Заместитель директора института СНГ: «В Азербайджане более сильная власть, чем в Армении»

20 апреля 2006
Эксклюзивное интервью Day.Az c заместителем директора института СНГ Владимиром Жарихином

- Как вы оцениваете нынешние отношения России с Азербайджаном?

- Не учитывая проблемы Нагорного Карабаха, наши отношения могли бы быть еще лучше. Почему я упомянул про эту проблему? Дело в том, что в Азербайджане многие считают, что именно Россия заинтересована в сохранении этого конфликта. Но я уверяю вас, что Россия больше всех заинтересована в сохранении стабильности своих соседей. Кстати не только в Азербайджане и Армении, но и в Грузии и Молдовы, где также существуют подобные территориальные конфликты.

- Вы упомянули о заинтересованности России в решении карабахского конфликта, тогда почему бы Москве не надавить на Армению, чтобы она отказалась от своей агрессивной политики в отношении Азербайджана?

- Армения это независимая страна, и Россия, я считаю, не должна давить на кого-то, а скорее должна помочь сторонам найти приемлемое решение.

С другой стороны у России на самом деле не так много рычагов давления на Армению, как многим кажется. Кроме традиционных союзнических отношений существующих между Москвой и Ереваном, не надо забывать и о факте существования мощной армянской диаспоры за рубежом, которая, кстати, в США насчитывается более полутора миллиона. Все эти моменты надо учитывать.

Кроме того, армяно-азербайджанский конфликт имеет одну особенность, чего нет в других конфликтах. Это единственный конфликт, где стороны сами сохраняют режим прекращения огня, без участия посторонних сил.

И поэтому, Россия может влиять на этот конфликт только политическими методами, что она и делает в рамках Минской группы ОБСЕ. С другой стороны, чем больше вникаешь в суть этого конфликта, тем больше становится ясно, что обе противоборствующие стороны
правы по-своему. И здесь, как бы выбирать и встать на чью-то сторону невозможно. Практика показывает, что ни одна территориальная проблема не решается на сто процентов в интересах той или иной из конфликтующих сторон.

Поэтому, по моему мнению, обе стороны должны пойти на компромисс. А другой вариант - это война, в котором, как я думаю, никто не заинтересован.

Более того, власти двух стран, должны быть готовы к этому компромиссу, чтобы подготовить к нему свои народы.

Если в Азербайджане власти более сильны, то в Армении я этого не вижу. Таким образом, все эти аспекты и осложняют решение этой проблемы. Может, действительно нужно время, чтобы появились сильные лидеры, которые смогли бы взять на себя эту ответственность?

- Разве покойный Гейдар Алиев не был всесторонне сильным политиком?

- Был, но в Армении не было сильного политика. Если помните, там даже произошла стрельба в парламенте и многие другие потрясения...

- Господин Жарихин, с чем связана последняя активизация США в решении этой проблемы?

- Они очень хотят обезопасить свои тылы. И учитывая тот факт, что регион Южного Кавказа находится ближе к Ирану, безусловно, американцы желают быстрейшего урегулирования конфликтов в этом регионе.

Причем американцы понимают, что если они начнут резкие действия в отношении Ирана, то им необходимо решить карабахский конфликт, чтобы потом не столкнуться с еще одним фронтом нестабильности в этом регионе. Поэтому, американцы из кожи вон будут вылезать, чтобы заставить конфликтующие стороны решить этот конфликт, причем в сжатые сроки.

- Вы упомянули про Иран, как известно, США не скрывают своего намерения применить силу в отношении этой страны, если она не откажется от своей ядерной программы. Каковы могут быть последствия военного конфликта для стран СНГ?

- Самыми негативными. В особенности для Азербайджана. Потому, что в этой стране проживают более 30 миллионов этнических азербайджанцев, которые в случае военного конфликта могут пополнить и так уже имеющееся большое количество ваших беженцев.

Кроме того, военные действия будут происходить в непосредственной близости от наших границ. С другой стороны, у нас еще не решен вопрос раздела Каспия, и не исключено, что этот конфликт может еще более ужесточить позицию Тегерана в этом вопросе. Мы-то договорились, а с Ираном этот вопрос все еще остается открытым.

Несмотря на то, что как Россия, так и Азербайджан, могут иметь и определенные экономические выгоды от этого конфликта в связи с повышением цен на нефть, но не все определяется ценами за баррель. Понятия безопасности наших государств намного выше чем те экономические выгоды, которые мы сможем получить от этого конфликта. Поэтому, учитывая все это, наши страны должны проводить очень осторожную политику в отношении иранского вопроса.

- Чего добиваются США, провоцируя еще одну войну в этом регионе?

- Скорее всего, этот вопрос надо задавать не политику, а психологу. Слишком много,
субъективизма в американской политике. И субъективные решения вашингтонских
политиков порой и определяют внешнюю политику США. С другой стороны, почему Ирану нельзя обогащать уран, а другим странам можно? Все это лишний раз подтверждает существовании двойных стандартов в политике США.

- А чем может воздействовать Россия на решение того вопроса?

- Практически ничем. Рычагов у России, к сожалению, не так много как кажется. Вот другое дело Европа. Но в иракском вопросе мы увидели, что и у европейских стран нет единого внешнеполитического курса. Франция и Германия были против вторжения в Ирак, а Италия, Польша и другие страны, наоборот, послали туда свой военный контингент.

К сожалению, нужно отметить, что мир пока однополярен, и это обстоятельство сильно мешает в решении важных вопросов современного мироустройства.

- А фактор исламской солидарности может как-то повлиять на позицию США?

- Думаю, что нет. Ведь и мусульманские страны не однородны. Но, с другой стороны,
иранский вопрос в какой-то степени может стать мощным стимулом для такого объединения. По моему мнению, эта проблема может даже выйти из тех рамок, в которых она сейчас находится и перерасти в нечто более сложное, которое потом нам всем еще долго придется расхлебывать.

- Между Грузией и Россией возник еще один скандал, на этот раз винный. Хотелось бы узнать, что на самом деле грузинские вина стали жертвой политики?

- То, что из Грузии в Россию поставлялись некачественные вина, это факт неоспоримый. Но с другой стороны, конечно, существуют и политические аспекты этого решения. Просто не надо было хамить покупателю, это железные законы торговли. Грузия в этой ситуации продавец, а Россия покупатель. В этом отношении я считаю, что мы приняли правильное политико- экономическое решение.

Day.az

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.0382 sec