Прозрачность ядерной программы Ирана: Турецкий политолог об иранском ядерном досье

04 октября 2006
Турецкий политолог Барин Кайяоглы, работающий в настоящее время в университете Виржинии, заявил: для международного сообщества станет наивным предполагать, что введение санкций против Ирана не приведёт к такому ответу Тегерана, который обусловит резкий рост цен на нефть и газ.

С точки зрения мировых цен на энергоносители, нет никаких причин для введения антииранских санкций, сказал эксперт в интервью агентству «Мехр», данному 30 сентября 2006 года.

Текст интервью турецкого политолога приводится ниже.


Что может привести к провалу американских замыслов?

Принимая во внимание тот факт, что ООН пока не поддержала каких-либо санкций против Ирана, можно сказать, что и другие государства не последуют примеру США. В условиях завершения экономического бума 90-ых годов, ни одна страна не рискнёт закрывать какой-либо рынок, особенно такой многообещающий, как иранский.

Полагаете ли Вы, что США смогут продавить санкции против Ирана, и станут ли они эффективными?

Я не могу сказать, какого эффекта добьются США от введения новых односторонних санкций против Ирана. Но если говорить о перспективах американских компаний на иранском рынке, то при нынешнем положении вещей им не удастся туда проникнуть.

Определённая возможность связана с расширением санкций путём закрытия доступа на рынок США для тех компаний из других стран, которые работают с Ираном. С другой стороны, в современном бизнесе отработаны успешные механизмы обхождения подобных запретов. Гипотетически, если американская компания желает продать что-либо в Иран, то она сделает это через третью фирму из Турции, Армении или, скорее всего, Дубаи.

Насколько далеко Россия и Китай могут зайти в поддержке Ирана? Думаете ли Вы, что санкции вызовут отрицательную реакцию в регионе?

Я полагаю, что иранцы могут рассчитывать на Россию и Китай только в определённых пределах. Они поддерживают Иран, так как оба государства не довольны присутствием американцев на Ближнем Востоке. Особенно китайцы, из-за своих уникальных исторических причин, чувствуют для себя угрозу от военного присутствия США в Восточной Азии. Поэтому Китай высказывает сейчас свои опасения в недипломатической манере.

Как вы знаете, вооружённым силам США пришлось недавно покинуть свои базы в Узбекистане после критики администрацией Буша внутренней политики этой страны. Определённо, это обстоятельство поможет Российской Федерации усилить своё влияние в Центральной Азии. В этой связи Россия будет, вероятно, продолжать поддерживать Иран до той степени, что отвечает российским интересам.

Но иранцам следует помнить, что Россия и Китай будут оказывать поддержку Ирану, исходя из своих собственных интересов, а не из интересов Ирана.

По поводу регионального недовольства санкциями, как я уже сказал в ответе на первый вопрос, я не верю, что другие страны последуют примеру США и введут санкции против Ирана без резолюции Совета Безопасности ООН.

Видите ли Вы в будущем существенные различия между США и Европой, с одной стороны, и Россией и Китаем с другой, по вопросу о введении санкций против Ирана?

Ответ на американо-европейскую часть данного вопроса зависит от того, как Евросоюз рассчитывает обращаться с Ираном. Европейцы страдают паранойей по «исламской угрозе», якобы исходящей с Ближнего Востока. Мы, турки, сталкиваемся с этим, по всей видимости, чаще, чем другие мусульманские государства.

Ответ может быть таков. Если европейцы станут трактовать иранский вопрос как «мусульмане с бомбой», а не дилемму, способную к разрешению путём дипломатии, то они, скорее всего, присоединятся к США. Но пока ещё это неизвестно.

