Миронов: «С Америкой нам нечего делить»

14 сентября 2006
Сергей Миронов ответил на вопросы журналистов «НРСлова»

Как мы уже сообщали, 11 сентября в нашей редакции побывал председатель Совета Федерации Федерального собрания России Сергей Миронов. Он вместе с руководителем секретариата председателя Совета Федерации РФ В.П. Парфеновым, Чрезвычайным и Полномочным Послом России в США Ю.В. Ушаковым, советниками председателя Совета Федерации РФ В.В. Еременко и А.П. Кузнецовым и другими официальными лицами пришли утром, в час, когда пять лет назад самолеты с террористами на борту врезались в башни Всемирного торгового центра.

Пришли в ныне «самое опасное» с точки зрения террористической угрозы здание Нью-Йорка, также здание-символ, — Эмпайр-Стэйт-билдинг. Официально господин Миронов был гостем редакции «Нового русского слова», а неофициально визитом в здание, где она располагается, он еще раз подчеркнул волю своего государства открыто принять вызов международного терроризма.

Надо полагать, за свою трехчетвертьвековую историю Эмпайр-Стэйт-билдинг повидал многих знаменитых современников, и все же нынешний визит вызвал некоторый переполох. Видно, времена такие, что накануне все углы в редакции, входы и выходы просмотрели работники сначала российских спецслужб, а затем — ФБР и Секретной службы.

В беседе с Сергеем Мироновым приняли участие главный редактор «НРСлова» Валерий Вайнберг, журналисты Олег Сулькин и Владимир Черноморский.

Разговор, естественно, начался с темы катастрофы 9/11.
Сергей Миронов напомнил, что Россия и ее президент Владимир Путин первыми отреагировали на ужасающее событие и выразили всемерную солидарность с американским народом.

— В тот день, 11 сентября, — сказал Миронов, — я пришел в посольство США в Москве и положил букет цветов. У меня был самый искренний порыв. Тогда начался новый отсчет времени. Мир стал другим. И на другой уровень вышли отношения между нашими странами. Ведь после вашей трагедии произошла наша трагедия Беслана. И мы благодарны американцам за сочувствие, понимание, товарищескую поддержку, благодарны президенту Джорджу Бушу за слова о том, что США стояли плечом к плечу с Россией в те тяжелые для нас дни, благодарны Конгрессу США за его сильную, бескомпромиссную резолюцию по Беслану. Нас объединяют общая боль и общая ответственность за судьбу цивилизации. У нас единые цели.

В.Вайнберг: — Действительно, 11 сентября — самая трагическая дата в современной американской истории.

Но, как мне кажется, не все в мире извлекли должный урок из этого события. Разногласия между Россией и Америкой не помогают в борьбе с исламо-фашизмом. Несмотря на хорошие личные отношения между Бушем и Путиным, есть сложности. Могу привести примеры: сложная ситуация вокруг принятия России в ВТО, запрет в России на продажу американской курятины. Напомню древнекитайское проклятие — «чтоб тебе жить в эпоху перемен». И вот вопрос: поскольку жить-то нам довелось именно в такую эпоху, то как жить?

С.Миронов: — Зацеплюсь за ваше выражение «исламо-фашизм». Вместо него мы предпочитаем использовать другое понятие — международный терроризм. Наша принципиальная позиция — терроризм не имеет ни нации, ни четкой религиозной принадлежности. Наши доморощенные террористы с Северного Кавказа, в том числе и те, кто туда пришел из азиатских и африканских стран, только прикрываются лозунгами ислама.

Им глубоко наплевать на собственно ислам, на будущее так называемой Ичкерии. Они на самом деле преследуют свои цели: торговля людьми, наркотиками, несанкционированный доступ к нефтяной трубе. Я не считаю, что мир не сделал выводы из трагедии 9/11.

Прежде всего на другой уровень вышли отношения между Россией и Штатами. Что же касается ВТО, то я хочу объяснить свою принципиальную позицию, которая в общем совпадает с официальной позицией России. Вступить в ВТО желательно, но не любой ценой. Если договоримся по базовым вопросам с Америкой — хорошо, не договоримся — не смертельно. Более того, в России есть сильная оппозиция вступлению в ВТО. В тех кругах считают, что экономика страны пока к этому не готова, и в первую очередь банковский и страховой секторы.

