Интервью главного редактора РИА ИРАН НЬЮС: Последний ли шанс у Ирана?

Интервью главного редактора РИА ИРАН НЬЮС,
Tелеканал «Русия аль-Яум»

16 апреля 2012
Интервью главного редактора РИА ИРАН НЬЮС Владимира Онищенко телеканалу «Русия аль-Яум» в связи с переговорами в Стамбуле «Шестерки» с Ираном.

- Приведет ли совещание в Стамбуле только лишь к восстановлению доверия между участниками переговоров или же оно позволит найти хотя бы предварительное решение ядерного досье Ирана?

- От каждого раунда переговоров Ирана с представителями Запада мировое сообщество ждет какого-то «восстановления доверия» к Ирану по так называемому «ядерному кризису». Я говорю - «по так называемому», потому что, как такового, «ядерного кризиса» реально не существует, как и «иранского кризиса» вообще, и эти определения придуманы всецело противниками Ирана. В самой Исламской Республике наличие каких-либо «кризисов» категорически отрицают. Тегеран последовательно выполняет программу развития «мирного атома», не нарушая ни на йоту свои международные обязательства, в том числе Договор о нераспространении ядерного оружия. А доверия между Ираном и Западом как не было, так и нет. Иран обвиняют в тайном производстве ядерного оружия лишь по подозрениям, а не по фактам. Ни одна спецслужба мира, в том числе 16 организаций разведывательного сообщества США, их партнеров, включая Израиль, не подтвердила документально, что в ядерном досье Ирана есть военная составляющая. Иран тоже с недоверием относится ко всем возможным западным «гарантиям» Запада, если он еще раз введет мораторий на дальнейшее обогащение урана или вообще приостановит развитие своей ядерной программы, понимая всю зависимость таких «гарантий» от политической коньюнктуры.

В Иране прекрасно отдают себе отчет, что на карту поставлено само существование Исламской республики. Не было бы ядерной программы, Иран обвинили бы в чем угодно еще, чтобы доказать нелегитимность иранского руководства, стержнем политики которого является противостояние мировой гегемонии США. И он должен быть уничтожен – либо под воздействием извне или из-за какого-то спровоцированного внутреннего «народного гнева»… Представляется, что эти переговоры в Стамбуле – лишь предварительный раунд основной дискуссии, только в другом месте, - например, в Багдаде, где Иран будет чувствовать себя гораздо комфортнее. Все прекрасно знают, сколько споров было накануне насчет проведения этой встречи «шестерки» с ИРИ в столице Турции, охлаждение отношений с которой произошли сразу же после визита Эрдогана в Тегеран, в связи с разногласиями как по сирийскому вопросу, так и по вопросу сворачивания Турцией импорта энергоресурсов из Ирана.

- Использует ли Иран эти переговоры лишь для того, чтобы выиграть время или угроза нефтяных санкций вынудят его к уступкам?

- Как показывают события, все стороны в этом вопросе пытаются выиграть время. Барак Обама не заинтересован в обострении отношений с Тегераном, зная, что «иранский кризис» при попытке силового его решения может стоить ему места в Белом Доме. Именно поэтому его главная задача сейчас – удержать Израиль от военной акции против Ирана. Иранцы, в свою очередь, используют любую передышку, чтобы выстроить систему противостояния односторонним санкциям и доказать, что они абсолютно неэффективны. Введенное эмбарго на импорт иранской нефти Тегеран с лихвой может компенсировать, например, за счет диверсификации импортеров из Юго-Восточной Азии и создания системы взаиморасчетов, не привязанных к долларовым финансовым институтам. Иранское руководство, как известно, уже упредило нефтяное эмбарго, отказавшись от поставок в Европу нефти, не дожидаясь срока окончания еще действующих контрактов. Таким образом, речь пока не идет об «уступках», угодных Западу. Иран твердо стоит на позициях развития своей ядерной программы и на этих переговорах вряд ли сдаст свои обозначенные ранее позиции.

- Вашингтон считает эти переговоры последним шансом для Ирана. Означает ли это предостережением Тегерану о том, что следующим шагом будет нанесение по Ирану военного удара?

- Вы говорите «Вашингтон». Дело в том, что не все в Вашингтоне, где обостряется предвыборная гонка за власть президента, считают, что Ирану надо выдвигать такие ультиматумы. Как раз противники Обамы, республиканцы, говорят, что это Ирану якобы дается «последний шанс». Что, если он не ляжет ниц перед Америкой в ядерной программе, то Запад вправе принять жесткие меры, вплоть до применения военной силы. А Россию, которая поддерживает мирную ядерную программу Тегерана и легитимность режима Башара Асада в Сирии, республиканцы уже зачислили громогласно во «врага №1» Америки… Что касается «военного удара» по Ирану, нанесения каких-то «точечных мощных ударов» по ядерным иранским объектам, то, несмотря на израильскую истерию в этом вопросе, в интересах администрации Обамы сдержать воинственные порывы всех «ястребов», как в Вашингтоне, так и в Иерусалиме, по крайней мере, до предстоящих президентских выборов в США.

- Насколько это совещание даст возможность Ирану обсудить проблемы региона, в том числе связанные с его союзником Сирией и миссией Кофи Аннана? Будет ли место торгу в ходе стамбульского раунда?

- Рамки данной встречи не предусматривают столь широкую повестку дня. Как вот только что пришедшие сообщения от наших коллег из Турции свидетельствуют¸ и я к ним присоединяюсь, что обсуждение ядерной программы Ирана никак не будет связано с событиями в Сирии. А что касается миссии специального представителя ООН и Лиги арабских государств Кофи Аннана в Дамаске, то во время предыдущего своего интервью каналу «Русия аль-Яум», я делал прогноз, что непримиримость сирийской оппозиции может сорвать его миротворческий план. Что в общем-то мы и наблюдаем сейчас. Иран на этот процесс не влияет. И, насколько известно, Иран не собирается «торговаться» с западной «шестеркой» ни на стамбульской встрече, ни на багдадской, - как по вопросам развития своей программы «мирного атома», так и своих политических обязательств перед своими союзниками.

- Почему американцы пытаются не афишировать свои встречи с иранцами? Почему они обычно на встречах с иранским переговорщиком Джалили выдвигают на первый план консультации иранской стороны с верховным представителем Евросоюза по иностранным делам и политике безопасности Кэтрин Эштон?

- На этот вопрос я уже частично ответил в начале интервью. Для Вашингтона миссия Кэтрин Эштон, как полномочного представителя ЕС, выглядит неким прикрытием тех контактов, которые администрация Обамы пытается, в обход республиканской оппозиции, наладить с иранским руководством. Нынешнему главе Белого дома в США нужна хоть какая-то «мирная победа» на Ближнем и Среднем Востоке после того, как ведение «двух войн сразу» в Ираке и Афганистане уже обернулось падением рейтинга Обамы в своей собственной стране. Не секрет, что американо-иранские встречи на неофициальном уровне организуются. На встрече же в Стамбуле вряд ли будут решены какие-то кардинальные проблемы противостояния, например США и Ирана. Для России же представляется главным, чтобы Иран пока твердо подтвердил свою готовность сделать развитие своей ядерной программы максимально прозрачным, по крайней мере, для инспекционных проверок МАГАТЭ. От этого зависит успех дальнейших переговоров.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.0451 sec