России надо поспешить

Геворг Мирзаян,
«Expert Online»

12 февраля 2014

О своем видении перспектив российско-иранских отношений Эксперту рассказал Чрезвычайный и полномочный посол Исламской Республики Иран в России доктор Мехди Санаи

Как Вы оцениваете нынешнее состояние российско-иранских отношений?

У российско-иранских отношений за последние 20 лет было несколько особенностей. Одна из них в том, что, несмотря на локальные взлеты и падения, общий тренд был позитивным. Отношения развивались, и с каждым годом мы наблюдали больше взаимопонимания между нашими странами. Еще одна особенность, которая не очень-то радует, в том, что на иранскую политику России очень серьезно влияли внешние факторы. Прежде всего российско-американские отношения и, в частности, заключенное в 1995 году соглашение Гора-Черномырдина (согласно которому Россия обязалась завершить выполнение всех своих контрактов с Ираном по поставкам вооружений и военной техники , а также оказанию услуг военного назначения до 31 декабря 1999 года и впредь не заключать новых. - Эксперт). Оно нанесло серьезный ущерб связям между нашими странами. Третья особенность в том, что объем наших экономических отношений и товарооборота не соответствует уровню нашего политического взаимодействия. Когда я вручал верительные грамоты президенту Путину, он говорил, что у наших стран есть огромный потенциал экономического сотрудничества. И мы рассчитываем на то, что ситуация изменится.

Действительно, наши экономические отношения далеки от оптимальных, товарооборот снижается. С чем это связано? И насколько наше экономическое взаимодействие увеличится при снятии с Ирана санкций? Некоторые эксперты утверждают, что наши компании просто не выдержат конкуренцию с западными или китайскими бизнесменами.

Снижение объема товарооборота прежде всего связана с тем, что российские финансово-кредитные учреждения слишком серьезно восприняли те односторонние финансовые санкции, которые были введены против Ирана США и Европой. В Иране подобная скрупулезность воспринимается не очень хорошо - ряд наших компаний, которые хотели бы работать с Россией, ощущают недостаток доверия. Посмотрите, для сравнения, на западные компании - они давно научились обходить эти санкции при работе с нашей страной. Турция также использовала имевшиеся возможности и увеличила товарооборот с Ираном. А Россия, имевшая куда большим потенциалом чем Турция или Запад, практически не присутствует на иранском рынке. И я очень надеюсь, что в ближайшее время ирано-российские сотрудничество сбросит эти исторические оковы, и не будет больше заложником внешних отношений как России, так и Ирана.

Свою работу у нас российские компании не должны ставить в зависимость ни от наличия односторонних санкций, ни от деятельности конкурентов из Европы. Рынок у нас огромный, и места всем хватит. Иранский рынок открывается для иностранных компаний, и задача России - максимально быстро использовать появившиеся возможности.

Какие отрасли экономического сотрудничества являются, на Ваш взгляд, наиболее перспективными?

Условно экономическое сотрудничество можно разделить на две части - торговлю и промышленное производство. В обеих сферах у нас есть совместные проекты, которые постепенно готовятся к реализации.

Так, есть взаимопонимание по строительству второго блока Бушерской АЭС. Серьезные перспективы в области автомобилестроительной промышленности. В России продаются наши автомобили  - в частности, Саманды и Сабахи, иранцы также покупают российские автомобили. Кроме того, можно организовать и совместное производство - мы заинтересованы в сотрудничестве с российским автопромом и готовы пойти на совместные инвестиции в различные проекты.

Есть перспективы обширного сотрудничества и в области энергетики. Россия может работать в иранской нефтегазовой сфере, покупать у нас углеводороды для некоторых своих регионов, либо инвестировать в нашу промышленность. Российские компании уже работали на этом рынке, однако быстро свернули свою деятельность из-за введенных против нас санкций. Сейчас же Газпром, Лукойл  и другие компании могут вернуться. Кроме того, мы можем сотрудничать по энергетическим вопросам в районе Каспийского моря. Наконец, мы можем приобрести несколько сот мегаватт электроэнергии у России (Иран активно занимается экспортом электроэнергии).

Еще одна сфера - железные дороги. Нам нужны рельсы для сотен километров железных дорог, и мы их сейчас покупаем в других странах, тогда как могли бы приобрести у вас. Мы также хотим электрифицировать наши железные дороги, а у России есть огромный опыт в этой сфере.

Наконец, нам нужно зерно - мы сейчас закупаем значительные объемы кукурузы, пшеницы, сои. Россия могла бы и здесь занять значительную часть иранского рынка, но, к сожалению, пока не занимает.

Самый больной вопрос наших отношений - это отказ России выполнить контракт по поставке систем С-300. Насколько сильно этот отказ влияет на восприятие России в Иране? Какова сейчас позиция Ирана по этому контракту.

