Каддафи: "Победа Буша может быть лишь временной" (Figaro).

13 марта 2003
Молодой революционер стал мудрым старцем. Он отказался от терроризма, и эти обвинения отвергает на каждой встрече с американскими журналистами: "Я поддерживал освободительные движения". Он подчеркивает, что осознал опасность интегризма задолго до США. Еще в 1986 году он приказал закрыть в Ливии полсотни исламистских организаций, которые обвинял в подрывной экстремистской деятельности. И он был одним из первых арабских лидеров, кто осудил теракты 11 сентября. Однако в Вашингтоне самые радикальные советники Джорджа Буша не торопятся подводить черту под прошлым. Для них Ливия остается "бандитской" страной. Поэтому Каддафи стал осторожным. В своей тунике римского императора, с гордым взглядом, он по-прежнему сохраняет бойцовский вид. Однако сегодня воин говорит языком дипломата.

– Американцы предъявили Саддаму Хусейну ультиматум. Если иракский президент немедленно не разоружится до конца, они нанесут удар. Есть ли еще время остановить войну?

– Как можно предотвратить войну? Нет никакого разумного оправдания планам Джорджа Буша относительно военного вмешательство в Ираке. Все американские аргументы – политические, военные и особенно юридические – не выдерживают критики. Все это мне кажется совершенно нерациональным. Сложилась совершенно сюрреалистическая ситуация. И вновь возникает вопрос, на который нет ответа: какая высшая власть дает США право на войну?

– Чтобы отвести от своего народа угрозу гибели людей и разрушений в результате новой войны – уже третьей за последние двадцать лет, – не поступил бы Саддам Хусейн лучше, если бы выполнил резолюции ООН, вместо того чтобы спорить? То есть отказался бы от оставшегося у него оружия массового поражения?

– Саддам Хусейн сделал все, что от него требовали. Больше дать ему нечего. Чего еще хотят американцы? Чтобы Саддам Хусейн разделся догола? Но он и так уже снял с себя все, согласившись даже на то, чтобы инспекторы ООН обыскивали его личные резиденции в Багдаде и по всей стране.

– У Вас есть совет, как удержать Америку от нанесения удара?

– Джордж Буш не желает ничего слышать. Но я убежден, что США от этого только потеряют. Поначалу американцы будут идти от победы к победе. Но долго это не продлится. Президенту Бушу следовало бы вспомнить, что стало с Гитлером. Фюрер так гордился своими первыми успехами! В 1939 году он взял под контроль всю Европу, не встретив настоящего сопротивления. Когда он захватывал Польшу, Нидерланды, Бельгию, всякий раз это было военной прогулкой. Франция, победившая в Первой мировой войне, упала к его ногам, как созревший плод, и немцы были в двух шагах от Москвы. Но в 1945 году Гитлер был побежден. У нас, арабов, есть пословица: "Кто много смеется вначале, много плачет в конце". После первой победы американцы могут потерпеть поражение. Так что президенту Бушу я могу дать самый простой совет: даже для США мудрее было бы не заходить слишком далеко.

– Сравнение с Гитлером выглядит слишком смелым. Джордж Буш – не тиран. К тому же нацисты были разгромлены коалицией, в то время как США, единственной сверхдержаве, не противостоит никто.

– Я сравниваю исторические обстоятельства, а не личности. Но я констатирую, что в начале эпохи триумфа Гитлера также не было силы, которая могла бы ему противостоять. Поначалу даже Сталин не выступал против Гитлера: когда Германия начала наступление на Запад, СССР поставлял ей продовольствие, сырье, оружие и зерно. После падения Берлинской стены история словно повторилась: Россия и Китай, бывшие коммунистические противники Америки, стали ее союзниками. Но маятник уже возвращается назад. В Совете Безопасности русские и китайцы оказались в одном лагере с Францией.

– Если послушать вас, так американцам не составит труда победить Ирак. Значит, проблемы возникнут уже после войны?

