложно поверить, что президент Буш сочтет необходимым прибегнуть к военному решению. Или даже сочтет его желательным. Мне представляется, что в случае военного варианта это вызовет еще более негативную международную реакцию, чем акция против Ирака... Япония, Россия, Евросоюз и все прочие основные державы воспринимают Иран как более или менее нормальную страну, с которой можно иметь дело. Так что идея применения военной силы будет восприниматься ими как еще более дестабилизирующая международную ситуацию.

— Другая проблема для США в регионе — Саудовская Аравия. “Друг” и основной “стратегический партнер” США в арабском мире оказался совсем ненадежным во всех смыслах — идеологическом (исповедует наиболее радикальные версии ислама, наружу выходит скрывавшийся годами антиамериканизм местного общества и т.д.), политическом, военно-стратегическом и т.д. В Вашингтоне активно задумываются над тем, чтобы максимально ослабить зависимость США от саудовской нефти. Как Вам видится перспектива отношений с королевством?

— Отношения США с Саудовской Аравией после 11 сентября претерпели необычные взлеты и падения. Сейчас, похоже, настроение такое, что все обстоит довольно спокойно. Впечатление, что саудовцы изыскали возможность работать с нами в том, что касается усилий по смене режима в Ираке. И это важно, если вы помните, как недовольна была королевская семья Саудовской Аравии первоначальной американской реакцией на события 11 сентября, как они не хотели, чтобы мы вели речь о смене режима в Ираке. Но затем они согласились, что устранение Саддама отвечает их собственным интересам. Мне также представляется, что королевская семья предпринимала очень настойчивые усилия в последние полгода, чтобы вывести политические и межчеловеческие отношения между СА и США на новый уровень.

— Вашингтон перестанет делать политико-стратегическую ставку на Эр-Рияд?

— Я твердо уверена, что, как после смены режима в Ираке, США и Саудовская Аравия должны начать серьезный разговор на предмет изменения своих отношений. Мне представляется, что со временем — и, возможно, по обоюдному соглашению — США начнут сокращать свое военное присутствие в Саудовской Аравии, что будет на благо и саудовцев, и Америки. Теперь представьте себе, что саудовцы могли бы обеспокоиться, что мы решили заняться Ираком, а затем Саудовской Аравией. Что мы бы сказали: спасибо, но вы теперь нам больше не нужны, у нас теперь в друзьях Демократическая Республика Ирак... Это породило бы у королевской семьи Саудовской Аравии чувство незащищенности. У меня, повторяю, такое ощущение, что в последнее время саудовцы предпринимают максимальные усилия для улучшения отношений с США, стараются не выражать гнев в отношении Вашингтона, сдерживать негативные эмоции, которые питает к Америке саудовская общественность, и т.д.

— Несомненно, впереди довольно длительный период осознания саудовцами того обстоятельства, насколько серьезным является феномен "Аль-Каиды", насколько велико саудовское участие в ней...

— Разумеется, саудовское общество вряд ли может взять на вооружение западную модель демократии. Но в королевской семье крепнет убеждение в необходимости постепенных изменений. Я думаю, саудовское правительство может фокусировать свои усилия на тех вещах, которые можно реализовывать: строить больше школ, вносить изменения в учебную программу, улучшать социально-экономическую ситуацию в стране, воздействовать на изменение поведенческих стандартов молодого поколения, чтобы оно почувствовало, что может преуспеть в данном обществе, что оно сможет донести свои требования до королевской семьи, до правительства и что они будут учтены.

— Вы признали, что угроза создания и применения ОМУ, исходящая от Ирана, превышает масштабы аналогичной угрозы от Ирака. Но военная операция США против Ирана выглядит маловероятной. А насколько реальной представляется Вам угроза, исходящая от Сирии? Там возможно повторение иракского сценария?

— Если посмотреть на арабский мир, то единственной страной, несколько напоминающей в данном отношении Ирак, является Сирия. Помимо Ирака и Сирии трудно еще охарактеризовать каких-то арабских руководителей как жестоких диктаторов... У Сирии имидж страны с навязанной волей меньшинства большинству, диктаторским типом правительства, у нее к тому же есть программа развития ОМУ (химического оружия), которая относится к числу наиболее масштабных в регионе, кроме того, она поддерживает взаимоотношения с ключевыми террористическими организациями, в частности с политическими организациями, составной частью политического портфеля которых является террористическая деятельность. К примеру, у нее давние отношения с экстремистской группировкой "Хезболлах". Сирия сейчас нервничает, ибо слишком много элементов ее политики вызывают большую настороженность у администрации Буша.

Источник: «Mideast.ru» от 23.07.2003
Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03822 sec