Вы должны видеть, что с приходом Владимира Путина Россия стала четко и аргументированно артикулировать свои национальные интересы. И мы не стесняемся это делать. Согласно нашей идеологеме мир должен быть многополярным. Мы против однополярного мира. Мы выступаем за сильную, реорганизованную Организацию Объединенных Наций. Но главное, мы четко понимаем, что после 11 сентября 2001 года США и Россия стали надежными, последовательными партнерами в отражении планетарной угрозы мирового терроризма.

Мы знаем, сколь эффективно сотрудничают наши спецслужбы, сколько ценной информации они передали друг другу. Террористическому «интернационалу» мы можем противопоставить общую позицию. Ни одна страна не может в одиночку обеспечить национальную безопасность. Конечно, нас не могут не беспокоить определенные тенденции. Скажем, сейчас в Конгрессе США находятся на разных стадиях рассмотрения сорок законопроектов, в той или иной степени касающихся России.

Из них, по моим оценкам, более половины носят явно негативный характер. Я подумал, почему бы Федеральному собранию России не обратиться напрямую в Конгресс по поводу отмены поправки Джексона — Вэника?

В.В.: — А кто стоит за антиамериканскими, антиизраильскими демонстрациями, которые прокатились по России, за манифестациями в поддержку «Хезболлы»?

С.М.: — Это не массовые демонстрации. Знаете строчку из песни «отряд не заметил потери бойца»? Россия не замалчивает эти акции, она их просто не замечает в силу их незначительности. В России есть немало молодежных движений, к которым я отношусь крайне отрицательно, называю их хунвейбинами. Те же «Наши», та же «Молодая гвардия»... У нас есть понимание опасности ситуации на Ближнем Востоке. «Хезболла» была неправа, выкрав солдат, но ответ Израиля был неадекватен. В итоге Израиль не достиг ни одной из своих целей, а «Хезболла» усилила свой авторитет в Ливане. «Хезбол-лу», ХАМАС не нужно изолировать, их нужно втягивать в переговоры.

Одно дело бегать с автоматом, другое — нести бремя
власти и думать над тем, как прокормить палестинцев. По этой же причине мы постоянно находимся в контакте с Ира-ном и выступаем против санкций. Их надо удержать от поспешных шагов и дать возможность…

В.Черноморский: — …сделать атомную бомбу...

С.М.: Нет, атомную бомбу им нельзя давать делать ни в коем случае. Я сам атомщик, и скажу вам, что 184 иранские центрифуги, из которых сейчас работают не более десяти, не представляют реальной опасности. Наши разведки хорошо в этом отношении сотрудничают. Там много блефа. Россия отдает отчет в опасности, даже гипотетической, появления ядерного оружия у Ирана.

Ахмадинеджад провоцирует лидеров мира на резкие движения, чтобы послать МАГАТЭ к черту. Надо пробовать находить компромиссы. Российская дипломатия имеет такие возможности в отношении Ирана.

В.Ч.: Продавая им, например, ракеты противовоздушной обороны...

С.М.: Мы говорим исключительно о средствах защиты от нападения. То, что Россия поставляет Ирану, не нарушает международные договоренности.

О.Сулькин: — Долгое время существовал двухполярный мир, Америка и СССР угрожали друг другу, хмурились, улыбались, но мир сохранялся десятилетиями. Сейчас, после краха СССР, Америка стала ощущать себя единственной сверхдержавой. Многие считают, что это плохо, мол-де, поэтому она и попала в капкан Ирака, Афганистана, не совсем понятной войны с терроризмом.

Как вы представляете себе роль России в новой системе мирового управления? По всем признакам видно, что она хочет снова занять место второй супердержавы. Реально ли это?

С.М.: — Россия не стремится стать второй. Реалии таковы, что биполярного мира все равно уже не возникнет. Европа — мощный центр, Юго-Восточная Азия — свой центр, нарождается центр в Южной Америке с лидерством, предположим, Бразилии. Но Россия вправе рассчитывать на место среди лидеров. И мы этого искренне хотим — завоевать позиции в новом и очень конкурентном мире. Мы хотим, чтобы с нами считались, учитывали наши интересы.

