Ядерный джихад

28 июня 2006
Иран заставил мировое сообщество затаить дыхание. Ядерная программа исламской республики стала одной из важнейших тем в мировой политике. Иран обладает огромными запасами нефти и газа -- что же скрывается за его планами создать собственную атомную энергетику?

Известный немецкий публицист 48-летний Бруно Ширра попытался ответить на этот вопрос в книге «Иран -- взрывчатка для Европы».

В ней он изложил свое понимание истинных целей Тегерана. Его мнение помогает понять, почему в отличие от более сдержанной позиции России сегодняшнего Ирана так опасаются в Израиле, США и некоторых странах Европы.

Книга Бруно Ширра является итогом его почти 60 поездок в Иран. Он исколесил всю страну, встречался с представителями ее политической и религиозной элиты.

Бруно ШИРРА побывал в гостях у берлинского корреспондента «Времени новостей» Юрия ШПАКОВА, ответив на его вопросы.

-- Ваша книга называется «Иран -- взрывчатка для Европы». Вы подразумеваете лишь ядерную угрозу, которая может потенциально исходить от этой страны?

-- Нет, хотя перспективы такой угрозы играют существенную роль. Важно не забывать и о серьезном террористическом потенциале, который Иран создал за последние 27 лет не только на Ближнем и Среднем Востоке, но и в глобальном масштабе. Этой угрозе, наряду с военной, подвержена и Европа. Исламская Республика Иран с помощью своих спецслужб создала террористические сети «Бригады Аль-Кудс» (Аль-Кудс означает Иерусалим, или Святая Святых). «Бригады Аль-Кудс» являются как бы протянутой за рубеж рукой иранского Корпуса стражей исламской революции (КСИР). Это высокопрофессиональный синтез спецслужб и самых современных армейских подразделений. Они проводят операции по всему миру. В подчинении КСИР находятся также ракетные войска. Большинство ответственных сотрудников немецкой спецслужбы БНД, израильского Моссада, британской, американской и даже российской разведки, с которыми мне приходилось обмениваться мнениями на этот счет, утверждали: более совершенной спецслужбы не существует.

«Бригады Аль-Кудс» располагают разветвленными дееспособными структурами в Европе. Такие же структуры по всему миру, включая Европу, есть и у шиитского движения «Хизболла». Это движение также, бесспорно, является творением Ирана. Оба эти направления будут активированы, как только острота кризиса вокруг ядерной программы Ирана достигнет критического показателя.

"Диктатура Аллаха"

-- Выросла ли угроза миру со стороны Ирана с тех пор, как в августе 2005 года президентом страны стал Махмуд Ахмадинежад?


-- Угроза существовала еще до прихода к власти Ахмадинежада. Нынешний президент Ирана за три четверти года своего правления лишь обострил угрозу в отношении Европы. Не следует впадать в заблуждение, полагая, что лишь Ахмадинежад создал опасность террористической угрозы, с которой теперь сталкивается Европа.

-- Почему вы так считаете?

-- Теперь на Западе говорят, что предшественники Ахмадинежада на посту президента якобы не были такими фанатичными. Если даже это отчасти и так, склад мыслей у них был точно таким же. Это означает, что к юго-востоку от Турции родилось и развивается в опасном направлении исламистское государственное формирование нового типа, основанное на «диктатуре Аллаха». Она существует в Иране в течение последних 27 лет. Типичным представителем правящей верхушки этого государства был предшественник президента Хатами «консерватор» Хашеми Рафсанджани. Он послал во время войны с Ираком на смерть на минных полях на ирано-иракской границе сотни тысяч иранских подростков. Жесткий и бескомпромиссный исламист, он искренне верит в диктатуру Аллаха. Таких в иранской правящей элите подавляющее большинство.

-- В журнале «Шпигель» было опубликовано только что интервью с президентом Ахмадинежадом. Он не отвечал на вопросы журналистов, но сам спрашивал их о правах человека на Западе, об Израиле, о холокосте... Может, европейцы не понимают этого человека?

-- Себя Ахмадинежад считает миссионером, тем, кому свыше дано довести до конца дело революции Хомейни (аятолла Хомейни возглавил в 1979 году исламскую революцию в Иране. -- Ред.). Ему видится также ее продвижение за пределы Ирана. Поначалу он собирается закрепить священные идеалы революции во всем исламском мире -- включая, разумеется, суннитов. Для Запада одно это стало бы устрашающим сценарием развития иранской революции. Но главная цель жизни Ахмадинежада -- выиграть глобальный джихад (священную войну) со всеми неверными, погрязшими в порнографии, стяжательстве и прочих земных грехах.

