Сергей Рябков: диалог с Ираном перспективен

24 сентября 2010
Министры иностранных дел США, России, Великобритании, Германии, Франции и Китая обсудили в Нью-Йорке перспективы продолжения диалога по иранской ядерной проблеме. Оценку перспектив урегулирования иранской ядерной проблемы высказал в эксклюзивном интервью «Голосу России» заместитель министра иностранных дел РФ Сергей Рябков

- Прошло заседание «шестерки» по Ирану. Каковы его итоги?

- Мы довольны результатами министерской встречи «шестерки». Три важнейших элемента согласованы и отражены в заявлении, которое от имени министров шести стран озвучила высокий представитель Евросоюза по иностранным делам и политики безопасности баронесса Эштон. Первый элемент - подтверждение единства «шестерки». Второй - подтверждение нашей настроенности на диалог с Ираном. Причем на диалог, который нужно разворачивать как можно быстрее. Третий элемент - диалог должен состоять из двух компонентов. Первый - обсуждение «шестеркой» вместе с Ираном озабоченностей, связанных с иранской ядерной программой, и других тем, которые интересуют, в том числе, иранскую сторону. Второй компонент - в контексте такого диалога рассмотрение вопросов топливозамещения для тегеранского исследовательского реактора. Разговор об этом идет примерно год. Нужно обновить предложения по схеме топливозамещения и для начала обсудить технические детали. Настрой у всех хороший. Мы ждем реакцию с иранской стороны.


- Вы сказали о том, что необходимо обновить предложение «шестерки» по иранской ядерной проблеме. Обсуждался ли этот вопрос конкретно на заседании и готовы ли партнеры «шестерки» к обновлению этих предложений?

- Этот вопрос обсуждался. Мы уже не раз предлагали партнерам посмотреть повнимательнее на предложения, которые «шестерка» сформулировала в качестве основы для переговоров в 2008 году. Российский министр иностранных дел сегодня вновь подчеркнул важность подобного обновления. Что касается уточнения параметров схемы топливозамещения, то и здесь нужен свежий взгляд. Во-первых, потому что со времени начала работы над этой схемой уже прошло больше года. Определенные процессы идут в Иране с точки зрения развития его ядерной программы. Кроме того, у «шестерки» есть ряд вопросов к иранской стороне в связи со схемой топливозамещения. Венская группа - это ряд участников «шестерки», а именно Россия, Франция, Соединенные Штаты Америки, также МАГАТЭ, которая в «шестерку» не входит, - готова провести техническую встречу в контексте продолжения политического диалога с Ираном по иранским ядерным делам.

Техническая встреча будет рассматривать вопросы не политического характера. А что касается вопросов политического характера, то позиция Венской группы согласована. Есть определенные озабоченности в связи с предложением, которое Иран сформулировал совместно с Бразилией и Турцией в мае текущего года. Но озабоченности не заслоняют для нас главного. А именно: шансы на достижение компромисса и прорыва в схеме топливозамещения для тегеранского реактора после достижения бразильско-турецко-иранской договоренности повысились.


- Есть ли какие-то конкретные сроки? Вы сказали, что позиция согласована как Венской группой, так и «шестеркой».

- Сроки сейчас согласовываются. Не всегда просто состыковать графики, но мы исходим из того, что в любом случае это вопрос ближайших недель, а не месяцев. Мы рассчитываем, что встречи эти состоятся осенью текущего года.


- Россия неоднократно предлагала вовлекать Иран в решение афганской проблемы, что создаст благоприятные условия для решения иранской ядерной проблемы. Как Москва видит привлечение Ирана к решению афганской проблемы?

- Безусловно, Иран важнейший региональный игрок. С учетом общности этнокультурных основ общества в Афганистане и в Иране, языковой общности, мы, очевидно, не можем игнорировать иранское влияние, иранскую проекцию на Афганистан. Если мы с Ираном серьезно обсуждаем проблемы Афганистана, мы тем самым повышаем шанс на успешное решение этих проблем. Другой аспект - наркоугроза из Афганистана. Здесь, кстати, у нас на двусторонней основе с Ираном налаживается сотрудничество. Без взаимодействия с Ираном оградить другие страны, в том числе и Россию, от наркоагрессии с афганской территории будет сложнее.

Иран - игрок и на Ближнем Востоке. От «Хезболлы» до арабо-израильского, палестино-израильского урегулирования мы везде имеем ситуации, где однозначно требуется учет иранского фактора. Именно к этому мы призываем партнеров. И региональный срез работы с Ираном не отрицается в принципе другими участниками «шестерки». Более того, мы обсуждаем иранскую тему совместно, например, со странами Персидского залива. Мы имеем в виду эту практику продолжать. И по мере накопления позитива в диалоге с Ираном по его ядерной проблеме, я думаю, будут расширяться возможности для результативного взаимодействия по региональным темам тоже.


- Готовы ли американцы принять российские предложения?

- По региональному вовлечению Ирана? Я уже сказал, что вопросы, например, касающиеся иранской региональной проекции на ситуацию в Персидском заливе, очень интересуют американцев. И американцы сами не раз инициировали встречи «шестерки» со странами Залива для обсуждения иранских дел. Мы не видим здесь какого-то отрицания значения этого.


- Некоторые эксперты считают, что Иран может специально нагнетать ситуацию в Афганистане и Ираке с тем, чтобы американцы не стали бы еще жестче реагировать на иранскую ядерную программу. Как вы относитесь к такой постановке вопроса?

- Я не думаю, что есть основания для подобных обвинений. Вопросы конфессиональных взаимоотношений на Ближнем и Среднем Востоке - это вопросы, уходящие корнями в глубь веков. Когда они накладываются на пестрый узор современной политики и современных взаимоотношений в сфере безопасности, картина получается зачастую очень запутанной. Нельзя говорить о том, что, скажем, шииты на Ближнем Востоке - однозначно проиранская сила. Это было бы не просто грубое упрощение, это было бы ошибкой.

С другой стороны, мы не можем не видеть, что Иран по мере собственного развития, расширения своих технологических возможностей, укрепления военного потенциала играет все более значимую роль в регионе. Но вопрос не в том, приписываем ли мы какие-то намерения иранцам. Вопрос в том, чтобы найти возможности для перехода на более конструктивную повестку дня, которая объединяет, а не разъединяет страны региона. И в этой связи есть целый ряд очень продуктивных идей. Например, идея создания зоны, свободной от оружия массового уничтожения на Ближнем Востоке. Дискуссия на эту тему идет уже давно. В этом году мы получили неплохой результат в виде итогового документа обзорной конференции Договора о нераспространении ядерного оружия. То есть эти факторы требуют первоочередного внимания.

Голос России

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.0318 sec