Задача удвоения национального продукта не самоцель, а средство сделать достойной жизнь наших людей, которые пока в массе своей живут бедно. В середине 1990-х годов Россию раз и навсегда сбросили со счетов. С приходом Путина удалось совершить потрясающие вещи. Помните, как у Гайдара буржуины выпытывали военную тайну?

Есть вещи неосязаемые, не измеряемые цифрами. Можно сказать так: за шесть лет президентства Путин вернул подавляющему большинству россиян чувство гордости за свою страну, за то, что они живут в великой России.

О.С.: — А можно обойтись без мистики? Есть нефть, есть газ, и они приносят огромные деньги, миллиарды долларов. Вот основа российской политики. Западная Европа стоит на коленях, боится, что краник закроют…

С.М.: — Что значит «Европа стоит на коленях»? Когда на саммите «восьмерки» мы говорили о глобальной энергобезопасности, то президент правильно сказал о взаимозависимости. Мы не можем позволить себе не торговать нефтью и газом. Мы физически не можем этого не делать. Мы зависим от того, купят ли у нас нефть и газ. Очень ошибочно рассуждение, что Россия — монополист по поставкам.

О.С.: — Зарабатываемые на энергоносителях деньги Россия откладывает в стабилизационный фонд по примеру Норвегии. Зарабатывать сложно, тратить — еще сложнее, как видно. Насколько я понимаю, для России главное — выкарабкаться из демографической катастрофы, ведь каждый год население сокращается на сотни тысяч. Как вам видится стратегия распределения сверхдоходов и в какие сферы они будут вкладываться?

С.М.: — Спасибо за вопрос. Вы коротко изложили суть подходов Российской партии жизни.

О.С.: — Клянусь, не знал об этом...

С.М.: — Да, это преамбула программы Партии жизни, которую мы создали четыре года назад. Без ложной скромности хочу заметить, что послание президента в мае этого года о социальной ориентации экономики в какой-то части базируется на работе нашей партии. Проблема депопуляции страны — больной вопрос. В Норвегии деньги идут в стабилизационный фонд, в обеспечение будущих поколений, у нас же это пока заначка на черный день. Любопытно, что, когда в России не хватало денег, правительство, тот же Кудрин, ловко научилось латать тришкин кафтан.

Но вот появились свободные средства, и никто не берет на себя смелость их грамотно использовать. «Заначкой» можно считать сорок, ну, шестьдесят миллиардов долларов, но не двести миллиардов, сейчас накопленных. Что, у нас все социальные проблемы решены? Конечно, если примитивно раздавать деньги в виде повышения зарплат и пенсий, это приведет к гиперинфляции, а деньги профукаем, так что никто и не почувствует. Нужно их разумно вкладывать в конкурентоспособные отрасли экономики, например в авиа-ционную промышленность.

Государство должно само инвестировать средства в наиболее эффективные проекты, не ожидая инициатив от частного сектора. А просто держать деньги в кубышке, как скупой рыцарь, непродуктивно. Деньги все равно обесцениваются.

В.Ч.: — Вы сказали, что политика России стала прагматичной, нацеленной на отстаивание национальных интересов. А вдруг то, что сегодня кажется важным и перспективным, в более отдаленной перспективе окажется негативным, вредным?

С.М.: — Что именно?

В.Ч.: — Например, сотрудничество с Ираном, с Северной Кореей, ХАМАСом, «Хезболлой»...

С.М.: — Мы считаем, что обязательно нужно использовать все политико-дипломатические каналы для того, чтобы удержать и тех, и других, и третьих в определенной плоскости. Есть красноречивый пример — Белоруссия. Я постоянно дискутирую со своими коллегами в странах Европы, в Евросоюзе, Европарламенте. Говорю им: господа, от того, что вы изолируете Белоруссию, с
демократией там лучше не станет. А если вы привлечете ее к себе, станете проводить мониторинги, преподадите уроки демократии, то что-то может сдвинуться. А держать страну в изгоях непродуктивно.

В.Ч.: — Но ведь Масхадова вы не взяли к себе, не вели с ним диалог...

С.М.: — С Масхадовым нельзя вести диалог.

В.Ч.: — А с ХАМАСом можно?

С.М.: — Дело в том, что ХАМАС — официально победившая на парламентских выборах партия...

В.Ч.: — Масхадов тоже выиграл выборы...