-- В предисловии к своей книге вы пишете, что от иранских правителей исходит угроза не только для Запада, но и для народов, населяющих Иран. Но разве сами иранцы не принимают своих вождей с восторгом?

-- Ахмадинежад был избран относительно демократическим путем. Думаю, сегодня за него проголосовало бы даже больше иранцев, чем на президентских выборах прошлым летом. Богатые иранцы, населяющие северные кварталы Тегерана, являются антиподом беднейшей массе, стоящей за Ахмадинежадом. Могу утверждать, что большинство из них ненавидят нынешнего президента. Но их не так уж много. В последние годы европейцы совершали ошибку, полагая, что они и являются тем ядром, которое отражает религиозные и политические настроения современного иранского общества. На самом деле это, к сожалению, не так.

Бессильный Запад

-- Иранское руководство уже заявило о готовности к прямым переговорам с Вашингтоном. Время от времени Тегеран соглашается рассмотреть предложения Запада. Насколько это серьезно?


-- Иранские «инициативы» время от времени выбрасываются на политический рынок. Но это лишь отвлекающий маневр, призванный ввести в заблуждение. В самом Иране факт прямых переговоров между Тегераном и Вашингтоном был бы расценен как тяжкий грех руководителей исламской республики.

-- По какому сценарию будет развиваться этот конфликт?

-- Мы станем свидетелями попыток дальнейших переговоров с Ираном. Будет казаться, что процесс переговоров шаг за шагом продвигается вперед. Когда же речь зайдет о подписании конкретного договора, окончательный документ, если до этого вообще дойдет дело, не будет стоить той бумаги, на которой он написан.

-- То есть в среднесрочной перспективе Иран будет располагать ядерным оружием, а Запад окажется бессильным предотвратить это?

-- Тегеран преследует цель утвердить себя в мире в качестве региональной ядерной державы. Ядерные боеголовки, установленные на иранских ракетах, будут в состоянии достичь территории Европы. Мрачный сценарий военной конфронтации вряд ли будет разыгран в полной мере. Через три--пять лет Иран станет ядерной державой. Де-факто он уже создает разветвленную военную ядерную инфраструктуру. Ядерная бомба для исламского режима не является столь уж приоритетной задачей. В первую очередь иранцам нужна современная военная инфраструктура, которая позволит им идти к созданию ядерного оружия по двум направлениям -- урановому и плутониевому. По обоим направлениям иранцы уже далеко продвинулись вперед.

-- Насколько эффективными могли бы стать меры военного противодействия этим опасным планам?

-- Сегодня никто не помышляет о том, чтобы направить в Иран сухопутные войска. В Вашингтоне обдумывают -- и я также считаю это единственным выбором в противодействии ядерным амбициям Тегерана -- точечные удары по важнейшим иранским ядерным объектам с воздуха.

-- Насколько реально применение экономических санкций против Ирана?

-- Санкции нанесут ущерб не Ирану, а тем странам, которые к ним прибегнут. Бывший иранский премьер-министр Мир Хуссейн Мусави Хаменеи спрашивал меня в 2004--2005 году: «Неужели Запад устроит цена 100--150 долл. за баррель нефти?»

"Немец" Абу Даган и другие

-- Россия традиционно отдает предпочтение дипломатическим путям разрешения ядерного конфликта с Ираном.


-- Россия сама для себя затушевывает опасность, которую представляет Иран в среднесрочной перспективе. Возможно, она находит успокоение в том, что приоритетной целью ядерного удара Ахмадинежад называет Израиль. Затем под прицелом иранских ядерных ракет окажутся Европа и другие страны Запада. При таком расчете Кремль будет находиться в относительной безопасности. Однако это опасная иллюзия. ФСБ доподлинно известно, откуда в Чечню поступают деньги и оружие. Их источник вовсе не Усама Бен Ладен, который сидит в Пакистане и весьма ограничен в возможностях, а Тегеран. Трое из многочисленных сыновей Бен Ладена -- Саид, Мохаммед и Усман, занимающие высокие посты в иерархии «Аль-Каиды», -- находятся в Тегеране. Они живут в комфортабельных домах, вооружены и находятся под охраной спецслужб. Этим людям покровительствуют приближенные высшего духовного лица -- аятоллы Али Хаменеи.

