Жгучий вопрос номер 18: является ли Россия союзницей Ирана?

27 декабря 2006
Отказ России ввести даже мягкие санкции ООН против Ирана привел к очень обтекаемой резолюции, которая вряд ли предотвратит появление у Ирана ядерного оружия. Резолюция не касается проекта по строительству реактора, поддерживаемого Россией, хотя именно он может в итоге поставлять плутоний для ядерных боеголовок. Усложняя дело, поставленные Россией системы ПВО окружают иранские ядерные объекты.

В то же время Москва несколько раз заявляла, что она против ядерного Ирана.

На чьей же стороне Россия? Чего пытается добиться Путин?

Отвечают Калев Бен-Давид, Майкл Фронд, Джонатан Тобин и Сол Зингер

Майкл Фронд. Владимир Путин ведет здесь двойную, и прозрачную, игру

На словах он посылает Западу успокаивающие сигналы, подталкивающие к мысли, что Россия против иранских ядерных амбиций. Но его дела говорят о противоположном.

Ясно, что Россия на своей собственной стороне и ни на чьей больше. Она видит возможность досадить американцам, помогая их давнему врагу, и одновременно легко заработать рубль-другой, продавая аятоллам технологию и оружие, о которых те мечтают.

Кроме того, Россия почти наверняка достигла с Тегераном какого-то соглашения о невмешательстве в дела ее своенравного мусульманского населения, которое давно является источником беспокойства для Кремля.

Следовательно, Путин сумел одним махом укрепить свои позиции дома и принести такую нужную валюту в закрома страны.

Однако нельзя допустить, чтобы такое вероломное поведение продолжалось, Западу пора заговорить и выставить Путина в истинном свете – лживым авторитарным правителем, сомнительные методы которого не только урезали элементарные свободы дома, но и подрывают международную безопасность.

Попытки урезонить Россию, давая ей торговые льготы и приглашая ее в многочисленные международные организации, оказались провальными, что ярко демонстрирует позиция Путина по Ирану. Вместо того чтобы бросать русскому медведю все новые пряники, пожалуй, пора применить более жесткий подход.

Джонатан Тобин. Россия на стороне России

Евреи и израильтяне склонны думать, что мир вращается вокруг забот Израиля. Но Москва видит мир под своим углом. Ее цель – расширить свою власть и влияние.

Иран может быть опасным клиентом/союзником для страны, которая вынуждена иметь дело с собственной исламской угрозой. Но если предотвращение поражения Тегерана противоречит интересам Америки, то в интересах России и ее нового псевдоцаря Тегеран поддержать.

Москва стремится восстановить свой статус мировой державы на Ближнем Востоке. Это не означает, что она обязательно является или будет непримиримым врагом Израиля, каким был Советский Союз. Но нет сомнений, что регион, где российское влияние станет заметнее, будет опаснее для еврейского государства. Маленькие государства всегда должны трепетать, когда крупные державы борются за высокие ставки в "большой игре" – как назвал ее Киплинг век назад – за геостратегическое влияние.

Что здесь больше всего нужно, так это решимость Америки противостоять и Путину, и его иранским "друзьям". Их фундаментальная слабость приведет их в круг единомышленников, если у США хватит политической воли упорно добиваться отказа Ирана от ядерных амбиций. Но в контексте попыток выпутаться из войны в Ираке и политических поражений президента Буша на вопрос, есть ли у США такая воля, еще предстоит ответить.

Калев Бен-Давид. Хотя у России есть подлинные опасения в сфере безопасности, касающиеся ядерного Ирана в непосредственной близости от нее, похоже, что Путин все же играет роль "помехи", когда речь идет об интересах Запада в сфере безопасности, – точно так же действовал Кремль в недобрые старые времена СССР.

Этот ошибочный подход в большей степени основан на краткосрочных политических и экономических заботах Путина, чем на серьезном анализе нужд глобальной коллективной безопасности.

Необходимо оказывать на Москву дипломатическое, публичное и приватное давление, чтобы убедить ее в необходимости жестких санкций против Ирана. Израиль и ведущие еврейские организации могут внести важный вклад в эти усилия.

Сол Зингер. США и Европа позволили России вычеркнуть большие куски из предлагаемой резолюции, приняв слабую резолюцию и превратив ее в пародию на международные меры

В итоге, если Запад останется в досягаемости для российского вето, у Ирана будет ядерное оружие. Пока США воздерживаются от обвинения России в стремлении добиться именно такого результата, так что России не приходится расплачиваться за свое поведение. На самом деле Москва получает вознаграждения – не только в виде продвижения к вступлению в ВТО, но и в виде демонстрации мощи своего вето в плане формирования глобальных событий.

Альтернатива заключается в том, чтобы дать понять России: если она будет пользоваться своим правом вето безответственно, США и Европа будут действовать за рамками Совета Безопасности, сделав этот орган и российское вето менее, а не более значимыми.

Играя роль агента Ирана в Совете Безопасности, Россия ставит под угрозу себя, США, Израиль и мир и безопасность во всем мире.

Как гласит Хартия ООН, целью многостороннего подхода должны быть совместные действия для защиты от общих угроз миру и безопасности во всем мире, а не совершение коллективного самоубийства. Европа не будет отстаивать эти принципы в одиночку. Поэтому США должны либо начать указывать путь, либо смотреть, как будущее мира определяют страны-изгои, террористические организации и их фактические союзники в Москве и Пекине.

The Jerusalem Post

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03161 sec