С.М.: — Он не выиграл ни одних выборов. Масхадов — убийца детей. В Чеченской Республике давно избран парламент, есть своя конституция, к которой Масхадов не имеет никакого отношения. А то, что он сам себя
провозгласил в свое время, — это была его проблема. Он никогда не был легитимным. Особенно после того, как на его руках появилась кровь, в том числе кровь детей Беслана. И с ним разговор мог быть только один — тот, который состоялся. Как и с ХАМАСом, и с «Хезболлой».

Если у них на руках кровь, с ними разговор должен быть жесткий. И если бы Израиль наносил адекватные удары, в том числе превентивные...

В.Ч.: — А что такое, по-вашему, адекватные удары?

С.М.: — Бомбардировка Ливана в течение 30 дней — это неадекватная мера, когда погибло огромное количество мирных жителей и была разрушена инфраструктура страны. А «Хезболла», скажем откровенно, осталась с военной точки зрения абсолютно непораженной, а политически набрала огромные очки. Кому это было нужно? Это большая стратегическая и дипломатическая ошибка Израиля, я уже не говорю про военную ошибку.

Политические и дипломатические переговоры — вот линия, которую мы проводим. У нас нет, как это было в Советском Союзе, деления стран на своих и чужих, у нас сейчас доминирует прагматическое понимание международной ситуации.

В.Ч.: — Откуда такая ненависть к Америке, которую мы ощущаем, просматривая российский интернет? В России доступ к интернету имеют люди среднего достатка и выше, это не Америка, где компьютер есть в каждом доме. На любом форуме, куда не зайди, везде оскорбительное, презрительное отношение к Америке. Эта волна антиамериканизма как-то инспирируется?

С.М.: — Принципиально не согласен с вашей оценкой. То, что вы видите на некоторых чатах, вовсе не отражает мнения большинства россиян, которым присущ трезвый взгляд на мировую политику, на роль США. Они считают, что партнерство с Америкой — это благо и нам нечего делить. Настороженность есть. Но тех, кто ненавидит ее, единицы. В свою очередь, мы проводим мониторинг того, что пишут о России в США. Самое печальное, что оперируют при этом абсолютно недостоверными данными, добывая их из тех же «помоечных» сайтов.

О.С.: — Демократия не может развиваться эффективно без свободы слова. В России сейчас не осталось ни одного телевизионного канала, который бы был независим от власти, оппозиционен к ней. Видно, что и газеты потихоньку «подгребаются» Кремлем. Последний факт — приобретение издательского дома «Коммерсант» человеком, близким к «Газпрому». Правда, либеральные газеты, как говорят, читают только в пределах Садового кольца. Но как без свободного телевидения, главного инструмента воздействия на общественное мнение, вы собираетесь развивать демократию?

С.М.: — Должен вас обнадежить: у вас недостоверная информация. В России две тысячи телекомпаний, полторы тысячи радиостанций, более сорока тысяч газет и журналов. Взять хотя бы электронные медиа: в России в настоящее время нет ни одного по-настоящему пропрезидентского средства электронной массовой информации. Если на Первом канале и РТР в новостных программах до 30% времени говорят: президент побывал там, президент сделал это, «Единая Россия» — ура-ура, то имейте в виду, это не все.

Принципиально ошибочное представление, что у нас масс-медиа действуют только по указке сверху. Нет у нас проблемы свободы слова. Скажем, на канале ТВЦ, который покрывает 80% России, есть еженедельная программа «Постскриптум», ее ведет Алексей Пушков. Я очень люблю смотреть его передачи, потому что там на-хожу более или менее объективную оценку происходящего, в том числе действий правительства, президента. Радиостанция «Эхо Москвы» — абсолютно свободная трибуна, радиостанция номер один в России. «Русская служба новостей» сейчас ее догоняет — тоже вполне свободная радиостанция.

Сотрудник моего секретариата сломал ногу и вынужден был неделю лежать дома. Он мне с ужасом говорит: «Михайлович, мои дети приходят из школы в два-три часа дня, и что же они смотрят по телевизору?! Какая идет антироссийская, антинародная пропаганда в различного рода ток-шоу, документальных, художественных фильмах! Конечно, если судить только по новостям, там действительно: «Прошла весна — настало лето, спасибо партии за это». Откроешь холодильник — и там Борис Грызлов. Идиотизм... Поэтому мы и создаем оппозиционную к «Единой России» большую партию, которая объединяет три партии — Партию жизни, «Родину» и Партию пенсионеров...

