Торгпред: дешевая нефть препятствует сделке РФ и Ирана

10 ноября 2015

Торгпред РФ в Иране Андрей Луганский рассказал в интервью РИА Новости, что мешает поставлять зерно из России и Иран, зачем иранцам российские грузовики и почему для развития отношений двух стран необходимо использование валют третьих стран.

Путь к укреплению экономического сотрудничества России и Ирана не будет простым. Ирану предстоит решить ряд задач в сельском хозяйстве, снижение цен на черное золото стало препятствием для сделки "нефть в обмен на товары". В то же время страны активно обсуждают проекты в сферах автопрома, энергетики, продовольствия.

О том, что мешает поставлять зерно из РФ в Иран, зачем иранцам российские грузовики и почему для развития отношений двух стран необходимо использование валют третьих стран, в интервью РИА Новости рассказал торгпред РФ в Иране Андрей Луганский. Беседовала Вероника Буклей.

— Перспектива снятия экономических и финансовых санкций с Ирана со стороны СБ ООН, США и ЕС открывает перед страной большие возможности. Что это значит для сотрудничества России и Ирана?

— Процесс снятия санкций привязан к действиям Ирана по его ядерной программе. Это движение в две стороны: с одной стороны ЕС и США, с другой — Иран, который должен идти на уступки Западу по своей ядерной программе. Первые шаги, предположительно, будут сделаны в конце 2015 — начале 2016 года. Особенно включение SWIFT. Но весь процесс снятия санкций — пятилетний.

Прежде всего, иранцы ожидают от снятия санкций увеличения продаж сырья, ведь сегодня, в соответствии с санкциями, страна ограничена в продаже нефти. Второй самый важный момент — это возможность взаимных перетоков между валютами. Сегодня многие валюты, которые Иран получает за продаваемую нефть, — клиринговые. Это значит, что Иран может тратить их только на товары внутри стран и не может на конвертацию в другие валюты или на поставку товаров этой страны в иные страны.

Для нас снятие санкций самое главное будет означать, что Иран может конвертировать валюты третьих стран в рубли. Сегодня это не совсем возможно.

— Как развивались экономические отношения России и Ирана в этом году? Можно ли говорить о прогрессе в сфере торговли продовольствием, например, по импорту плодоовощной продукции, рыбы, мяса птицы из Ирана?

— Основное препятствие в поставках продовольствия из Ирана в Россию — это отсутствие в Иране упаковывающей и складской инфраструктуры. Например, Иран может быть крупнейшим поставщиком овощей и фруктов, в частности яблок, которые раньше мы закупали в основном в Польше. Но в Иране нет крупных сетевых магазинов, там сотни тысяч, если не миллионы, маленьких разбросанных лавочек. Соответственно, нет больших крупных потребителей, которые могли бы внутри Ирана закупать десятками или сотнями тонн, поэтому развоз и концентрация товара в этой стране отсутствуют. Малый бизнес выращивает небольшие объемы плодоовощной продукции, и чтобы экспортировать это в Россию, их нужно сконцентрировать и упаковать.

— Ведут ли власти страны работу по укрупнению поставщиков, чтобы наладить поставки на экспорт?

— Власти Ирана уже три десятилетия пытаются укрупнить сельское хозяйство, пока не получается, оно очень дисперсно. Можно вести речь о крупных поставках птицы. Сейчас заканчивается процесс сертификации некоторых предприятий по поставке птицы. Сертификация рыбы и креветок закончена, уже идут поставки. 90% вылавливаемой в Персидском заливе и выращиваемой в Иране рыбы идет на экспорт. Это осетрина, красная рыба, в частности форель.

— Удалось ли за год расширить поставки зерна из РФ в Иран, как ожидалось?

