Возможность дестабилизации ситуации на Каказе через войну в Иране фантастически велика - эксперт

05 апреля 2012
Религиозное недопущение приобретения оружия может стать дополнительной гарантией того, что Иран не будет создавать ядерные боеголовки. Об этом заявил доцент Кафедры международных отношений и внешней политики России МГИМО(у) МИД РФ Ильдар Ахтамзян 4 апреля в Москве в ходе видеомоста Москва — Вашингтон на тему «Иранская проблема: пути урегулирования. Взгляд из Москвы и Вашингтона».

«Я согласен, что реальных фактов военного характера ядерной программы Ирана не установлено. К тому же, иранская сторона неоднократно подчёркивала, что с религиозной точки зрения приобретение оружия Ираном недопустимо. Это может быть аргументом. У всех из нас есть фактор Израиля в вопросе по Ирану, и поэтому логичным ходом разрешения ситуации было бы начало прямых контактов, чтобы они могли найти форму диалога, что могло бы способствовать разрядке ситуации в районе. Этот шаг был бы наиболее конструктивным. Следующий вопрос — как следует построить тактику на переговорах и какие шаги рекомендовать участникам? Мне кажется, надо связать возможность приостановить развитие обогащения в сочетании с программой взаимодействия: быстро развивающаяся экономика Ирана показывает, что путём быстрого вовлечения можно было бы показать Ирану плюс от мирного разрешения», — считает специалист.

Он позитивно оценил идею министра иностранных дел Сергея Лаврова о поэтапности: «Я не вполне убеждён, что строительство топливного производства в Иране было бы решением для накоплений в Иране. Мне кажется, что идея поэтапности Сергея Лаврова интересна сама по себе. Независимо от выделения этапов, уже был бы вклад в решение широкого круга проблем, и именно на эту сторону стоило бы обратить внимание. Возможности для дестабилизации ситуации на Кавказе через войну в Иране фантастически велики. И я не уверен в том, что в этой дестабилизации кто-то заинтересован».


Директор Центра общественно-политических исследований Владимир Евсеев уверен в том, что на данный момент угроз от иранских ракет для Европы не существует в силу их небольшого радиуса действия: «После того, как Али Хаменеи одержал уверенную победу в парламентских выборах, он мог бы остановить стремительное обогащение. Сейчас Иран накопил не менее 110 кг. Если Иран приостановил бы процесс дообогащения, это было бы хорошим шагом, чтобы другие участники переговоров пошли на уступки в отношении Ирана. Хотел бы напомнить об инициативе Сергея Иванова: если Иран идёт на приостановку до обогащения, то Европа могла бы приостановить санкции к Ирану. Мяч находится на стороне Ирана. Прямых улик о том, что Иран создаёт атомную бомбу, нет. Есть косвенные данные, которые пока что не доказаны. Факты не являются убедительными. Конечно, можно говорить о том, что Иран вот-вот создаст оружие, но если сейчас Иран сделает свой запас оружейным, то можно выйти на 5 боеголовок, но для запуска необходим уровень двух зарядов. Самая большая проблема в том, что количество низкообогащённого урана накапливается, а целей для использования нет. Даже если Израиль нанесёт удар по Ирану, Иран ответит, но будет отклоняться от прямого столкновения. Я не верю в возможность ограниченного ядерного удара. Россия заинтересована в том, чтобы иранская проблема начала решаться. Я тщательно изучал ракетную угрозу со стороны Ирана. Если мы посмотрим на их ракеты сейчас, и на их дислокацию, мы поймём, что угрозы для Европы нет».

Старший научный сотрудник Института востоковедения РАН, профессор Владимир Сажин считает, что действующий президент США Барак Обама использует напряжённую ситуацию в Иране с целью демонстрации своей воли и ответа республиканцам.

«Войны никто не хочет — ни Иран, ни США, ни Россия, но напряжённость вокруг Ирана выгодна всем, и состояние „ни мира, ни войны“ устраивает всех. В Штатах проходит предвыборная кампания, и Бараку Обаме выгодна эта ситуация для ответа республиканцам. Он демонстрирует свою политическую волю, и в то же время сейчас войны не нужно. Ирану война не нужна, но такая ситуация сплачивает население вокруг руководства. Это тоже выгодно. России тоже нужна напряжённость: цены на нефть не падают, да и Иран — это определённый джокер в покере среди тех, кто играет в регионе, и России он тоже нужен», — уверен специалист.

Вместе с тем, он предупреждает, что есть риск возникновения «случайной войны», поскольку стянутые к Ирану войска стоят вплотную к иранским войскам: «Напряжённости желают все, но есть опасность начала случайной войны. В регионе сконцентрированы силы, и неправильное понимание намерений может привести к последствиям. Вопрос также в реакции Ирана на санкции с 1 июля. Вдруг он перекроет Ормузский пролив? Тогда война точно будет».

Владимир Сажин также полагает, что опасения мирового сообщества в отношении Ирана есть, и они отнюдь не беспочвенны. «Дело в том, что в любой стране, которая начинает разрабатывать ядерную программу, эта программа оказывается в степени двойного назначения. Поймать момент, когда эта программа переходит из мирного русла в военное, довольно сложно. Но есть в отношении Ирана косвенные данные, которые свидетельствуют о том, что с ядерной программой не всё в порядке. Иран тайно проводил разработки этой программы в течение 18 лет, и только в 2003 году было выяснено, что Иран далеко продвинулся в программе. Было также ясно по многим другим признакам, что Иран замалчивает достижения в программе. Если бы иранская программа была белая и пушистая, то Россия и Китай вряд ли поддержали бы резолюции. По его мнению, Иран занимается сейчас тем, что разрабатывает ядерную инфраструктуру для создания ядерного оружия в будущем.

В свою очередь старший научный сотрудник Института Брукинса Стивен Пайфер считает, что Иран постоянно скрывает от МАГАТЭ данные по разработке атома, и это принуждает подозревать его в разработке ядерного оружия. «Всё указывает на то, что Иран хочет создавать ядерное оружие и быть ядерной державой. МАГАТЭ имеет данные, что в Иране примерно 5000 кг урана обогащено, что вполне хватит для 3-4 единиц оружия. Но вопрос в том, что развитие такой инфраструктуры дорого, и, учитывая договорённости между Ираном и Россией и существование единственного завода по обогащению урана, зачем Ирану лишнее обогащение?», — вопрошает американский специалист.


4 апреля в пресс-центре РИА Новости состоялся видеомост Москва - Вашингтон на тему: "Иранская проблема: пути урегулирования. Взгляд из Москвы и Вашингтона".

Насколько оправданы подозрения относительно военного характера иранской ядерной программы? Как обострение ситуации вокруг Ирана с начала года сказывается на региональной и международной безопасности? Что следует ожидать от предстоящих переговоров? Какие пути решения этой проблемы могут предложить российские и американские эксперты?

Эти и другие вопросы обсудили в Москве:

- старший научный сотрудник Института востоковедения РАН профессор Владимир САЖИН;
- директор Центра общественно-политических исследований Владимир ЕВСЕЕВ;
- доцент Кафедры международных отношений и внешней политики России МГИМО(у) МИД РФ Ильдар АХТАМЗЯН.

В Вашингтоне:

- старший научный сотрудник Института Брукинса Стивен ПАЙФЕР;
- старший аналитик International Crisis Group Али ВАЕЗ;
- директор программы по изучению ядерной политики Фонда Карнеги Джордж ПЕРКОВИЧ.

ИА REX

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.04466 sec