О.С.: — Похоже, Сергей Михайлович, вы ревнуете к Грызлову, вашему партнеру по российскому парламенту…

С.М.: — Нет, не ревную. Борис — мой земляк, я его хорошо знаю. Хороший, нормальный человек, патриотически настроенный. Но, насаждая монополизм, они снова наступают на те же грабли. После нашего объявления об объединении трех партий у них началась истерика. Интересно, что истерика наблюдается и у Зюганова — он чувствует возможную потерю электората, потому что мы явно стоим на социально-демократических основах. Недовольна и «Единая Россия», она уже привыкла быть партией власти.

О.С.: — Интересно, а почему о Государственной думе, нижней палате Федерального собрания России, пишут и говорят значительно больше, чем о верхней палате — Совете Федерации? И правда ли, что в вашу палату идут сена-торами миллионеры, крупные бизнесмены, чтобы защищать интересы своего бизнеса?

С.М.: — Что касается миллионеров, то некоторых я стал «отжимать». Я их не пущу, благо законом мне дано такое право. Но у нас никто не лоббирует интересы своих фирм. Может, и хотели поначалу, но быстро поняли, что это нереально. Теперь вот та-кая ситуация. Сенат рассмотрел и после горячей дискуссии принял важный законопроект. А в это время в Палате представителей некий конгрессмен протащил за волосы свою коллегу — по всему ряду. О чем вы напишете?

В.Ч.: — А кто это в Конгрессе протащил женщину-коллегу за волосы?

С.М.: — Это гипотетически. У нас это сделал господин Жириновский. Я почему об этом говорю? В Совете Федерации идет нормальная, профессиональная работа, без эпатажа. У нас настоящие специалисты, много бывших министров, бывших губерна-торов, четверо бывших первых вице-премьеров, господин Рыжков — председатель правительства Советского Союза. К сожалению, журналистам это неинтересно.

О.С.: — Вам нужно Жириновского для этого воспитать в своих рядах...

С.М.: — Я очень рад, что нет его в наших рядах. Пускай он в Думе упражняется.

В.В.: — Но вот статистика: 19% россиян голосуют за Жириновского. Не за партию ЛДПР, а за Жириновского. Как это объяснить?

С.М.: — Процент поменьше... Жириновский — шут гороховый, но при этом далеко не дурак. Если слушать его поток созна-ния, то наряду с полной ересью, с бредятиной, иногда похабщиной, всегда есть мысли, которые многие разделяют, но не считают возможным высказать вслух. И людям это нравится, ведь фигу в кармане очень многие любят. Говорят: «Я — за Жирика! Он прикольный». Пусть он женщину за волосы таскал, но сказал сермяжную правду, причем ничего и никого не побоялся, даже президенту досталось.

В.В.: — Когда он приезжает в США и высказывает свои, как вы говорите, смелые мысли, американцы это цитируют и воспринимают его как российского политика. Он же вице-спикер Госдумы. Имидж России от этого страдает…

С.М.: — Издержки демократии, избирательного права. Но я считаю, что Жириновский объективно вреден для России, особенно вовне России.

О.С.: — Последний вопрос, так сказать, «песня о главном». Я читал, что вы предлагали увеличить полномочия президента Путина с четырех до пяти лет...

С.М.: — Спасибо, что в отличие от российских журналистов правильно поняли: не до семи лет, а до пяти. Но поправлю: не президента Путина, а срок президентства вообще...

О.С.: — Путин — это что, единственный выбор? Другого варианта нет, кроме как искать варианты избрать его на третий срок?

С.М.: — Путин не останется на третий срок. Я знаю Владимира Владимировича. Он — выпускник юридического факультета Петербургского университета, правовик, норма закона для него — святое. Объективно он понимает и видит все риски и угрозы, но конституция меняться не будет. И в 2008 году Владимир Путин покинет пост президента. Но еще долгое время будет самым популярным политиком, независимо от того, какую должность займет. Произойдет ротация, будет новый избранный народом президент. Передача власти произойдет спокойно и нормально.

Подготовили О.СУЛЬКИН и В.ЧЕРНОМОРСКИЙ

Новое русское слово

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03797 sec