Кто выиграл от резолюции по Ирану

Владимир Евсеев

26 декабря 2006
Дмитрий Пановкин

Недавно Совет безопасности ООН единогласно принял резолюцию по Ирану. В отношении исламской республики введены санкции, которые распространяются на деятельность, связанную с работами в ядерной и ракетных областях. Однако этот документ не запрещает поездки чиновников и внешнеэкономическую деятельность иранских предприятий. О том, как в дальнейшем может развиваться ситуация вокруг Ирана, и об отношениях этой страны с Россией «Росбалту» рассказал эксперт, старший научный сотрудник ИМЭМО РАН Владимир Евсеев.

- Поможет ли резолюция СБ ООН остановить ядерную программу Ирана?

- Я считаю, что санкции, которые были введены на основе решений Совета безопасности ООН, являются несколько поспешными. Напомню, что аналогичные санкции были введены в отношении Северной Кореи в октябре этого года. Но Северная Корея проводила ядерные испытания, а Иран – нет. Помимо этого, Пхеньян вышел из Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО). Тегеран же допускает инспекторов МАГАТЭ на свои ядерные объекты.

Резолюция только подтолкнет Иран к ускоренному наращиванию количества своих газовых центрифуг, предназначенных для обогащения урана. Кроме того, в настоящее время в парламенте Ирана рассматривается вопрос об ограничении сотрудничества с МАГАТЭ, что также крайне отрицательно может повлиять на развитие событий.

Таким образом, принятие «несправедливой» с точки зрения Ирана резолюции — это дополнительный раздражающий фактор. В США же считают, что резолюция не может заставить Тегеран остановить развитие ядерных программ. Ситуация достаточно сложная потому, что абсолютно не видно основы, на которой можно достигнуть компромисса.

- Резолюция в полной мере отражает экономические интересы России, все ранее подписанные контракты сохраняют свою силу…

- Можно считать, что это успех российской дипломатии. Принятая резолюция базируется на российских предложениях. Из-под удара был полностью выведен ядерный проект по Бушеру, вопрос о поставках Ирану российской техники военного назначения, в частности, зенитно-ракетных комплексов ближнего радиуса действия «ТОР М-1» не должен попасть под ограничения.

С другой стороны, в Иране видимо надеялись на то, что Россия более активно выступит в защиту Ирана на мировой арене, но этого не произошло. Хотя факт принятия резолюции был вызван во многом неуступчивой позицией Тегерана.

- Есть реальные опасения, что Тегеран будет проводить свою линию дальше, а в случае обострения ситуации сможет закрыть Ормузский пролив, через который проходит пятая часть мировых поставок нефти. На ваш взгляд, они обоснованы?

- Ормузский пролив очень узкий и его можно блокировать даже огнем артиллерии с берега. В то же время надо реально понимать, что Запад вполне готов к деблокированию пролива. Западные эксперты утверждают, что блокада не скажется на ситуации в долговременной перспективе.

Я не вижу сейчас причин, по которым Иран сможет заблокировать пролив. Такой причиной может стать реакция на какие-то силовые действия в отношении Ирана, например, на разрушение ядерных объектов на его территории. Во всех остальных случаях решение перекрыть пролив, через который проходит четвертая часть мировых поставок нефти, может привести к страшному удару по реноме Ирана и привести к конфликту с арабскими странами.

- Это может привести к военным действиям?

- В качестве противника, от которого можно ожидать удара, рассматриваются только две страны – Израиль и США. Но в Израиле сейчас обстановка очень сложная, связанная с противостоянием с «ХАМАСом» в Палестине и «Хизбаллой» в Ливане; США же увязли в Ираке. Иран, по крайней мере, в течение ближайших двух лет, не сможет создать собственное ядерное оружие. За это время пройдут следующие президентские выборы, курс страны может измениться в зависимости от того, кто будет находиться у власти в момент принятия таких решений.

- Могут ли в этом случае пострадать интересы России?

- Россия активно работает с Ираном. Но вопрос заключается в том, как долго это будет продолжаться. Исходя из ситуации, которая существует сейчас, в дальнейшем я ожидаю некоторого ухудшения российско-иранских отношений. Поэтому усилия российской дипломатии должны быть направлены на то, чтобы в будущем удержать отношения на уровне, который существует сейчас. В двусторонних отношениях у стран есть проблемы, они будут нарастать, но Россия это хороший канал, через который Иран может вести диалог с международным сообществом.

Росбалт.Ru

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03179 sec