К сожалению, отказ Москвы от выполнения контракта оказал серьезное влияние на наши отношения и восприятие России в Иране. Российское решение вызвало разочарование не только у лиц, участвующих в процессе принятия решений в нашей стране - политической элиты, аналитиков, журналистов - но и общественности. Иран воспринимает эту систему исключительно как оборонительную, и всячески напоминает, что контракт был заключен до принятия резолюции 1929, которая, между прочим, не охватывает содержимое этого контракта. Мы считаем этот договор легитимным, законным и настаиваем на его реализации.

Очень многие говорят о нефтяной сделке между Россией и Ираном. В чем она состоит и почему к ней приковано такое негативное внимание со стороны Запада, который говорит о снятии санкций с Ирана?

Соглашение пока не финализировано, идет процесс переговоров. Но в целом оно планируется как некое комплексное соглашение по ирано-российскому экономическому сотрудничеству. Мы говорим о разных сферах сотрудничества, в том числе и о поставках иранской нефти в России, и надеемся, что соглашение приведет к некой синергии в наших экономиках. При этом данное соглашение не противоречит никаким международным нормам и законам. Я очень надеюсь, что российская сторона обратит внимание больше на эту сторону соглашения, нежели чем на шумиху, которую подняли вокруг него западные страны. А также на то, что сотни бизнесменов из Великобритании, Франции и других стран уже приезжают в Иран и выражают желание развивать с нами экономическое сотрудничество.

В этом году ожидается очередной Каспийский саммит. Ожидаете ли вы прорыва в деле раздела Каспия? Насколько у Ирана и России отличаются подходы в отношение Каспийского моря?

Наши взгляды на каспийскую тематику очень близки к российским. Хотя некоторые экономические и энергетические события на Каспии неприемлемы для Ирана, в целом мы все же достигаем успеха в деле совместного освоения Каспийского моря со всеми странами, которые выходят на это море. Так, недавно была подписана совместная конвенция по защите окружающей среды Каспийского моря, соглашение о сотрудничестве в области безопасности. И значительная заслуга в этих успехах лежит именно в схожем подходе со стороны Ирана и России.
Что касается правового статуса моря, то переговоры идут давно, и до достижения на них результата мы считаем действующими договора 1921 и 1940 годов, заключенные между Ираном и СССР.

Россия активно возвращается на Ближний Восток, и это возвращение позитивно воспринимается целым рядом стран. Каково, по мнению Ирана, наше место и роль в этом регионе?

После распада СССР очень многие критиковали Россию за отсутствие ясной и последовательной политики на Ближнем Востоке. Но последние два года и до сих пор Россия занимает соответствующую ее статусу позицию в отношение региона, в частности по Сирии. Сейчас Россия вступает в новый этап своей ближневосточной политики, и делает это в тесном взаимодействии и сотрудничестве с Ираном. Наше сотрудничество по Ближнему Востоку дало очень хорошие результаты. Мы надеемся на аналогичное сотрудничество по Центральной Азии и Кавказу.

У нас с Ираном общий интерес в отношении Армении, и в Тегеране начали говорить о восстановлении железной дороги с Арменией. Иран намерен его реализовать? И не опасается ли Иран испортить отношения с Азербайджаном?

Нам важно соединить нашу железнодорожную сеть с российской. Если мы сумеем реализовать этот проект, то он может стать фактором совместного развития России, Армении и Ирана. Сейчас проект находится в стадии обсуждения с РЖД. Кстати, были времена, когда действовала железнодорожная ветка через Азербайджан. Ее тоже было бы неплохо возродить вместе с армянским направлением.

Для эффективного взаимодействия двух стран важно не только наличие общих интересов, но и общее понимание культуры и мировоззрение друг друга на уровне обычных граждан. Какие шаги в этом направлении предпринимает посольство?

Посольство ИРИ, культурные представительства и ряд других связанных с посольством организаций проводят очень масштабную работу для того, чтобы Россия лучше и глубже узнала Иран. Много программ находятся на стадии реализации. Так, в Москву приехали иранские музыкальные коллективы, которые также будут проводить концерт в Московской консерватории во время Новруза (Новый год по мусульманскому календарю - Эксперт). Также мы регулярно проводим различные конференции в Институте Востоковедения РАН - в марте пройдет одна из них. В феврале проведем конференцию в рамках Ирано-российского делового совета. В апреле мы будем отмечать 35-летие Исламской республики Иран.

Что касается интернета, то мы и тут весьма активны. Я, например, как посол и бывший университетский исследователь веду собственный блог в ЖЖ, где участвую в диалоге с российскими читателями. Мне ведь нужно знать не только официальную позицию страны, но и мнение обычных россиян.

ЭКСПЕРТ online

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03578 sec