Мне доводилось видеть относительно полный список «киллеров Аллаха», которые нашли себе надежное пристанище в Иране. Его можно было бы озаглавить «Кто есть кто в глобальном джихаде». В нем содержатся имена более 20 высокопоставленных руководителей «Аль-Каиды» из Египта, Узбекистана, Саудовской Аравии, Северной Африки, а также Европы. Эти люди возглавляют планирование, идеологическую поддержку и организацию терактов по всему миру. Спикер «Аль-Каиды» Абу Гаиб точно так же пользуется покровительством властей Ирана, как и Абу Даган по кличке Аль-Алемани, то есть Немец, координирующий глобальные джихадистские сети. То же касается и Саифа, третьего по рангу человека в «Аль-Каиде», исполняющего функции ее военного руководителя.

В моем архиве имеются расшифрованные телефонные переговоры Аль-Аделя, в которых он давал указания действующим военизированным формированиям. Эти люди живут в Тегеране на легальном положении. Они могут общаться по спутниковым телефонам, пользоваться фальшивыми паспортами. Потому что их поддерживает Революционная гвардия Ирана. Помимо этого я располагаю документами Федеральной криминальной полиции Германии (BKA), федеральной разведки БНД. В них подтверждается, что Иран на государственном уровне оказывает «Аль-Каиде» материальную, финансовую и военную поддержку. Террорист Абу Мусаб аз-Заркави (убит США в Ираке в июне этого года. -- Ред.) располагал дюжиной фальшивых паспортов -- они были иранские.

"Баланс устрашения"

-- Может быть, с появлением у Ирана ядерного оружия на Ближнем и Среднем Востоке установится «баланс устрашения», который принесет политическую стабильность?


-- В Иране мы имеем дело с правящей исламистской элитой, которая исполняет свое «священное обещание». Когда-нибудь эти господа обязательно используют оружие, которым они будут располагать. Не думаю, что в этом регионе можно говорить об атомном балансе. В случае с иранским ядерным оружием мы в какой-то степени можем сделать заключение о некотором рациональном компоненте в мыслях и делах иранских мулл. Однако все это сводится на нет мощным иррациональным фактором, определяющим идеологическую базу исламской республики. Это искренняя вера в скорое пришествие имама Махди (Мессии. -- Ред.), который подготовит правоверных к последнему суду и воскресению. Вера в конечность и апокалиптичность земного бытия возведена в ранг государственной политики. И все это нерационально с нашей точки зрения, но в высшей мере рационально для иранцев.

-- Включая Ахмадинежада?

-- Ахмадинежад -- искренний мусульманин, глубоко верящий в освящающую, обновляющую силу мученичества и мученической смерти. Я встречал в Иране мулл, которые проповедуют мученичество, а потом дома предпочитают попивать виски. Но я знаю много других носителей власти в Исламской Республике Иран, готовых принять в бою мученическую смерть, чтобы оказаться в раю. Ахмадинежад -- один из них. Он не коррумпирован, презирает все земное и мирское. Это аскет, достаточно взглянуть на старенькую потрепанную «Тойоту», на которой он ездит. Мой не самый новый пиджак стал бы для гардероба Ахмадинежада предметом роскоши.

В течение последних 50--60 лет каждый египетский, саудовский или сирийский политик говорил о необходимости уничтожения Государства Израиль. Но никто из них не верил всерьез в то, о чем говорил. Если же об этом говорит президент Ахмадинежад или тем более духовный лидер Ирана Али Хаменеи, то можете быть уверены: они имеют в виду то, о чем говорят.

====
Бруно Ширра занимается политическими расследованиями. Он сделал достоянием общества редкие материалы, связанные с аферой вокруг приватизации восточногерманского нефтехимического предприятия «Лойна» в начале 90-х годов. В той сделке были замешаны многие немецкие политики, включая Гельмута Коля. В сентябре 2005 года полиция более пяти часов обыскивала дом под Берлином, где живет публицист. Обыску подверглась также редакция журнала «Цицерон», с которым он сотрудничает. Поводом для полицейской акции стала публикация статьи Бруно Ширра об арабском террористе Абу Мусабе аз-Заркави.

Поскольку автор ссылался на секретные документы федерального ведомства криминальной полиции Германии, то ему и главному редактору «Цицерона» Вольфраму Ваймеру было предъявлено обвинение в пособничестве в разглашении государственной тайны.

При обыске дома публициста были изучены хранившиеся в подвале многочисленные журналистские досье за последние 15 лет его деятельности. Около ста папок из досье было конфисковано полицейскими. В их числе документы, связанные с разоблачением финансово-экономических махинаций высших немецких политиков в деле по приватизации «Лойны» и тайной «финансовой империи» федерального канцлера Коля.

Время новостей

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03013 sec