– Победа будет легкой. У американцев слишком много ракет, самолетов и танков, чтобы всерьез беспокоиться на сей счет. Но эта победа будет лишь временной, так как она вызовет реакцию. И не только в Ираке или на Ближнем Востоке. Последствия будут ощущаться в Европе и во всем мире. Терроризм грозит стать всеобщим бедствием. Это будет бочка с порохом, которая взорвется.

– Вы утверждаете, что Саддам Хусейн лишился оружия массового поражения. Но не считаете ли вы, что он по-прежнему в состоянии посылать по всему миру террористов, которые будут взрывать чемоданы с химическими или биологическими бомбами?

– В тот день, когда Америка начнет войну, надо будет готовиться к худшему. Все сценарии станут возможны.

– Не только президент Буш хочет войны. Раз атака против Ирака приведет целые батальоны активистов в ряды "Аль-Каиды", не мечтает ли об этой войне и бен Ладен?

– Естественно! Все, что сейчас происходит, служит интересам Усамы бен Ладена. Перед лицом американского господства, американской гегемонии он выставляет себя спасителем. Во многих арабских странах бен Ладена считают героем сопротивления.

– Не объясняется ли престиж этого убийцы в глазах масс жителей Ближнего Востока прежде всего неудачами арабских правительств? Разве последний саммит Арабской Лиги в Шарм-эш-Шейхе не продемонстрировал неспособность 22 членов этой организации объединиться перед лицом нависшей над ними угрозы?

– Сегодня я больше думаю об африканском единстве, чем о единстве арабского мира. Тем более, что две трети арабских стран находится в Африке. Эпоха национальных и религиозных коалиций прошла. Приоритет нужно отдавать географическим связям и демографическим критериям.

– Не думаете ли вы, что из вашей публичной ссоры с Саудовской Аравией Белый дом мог сделать некие выводы, а именно – о неспособности арабского мира превратиться когда-нибудь в противовес Америке?

– Саудовская Аравия утверждает, что американские солдаты, которые находятся на ее территории и в регионе Залива, являются всего лишь наемниками. В тот день, когда надобность в них отпадет, они уйдут. Это иллюзия. Американцы очень сильны, очень могущественны. Так легко они не уйдут. Но негативное отношение к ним их саудовских друзей показывает также, что у США на Ближнем Востоке практически нет будущего.

– Если, как вы говорите, Саддам Хусейн полностью разоружен, какова стратегическая цель США? Может быть, Джордж Буш хочет перекроить карту Ближнего Востока? Не думаете ли вы, что после Ирака он возьмется за Иран – третью опору "оси зла" наряду с Ираком и Северной Кореей? Что он сменит саудовский режим – своего союзника, попавшего под подозрение в том, что он ведет двойную игру? И находится ли в безопасности сама Ливия?

– Когда Буш покончит с Ираком, очень скоро под прицелом окажемся и мы. Не придется долго ждать, чтобы выяснить, не станут ли Иран, Саудовская Аравия и Ливия следующими мишенями. Американская политика сразу же утратит свою двойственность. Это будет политика нового колониализма. Окажется, что Ирак был всего лишь одной из проблем в числе прочих. Сегодня Джордж Буш пытается убедить Совет Безопасности, что применение силы в отношении Багдада оправдывается целым рядом причин. Но если, оккупировав Ирак, он нападет и на Иран, все претендующие на легитимность мотивы, выдвигаемые Вашингтоном, отпадут сами собой. Никто уже не поверит Джорджу Бушу. Ему скажут: "Вчера вы говорили нам только об Ираке. Но сегодня вы беретесь за Иран. А завтра вы начнете диктовать свою волю всему миру, от одной страны к другой?" В этот момент все прояснится и противодействие станет возможным. Этот новый колониализм обязательно вызовет ответную реакцию. Начнется новый цикл столкновений.

– Из-за терроризма Ливия была занесена американцами в список "бандитских" государств. Но компромисс с выплатой Триполи компенсаций жертвам воздушного теракта над Локерби сделал возможной нормализацию отношений с Вашингтоном. Не опасаетесь ли вы, что все повернется вспять и что Джордж Буш последует примеру Рональда Рейгана, который в 1986 году бомбил Триполи?

