Иран и Российская Федерация. Камынин: МАГАТЭ должно играть ведущую роль

08 апреля 2006
Интервью Русской службы ГИРИ с официальным представителем МИД России М.Л. Камыниным

Вопрос: Как Вы расцениваете состояние российско-иранских отношений в политическом отношении и какое место они занимают во внешней политике РФ? Присутствует ли в этих отношениях фактор конъюнктуры или они строятся на стратегической, далеко идущей основе?

Ответ: Мы удовлетворены нынешним уровнем отношений с Исламской Республикой Иран. Связи между нашими странами уходят своими корнями в далекую историю, первые контакты между Россией и Персией были установлены в конце XVI века.

Поддерживается постоянный политический диалог, в том числе на высшем и высоком уровнях по самой широкой повестке дня. У российско-иранских отношений имеется прочная договорно-правовая база, значительно укрепившаяся благодаря подписанному в 2001 году президентами России и Ирана Договору об основах взаимоотношений и принципах сотрудничества.

Наши многоплановые отношения с Ираном всегда были в числе внешнеполитических приоритетов России и не подвержены политической конъюнктуре. Они строятся на принципах устойчивого партнерства, добрососедства и взаимной выгоды, близости позиций двух стран по обширному кругу вопросов региональной и мировой политики, в частности по ситуации в Ираке и Афганистане.

В Москве рассматривают политический диалог с Тегераном как важный фактор поддержания мира и стабильности в обширной зоне, охватывающей Ближний и Средний Восток, Закавказье, Каспий, Центральную Азию.

Дополнительные возможности для этого открывает присоединение Ирана к деятельности ШОС в качестве наблюдателя.

Вопрос: На какой стадии развития находится переговорный процесс между Москвой и Тегераном по поводу сотрудничества по линии совместного предприятия по обогащению урана? Насколько стороны подошли к окончательному соглашению по этому вопросу?

Ответ: Наше предложение о создании СП по обогащению урана необходимо рассматривать в контексте общих усилий по урегулированию ситуации вокруг ядерной программы Ирана, и оно неотделимо от этой работы.

Смысл этого предложения состоит в том, чтобы обеспечить гарантию поставок ядерного топлива для иранских АЭС в условиях, когда Тегеран добровольно примет решение воздерживаться от работ, связанных с обогащением урана до тех пор, пока не будет восстановлено доверие и прояснены остающиеся вопросы в отношении ядерной деятельности Ирана.

Здесь мы не рассчитываем на получение какой-либо экономической выгоды. Наши усилия по созданию такого предприятия предпринимаются исключительно в интересах нераспространения.

Мы начали прорабатывать с иранской стороной технические вопросы, связанные с СП, однако, это – не главное. Идея создания СП теряет смысл, если Тегеран намерен развертывать собственные мощности по обогащению.

Что касается строительства АЭС в Бушере и поставкам топлива для нее, то Россия намерена выполнять свои обязательства по этому проекту. Это сотрудничество осуществляется под контролем МАГАТЭ и в строгом соответствии со всеми требованиями режима нераспространения ядерного оружия.

Вопрос: Как в Москве рассматривают возможность участия третьих стран, например Китая, в данном проекте?

Ответ: Пока такие предложения не поступали, по крайней мере, нам о них не известно.

В принципе, Президент России уже высказал предложение о многостороннем участии в совместном проекте по обогащению урана в рамках реализации инициативы о создании международных центров по оказанию услуг в области ядерного топливного цикла.

Вопрос: Какова позиция России по поводу возможной передачи иранского досье в СБ ООН? И в случае передачи досье в СБ ООН, как будет выстраиваться позиция РФ по этому вопросу?

Ответ: На основании резолюции Совета Управляющих МАГАТЭ Совет Безопасности ООН был проинформирован о ситуации вокруг иранской ядерной программы. С нашей точки зрения, это не означает формальной передачи иранского досье в СБ.

Полагаем, что и в дальнейшем ведущая роль в урегулировании ядерной проблемы Ирана должна принадлежать МАГАТЭ. СБ ООН не должен подменять Агентство и брать на себя роль головного арбитра в определений наличия или отсутствия угрозы режиму ядерного нераспространения.

Беседу вел корреспондент Русской службы ГИРИ

«Русская служба Голоса Исламской Республики Иран»

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.02826 sec