Том Лантос: В интересах России-поддержать Америку против Хусейна

31 января 2003
Евгений БАЙ, Вашингтон

В четверг администрация Джорджа Буша ознакомила ключевых членов палаты представителей конгресса с последними донесениями американской разведки по Ираку. Сразу после этого один из участников брифинга, член комитета по международным делам палаты представителей Том ЛАНТОС, принял в своем кабинете на Капитолийском холме корреспондента "Известий" в Вашингтоне Евгения БАЯ.

- Можете ли вы хотя бы в общих чертах сказать, о чем говорили представители администрации?

- Перед нами выступили государственный секретарь Колин Пауэлл, министр обороны Дональд Рамсфелд и представитель ЦРУ. Они ознакомили членов конгресса с теми данными, которые 5 февраля будут переданы госсекретарем Пауэллом представителям стран - постоянных членов Совета Безопасности ООН. У меня сложилось впечатление, что эти свидетельства преступной деятельности иракского режима очень убедительны и 5 февраля может стать важнейшей датой, которая решит дальнейшую судьбу Хусейна . Позиция России в этом вопросе для нас чрезвычайно важна.

- В Вашингтоне по-прежнему говорят об особой роли, которую играет сотрудничество США и России в борьбе с международным терроризмом. И тем не менее до сих пор не устранен анахронизм в виде поправки Джексона-Вэника, принятой еще в начале 70-х годов. Правда, недавно было сообщено, что в конгрессе вновь поднят вопрос о выводе России из-под действия этой поправки. Разговор о том, что поправка устарела, ведется давно. Президент Буш - четвертый по счету американский лидер, который предлагает ее отменить. Однако воз и ныне там. В чем же причина такого упорства законодателей?

- Эта ситуация действительно может сбить с толку стороннего наблюдателя. Я выскажусь как член комитета по международным делам и основатель двухпартийной Группы конгресса по правам человека. И сенатор Джексон, и конгрессмен Чарли Вэник были моими большими друзьями, политиками, которых я глубоко уважал. Но сейчас я целиком за то, чтобы снять эту поправку. Я считаю, что она выполнила свою задачу. Эмиграция из бывшего Советского Союза сейчас стала полностью свободной. И я сделаю все возможное, чтобы "Джексон-Вэник" стал закрытой главой в истории американо-российских отношений еще до майской встречи президентов в Санкт-Петербурге. Через две недели я собираюсь посетить Москву. И намерен прямо сказать президенту Путину и другим моим собеседникам, что эта поправка уже никому не нужна.

- Когда-то поправка Джексона-Вэника запрещала предоставление СССР благоприятного торгового режима, пока оттуда не смогут свободно выезжать евреи. А в последний год появились другие преграды - в виде куриных окорочков, которые были запрещены к ввозу в Россию. Но так может продолжаться до бесконечности - в торговых отношениях двух стран всегда были и будут конфликты.

- Проблема отмены этой поправки действительно коренится в борьбе между конгрессом и администрацией вокруг торговой политики. Некоторые мои коллеги как в палате представителей, так и в сенате пытаются увязать вывод России из-под действия поправки с ее принятием во Всемирную торговую организацию (ВТО). Таким образом они намерены сохранить некоторый контроль над администрацией в вопросе о допущении России в ВТО. Я же считаю, что снятие поправки и вступление в ВТО - два отдельных вопроса.

- Ожидается, что в мае американская Комиссия по вопросам международной свободы вероисповедания представит президенту доклад о положении в сфере религиозных свобод в России. Не думаете ли вы, что обсуждение этой проблемы и судьбы поправки Джексона-Вэника будут идти параллельно?

- Эти два вопроса действительно связаны между собой. И то, и другое имеет отношение к правам человека, хотя поправка Джексона-Вэника касалась исключительно вопросов эмиграции. Как сопредседатель от демократической партии Группы конгресса по правам человека, я обеспокоен любыми потенциальными ограничениями, которые могут наложить российский президент, Госдума в сфере религиозных свобод. Я прямо скажу моим московским собеседникам: религиозная свобода - условие принятия вашей страны в семью цивилизованных западных государств. То есть должно быть разрешено присутствие в России представителей других религиозных конфессий.

- Вплоть до последнего времени американские правозащитники оказывали давление на исполнительную власть с целью заставить ее осудить то, что они называли массовыми нарушениями прав человека в Чечне. Но ведь и эта проблема может стать подводным камнем в процессе ликвидации поправки-анахронизма.