– Буш не прислушивается к языку логики. Он непредсказуем. Поэтому нужно быть готовым ко всему. Сегодня никто не может сказать, станет он мишенью или нет.

– После победы в Ираке американцы, несомненно, попытаются урегулировать израильско-палестинский конфликт. На ваш взгляд, они выдадут чек Ариэлю Шарону или сделают выбор в пользу решения, устраивающего палестинцев?

– Нет смысла ждать конца войны с Ираком. Чек для Шарона уже подписан. Шарон выполняет свой план, переходя от одного этапа к другому.

– В Израиле крайне правые повторяют: поскольку арабский мир не отказался от идеи сбросить евреев в море, израильтяне вправе прогнать палестинцев на другой берег реки Иордан. Что вы думаете по этому поводу?

– Что касается меня, то мое мнение на сей счет сложилось давно. Уничтожить одних, прогнать других – идеи, в равной мере неосуществимые. Уже в силу географических факторов ни один из двух народов не в состоянии создать жизнеспособное государство. Западный берег реки Иордан отделяет от моря всего 15 километров. С любой точки палестинской территории снаряд может долететь до Тель-Авива. Невозможно представить, чтобы главный город страны мог постоянно находиться в зоне поражения. Единственно разумным решением было бы создать общее государство, в котором израильтяне и палестинцы могли бы мирно сосуществовать друг с другом. Я даже придумал для него название – Изратина. На Ближнем Востоке такой моделью служит Ливан. Вот государство, сумевшее сплотить в единую общность разные религии и народы.

– Но сегодня Ливан находится под контролем Сирии.

– Это временно.

– Что вы думаете по поводу сопротивления французского правительства американской политике? Действительно ли Жак Ширак имеет в Совете Безопасности шанс разубедить американцев в намерении захватить Ирак?

– Все, что позволяет уравновесить мощь американской сверхдержавы, очень полезно. Это лучший шанс сохранить мир. Сегодня равновесие нарушено настолько, что было бы нереалистичным надеяться на быстрое изменение соотношения сил. Но если Европа во главе с Францией и Германией будет настойчива в своих усилиях, у нее будет шанс когда-нибудь прийти к менее несправедливому мировому порядку. Этот демарш – первый этап, начало эволюции. Разве не позиция Парижа и Берлина побудила Россию и Китай присоединиться к французам и немцам? Это признак того, что параллельно Америке о себе хочет заявить многополюсный мир.

– Однако в сравнении с огромной Америкой и Франция, и Германия выглядят очень слабыми.

– Отнюдь. Франция и Германия представляют собой хребет Европы. Нужно, чтобы Жак Ширак сохранял твердость, и тогда все европейские страны в конце концов последуют по его стопам. Именно пример европейцев побудит мусульманский мир проявить солидарность, а Африку – стать единой. Позиция французского президента была с огромным энтузиазмом встречена арабской общественностью. Европа не должна поддаваться пессимизму. Посмотрите, как развиваются события. После терактов 11 сентября антитеррористическая коалиция сложилась совершенно спонтанным образом. США получили поддержку всего мира. И что осталось от этого всплеска симпатии? Теперь вокруг Франции и Германии сложилась новая крупная коалиция – на этот раз против США!

– Президенту Бушу все же удалось разъединить европейцев. Центральная Европа встала на сторону Вашингтона, Испания и Италия – тоже.

– На международной арене США проиграли партию. Вчера весь мир был вместе с Америкой. Сегодня весь мир против нее. Ось, которую Джордж Буш создал, как ему казалось, с Англией, Италией и Испанией, начинает рассыпаться под давлением общественного мнения. Вы увидите, что НАТО, возникшее в эпоху холодной войны, прекратит свое существование, уступив место войскам ЕС. Европейские страны будут все меньше и меньше расположены брать на себя риск воевать на стороне американцев, раз Вашингтон отныне требует от союзников только одного: чтобы они служили интересам США.

Шарль Ламбросини

Источник: Инопресса.Ру от 12.03.2003
Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.04334 sec