По второй части вопроса, могу сказать следующее. Если Иран не сможет доказать остальному миру, что его ядерная программа предназначена исключительно для мирных целей, и напомнить другим, что ИРИ по-прежнему остаётся в ДНЯО (как известно, память у человечества весьма и весьма слабовата), то в этом случае остаётся риск того, что Россия и Китай не смогут заблокировать введение санкций против Ирана. Я бы посоветовал Ирану больше подчёркивать свою приверженность ДНЯО и напоминать о ядерных арсеналах Израиля, Пакистана и Индии.

Конечно, все эти соображения могут быть верны или неверны, когда мы начинаем говорить о важности Ирана для мирового рынка энергоносителей. Может ли международное сообщество рассчитывать на то, что введение санкций против Ирана не приведёт к такому ответу Тегерана, который обусловит резкий рост цен на нефть и газ? Считать так было бы слишком наивно. При настолько быстро растущих ценах, я не думаю, что есть веские причины заходить в деле введения санкций слишком далеко.

Санкции не эффективны против правительств, но бьют по населению. Вспомним о первой войне в Заливе. Санкции ООН не доставили хлопот режиму Саддама Хуссейна, однако больно ударили по иракскому народу. Саддам наслаждался сладкой жизнью до тех пор, пока американцы не постучали в его дверь в апреле 2003 года.

Как Вы знаете, за новым законом о санкциях против Ирана стоит член палаты представителей Илеана Рос-Лехтинен, республиканка от Флориды. Принимая во внимание её прошлое, что Вы можете сказать о влиянии произраильского лобби на принятие этого закона? Особенно, если учесть, как радостно его приняла такая организация как AIPAC?

Причина, по которой Израиль и произраильски настроенные американцы столь обеспокоены ядерной программой Ирана, такова – они проводят фантасмагорические параллели между Холокостом и тем, что может случиться в случае проигрыша Израилем войны. Давид Бен-Гурион однажды сказал: «Израиль никогда не получит легитимности в глазах своих арабских соседей, даже если выиграет сотню войн. Но он не может потерпеть поражения даже в единственной войне, потому что тогда всё будет кончено». (Иная формулировка: «Последняя война будет тогда, когда Израиль проиграет эту войну». – IranAtom.Ru).

Такой образ мышления объясняет, почему они так держатся за свою ядерную программу и имеют ядерное оружие. Возможно, вы знаете, что они развернули свой атомный потенциал во время войны в октябре 1973 года на тот случай, если фронт окажется прорванным.

Точно так же, как страны Запада рассматривают ислам как угрозу, несмотря на то, верен или неверен такой подход – а я лично считаю, что неверен – Израиль, бросая взгляды на своих соседей, видит в них одну решимость повторить Холокост, вне зависимости от того, верно это утверждение или нет. Я лично считаю, что израильские оценки намерений своих соседей также неверны.

С другой стороны, позвольте мне быть до конца откровенным с вами. Я не понимаю, почему президент Ахмадинежад подпитывает эту главную обеспокоенность израильтян и мирового еврейства. Я понимаю, что иранцы ставят под вопрос фундаментальную связь между Холокостом и израильской политикой, но способы, которыми это делается, не выглядят разумными. Я полагаю, что вы ведёте исследования на эту тему, но отрицание Холокоста не пойдёт на пользу ни безопасности, ни процветанию Ирана.

Я думаю, что иранскому правительству следовало бы сказать что-то в таком стиле: «Мы не отрицаем того, что евреи пережили страшную трагедию от рук государств Запада. Мы не хотим заставлять евреев страдать. Но как это оправдывает страдания палестинцев от рук израильтян?» Я знаю, что ваше правительство стремится к разрешению ближневосточных проблем – но поминание всуе Холокоста не идёт на пользу иранским интересам.

Резюмируя всё вышесказанное, организации, подобные AIPAC, будут поддерживать голосования за санкции против Ирана, принимая во внимание их отношение к Израилю, исламу и Ирану.

Барин Кайяоглы в настоящее время является аспирантом на историческом факультете университета Виржинии в Шарлоттсвилле

«Мехр»

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.04197 sec