- Мы полностью признаем право и обязанность России бороться с терроризмом в пределах ее собственных границ. В то же время мы призываем ваши власти вести эту борьбу так, чтобы не нарушались права этнических групп, которые проживают на ее территории. Впервые я посетил Россию в 1956 году, и с тех пор бывал там много раз. Конечно, я отдаю себе отчет: слом авторитарного режима не может совершиться в одну ночь. Но одновременно я обеспокоен тем, что наряду с серьезным прогрессом в создании открытого общества в России, например, остро стоит вопрос о свободе средств массовой информации - проблема, которой я занимаюсь уже много лет.

- Но есть и другие вопросы, которые вы поднимали в последнее время. Например, о поставках Россией переносных зенитно-ракетных комплексов (ПЗРК) Сирии.

- Да, это так. Я публично ставил вопрос о поставках ПЗРК в Сирию и считаю этот шаг российского руководства немудрым. Еще больше меня беспокоят российские ядерные контакты с Ираном. Мы не можем сотрудничать с Россией в борьбе с международным терроризмом и одновременно сталкиваться с ней лбами в чрезвычайно важных для нас сферах нераспространения ядерных технологий или экспорта ракетного вооружения. Я понимаю экономическую подоплеку этих решений руководства России. Однако, на мой взгляд, сотрудничество России с Америкой, чья экономика в денежном исчислении составляет 11 триллионов долларов, - гораздо более выгодное дело, чем поставки оружия и технологии Сирии или Ирану. Странам, которые оказывают помощь и предоставляют убежище различным террористическим организациям.

Коль скоро мы оказались на "проблемной территории", я упомяну и о том, что в конгрессе и в стране в целом крайне негативно отнеслись и к высылке из России представителя профсоюзного движения США (речь идет о нашумевшей истории с высылкой Ирины Стивенсон, представлявшей Американский центр профсоюзной солидарности). Это шаги, которые были характерны для печального российского прошлого.

Но есть и обнадеживающие сигналы. В последние дни мы узнали, что Россия в Совете Безопасности ООН может занять позицию по Ираку, аналогичную той, что занимают США. Что Москва, возможно, готова посмотреть правде в глаза : иракский режим продолжает разрабатывать химическое, бактериологическое оружие, осуществлять свои ядерные проекты. Будет замечательно, если совместными усилиями мы сможем положить этому конец.

- Влиятельные члены демократической партии раскритиковали вчерашнее выступление президента, особенно в той части, где он говорил о необходимости предпринять превентивные силовые действия в отношении Ирака.

- Это очень сложный вопрос. Исторически американцы никогда не сталкивались с необходимостью осуществлять превентивные действия против своих противников. Сама технология ведения войн была совершенно другой. Теракты 11 сентября стали для нас никогда прежде не виданной агрессией. И если бы мы знали, откуда идет угроза, неужели мы бы не нанесли упреждающий удар? А если речь пойдет о 300 тысячах или о 3 миллионах американцах, которые могут стать жертвами атаки с применением оружия массового поражения? Это просто долг руководства США -- осуществить превентивные меры, чтобы не допустить этой чудовищной трагедии.

- В 1991 году вы поддержали войну в Персидском заливе...

- Да, и не только поддержал, но и подверг критике Джорджа Буша-старшего за то, что он, блестяще проведя операцию по освобождению Кувейта, остановился на полпути и не покончил с режимом Хусейна. Если бы он это сделал, Америка сейчас не столкнулась бы со столь сложной дилеммой. Уверен, что мы вновь не повторим этой ошибки.

- Вы едете в Москву, чтобы убедить российские власти поддержать будущую войну в Ираке?

- Мы будем обсуждать широкий спектр проблем. Но, конечно, иракский кризис является приоритетным. Я, безусловно, буду добиваться того, чтобы Россия поддержала нас в борьбе против Саддама. Это и в ее, и в наших интересах. Если наше сотрудничество будет нарастать, политическое и экономическое влияние России в мире возрастет многократно.

Справка "Известий"

Конгрессмен Лантос (1928 года рождения), представляющий один из округов Калифорнии, избирается в палату представителей с 1980 года. В последние годы он считался одним из главных сторонников поправки Джексона-Вэника. Лантос известен в США как эксперт в вопросах защиты прав человека. Он организатор многих слушаний по нарушениям свободы СМИ в России, которые проходили в конгрессе. Родившийся в Венгрии Лантос был пленником гитлеровского концлагеря, но смог оттуда бежать. В 1947 году он прибыл в Нью-Йорк. В кармане был лишь остаток съеденной во время недельного плавания колбасы, но и его конфискует таможня. История жизни Лантоса стала основой документального фильма "Последние дни" режиссера Стивена Спилберга, посвященного жертвам Холокоста.

Источник: Известия от 31.01.2003
Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03312 sec