— Существуют две основные проблемы завоза зерна из России в Иран. Первая — довольно высокие российские цены. Второе — для закупки в России зерна иранским коммерсантам нужны рубли. Конечный потребитель зерна в Иране платит коммерсанту риалы. Фирме, которая хотела бы закупить зерно, нужно обращаться в ЦБ Ирана или в коммерческий банк. У иранских банков много валюты третьих стран: китайских юаней, южнокорейских вон, японских иен и других, поскольку в эти страны поставляется иранская нефть и нефтехимия. В Россию же она не поставляется. Таким образом, у иранских банков мало рублей для того, чтобы конвертировать реалы в рубли для закупки зерна. У иранских коммерсантов нет денег для России.

— Страны планировали обсудить совместные проекты в сфере промышленности. Обсуждаются ли сейчас конкретные проекты?

— Пять миллиардов долларов российского кредита, которые недавно были объявлены, можно рассматривать как инвестиции в инфраструктуру и промышленность. Они могут быть использованы в таких отраслях, как энергетика, транспорт, строительство промышленных объектов. Обсуждается строительство, электрификация железных дорог, увеличение мощности электростанций, строительство новых электростанций российскими силами.

— Российские компании в рамках сделки "нефть в обмен на товары/услуги" с Ираном прорабатывают ряд конкретных проектов. На каком этапе находятся обсуждения?

— Иранское правительство на прошлой неделе подтвердило, что программа работает. Меморандум подписан на несколько лет, поэтому мы пытаемся дальше выполнить эту программу. Нефть со времени его подписания подешевела, это стало объективным препятствием для того, чтобы продавать иранскую нефть на какие-либо рынки. Программа работает, но пока результатов нет.

— Российские компании выражали намерение экспортировать в страну свои автомобили и, в частности, грузовики. Были ли за год достигнуты конкретные договоренности?

— Образцы российских грузовиков в Иран уже завезены. Эти грузовики продаются не только в Иране, но и во всем мире. В Иране наши грузовики очень востребованы, потому что их можно самостоятельно ремонтировать. Вся наша тяжелая автопромышленность вышла из ВПК. Поэтому они созданы таким образом, чтобы обходиться без сервиса. В Иране почти нет больших транспортных компаний, а много частников. Они не могут ездить на машинах, которые дороги и требуют обслуживания.

— Какова потребность Ирана в российских грузовиках?

— Думаю, в пересчете на деньги это примерно 20 миллиардов долларов.

— Россия получает предложения от Ирана об использовании бартерных сделок обмена продуктами для ухода от расчетов в долларах. Какова реакция России?

— Реакция российской стороны очень положительная. Однако очень сложно связать сельхозпроизводителей в Иране с производителями машинотехнической отрасли в РФ. Если иранцы поставят нам сыр, рыбу, креветки, то оформить сделку взаимной поставки грузовиков будет очень сложно. В России это разные отрасли и разные фирмы. У тех компаний, которые закупают иранские яблоки, нет заинтересованности отдавать иранские рубли на закупку грузовиков. За них они могут что-то продать в Иран. Например, машины по сортировке.

— 12 ноября состоится российско-иранская межправкомиссия. Будет ли обсуждаться вопрос создания российско-иранского банка?

— Единственный вопрос, который является препятствием на пути создания этого банка, это невозможность сегодня совершать прямую конвертацию риала в рубли. При такой конвертации мы привяжем рубль к риалу, это не сможет контролировать даже очень качественный российский финконтроль. Создание совместного банка очень полезно, потому что для развития отношений России и Ирана необходимо использование валют третьих стран — тех, куда Иран поставляет нефть.

— Как выглядят перспективы развития исламского банкинга в мире?

— Исламский банкинг — это банкинг без процентов. Абсолютно все исламские банки используют схему совместных проектов с клиентом, который берет заем. Банк выступает коммерческим партнером компании, которая берет кредит. Это интересно, поскольку чем-то напоминает лизинг. Это существенное отличие от кредитов, где ежемесячные платежи начинаются с самого начала проекта и могут задушить его.

РИА "Новости"

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.0314 sec