Абдель Хамид: "Директор телекомпании "Аль-Джазира" сейчас пытается выяснить, что это был за план у Буша - бомбить наши бюро"

Аль-Амро Абдель Хамид

30 ноября 2005
Надежда Кеворкова

Глава московского бюро телекомпании Аль-Амро Абдель Хамид - в интервью "Газете"


Новый шеф московского бюро ведущей арабской телекомпании "Аль-Джазира" Амро Абдель Хамид в своем первом интервью после назначения на этот пост рассказал о принципах работы телекомпании. "Аль-Джазире" в ноябре исполнилось 9 лет. За эти годы ее бюро дважды бомбили американские войска, несколько корреспондентов были убиты во время съемок. Один ее журналист находится в американской тюрьме в Гуантанамо, другого осудили на семь лет в Испании – обоих за исполнение журналистского долга.

А недавно британские и американские журналисты раскопали такую историю: Тони Блэр и Джордж Буш якобы обсуждали план бомбардировки бюро "Аль-Джазиры" в Катаре.

- На прошлой неделе стало известно о том, что полтора года назад Буш и Блэр обсуждали бомбовый удар по штаб-квартире телекомпании в Катаре. Что это – новая форма борьбы со СМИ? Как восприняли ваши коллеги это известие?

- Все делается для того, чтобы канал замолчал. Уже дважды была совершена преднамеренная акция против "Аль-Джазиры" – в Афганистане и Ираке. Ведь наши журналисты очень оперативно работали в ходе военных действий: если бы не "Аль-Джазира", то арабский мир не узнал бы о тех событиях, которые там происходили. Мы первыми дали материал о пытках над мирными людьми в Афганистане. Я сам был в Ираке и Афганистане и видел, как люди страдали от тех, кого они поначалу считали освободителями.

"Реакция коллег в России на прямые угрозы Буша не составила и четверти той бури, которую вызвали перемены в московском бюро "Аль-Джазиры"

С момента появления "Аль-Джазиры" изменился менталитет арабского зрителя. Это мнение разделяют даже те, кто не любит наш канал, - представители властных структур в мире, в США, в западных странах. Многие недоброжелатели не ожидали столь высокого профессионализма, скорости реагирования на события, грамотной подачи.

"Аль-Джазира" мешает - в этом корень пропагандистской кампании, которую проводят администрации Буша и Блэра.

Блэр, согласно информации газеты The Washington Post, уговаривал своего союзника Буша отказаться от идеи бомбить штаб-квартиру компании. Выяснились интересные подробности. Первыми о скандальном разговоре узнали журналисты Daily Mirror, но генеральный прокурор Великобритании запретил газете публикацию. Наш генеральный директор сейчас находится в Лондоне и требует встречи с премьер-министром и разъяснений, что это за план бомбардировок компании.

Кстати, Буш предлагал бомбить несколько наших бюро - не только в Катаре. К сожалению, он не уточнил, какие именно.

- Какова была реакция журналистов на этот скандал?

- Все ведущие компании, журналисты большинства стран заявили о своей поддержке "Аль-Джазиры". Я был удивлен, что в России реакция была, мягко говоря, слабая. «Буш предлагал бомбить несколько наших бюро - не только в Катаре. К сожалению, он не уточнил, какие именно»

Ведь это проблема не одной "Аль-Джазиры" - это проблема любого независимого СМИ, в отношении которого власти готовы применить силу. В России такие вещи коллеги должны понимать хорошо. Журналисты в Лондоне, Нью-Йорке осудили действия своих политиков, а в России преобладает безразличие.

Как будто люди не допускают и мысли, что угрозы могут быть обращены к ним. Они не верят, что завтра Буш может угрожать НТВ или РТР. У западных коллег солидарность, понимание происходящего и выражение поддержки гораздо явственнее.

Меня поразил и другой аспект. Реакция коллег в России на прямые угрозы Буша не составила и четверти той бури, которую вызвали перемены в московском бюро "Аль-Джазиры" (осенью был снят прежний глава московского бюро, за которого неожиданно вступился журналистский хор. - «Газета»).

- Корреспондент "Аль-Джазиры" в Афганистане ведь был единственным, кто снимал начало американских бомбардировок? Какова его судьба?

- Это самый известный корреспондент арабского мира – Таисир Аллони, он родом из Сирии, но давно уже гражданин Испании. Он действительно был единственным в Афганистане телерепортером на момент начала войны, и его репортажи – это свидетельства. Удар по кабульскому бюро "Аль-Джазиры" был вовсе не случайным, а сознательным действием американцев, и направлен этот удар был именно против него. Аллони один из трех журналистов в мире, кому удалось сделать интервью с Усамой бен Ладеном еще до событий 11 сентября 2001 года.

Его несколько раз арестовывали в Испании, но суд его оправдывал. А сейчас он сидит в тюрьме. Его посадили три месяца назад, обвинив в том, что он связан с "Аль-Кайедой" и передавал деньги, собранные в других ячейках, кому-то в Афганистане. Судья даже не скрывал, что считает интервью с Усамой грехом, преступлением.

Но истинная причина в том, что репортажи Таисира Аллони из Афганистана нарушали ту картинку событий, которую желали бы навязать миру американцы.

«Саудовские власти за девять лет существования телекомпании не дали разрешения на открытие бюро»
Суд шел почти год. Ему дали семь лет. Таисир очень болен - у него диабет, больное сердце, а обращаются с ним очень жестко.

Другой наш корреспондент, Сами аль-Хадж, сидит в Гуантанамо - он оператор, работал вместе со съемочной группой на границе с Пакистаном, американцам не понравился материал, они придрались к визе. В итоге он четвертый год сидит в Гуантанамо без предъявления обвинения.

- "Аль-Джазира" планирует запускать вещание на английском?

- С марта-апреля начнется вещание "Аль-Джазира International". Это будет такой же крупный канал, со своим вещанием и штатом, но политика остается общей. В России откроется отдельное бюро. Пока у нас во всем СНГ только один корреспондент - в Казахстане. Но в планах компании расширяться именно в Азиатском регионе, где происходит много событий. Сейчас у нас 32 бюро во всем мире. В Китае уже есть, в Индии вот-вот откроется.

- Почему вы перешли из телекомпании "Аль-Арабиа"?

- В "Аль-Арабиа" упал интерес к бывшим советским республикам и к России. Я ушел именно поэтому, поскольку меня больше всего интересовали именно эти страны. Я живу в России уже 16 лет, мне здесь интересно работать, а политика канала выстраивалась так, чтобы делать упор на арабском и западном мире. Мы расстались друзьями. Бывшие советские республики там остались на пятых ролях, а меня это не устраивало.

- Что отличает "Аль-Джазиру" от остальных арабских каналов?

- В арабском мире около 300 каналов. "Аль-Джазира" – безусловный лидер, прежде всего, благодаря своим политическими программам. Арабский зритель следит за политикой, активно интересуется новостями. Мы живем в тех местах, которые весь мир называет горячими точками. Наши зрители хотят понимать, что происходит.

«Сегодня арабский зритель получает информацию по арабскому каналу первым и из первых рук – такого прежде не было»

У нас круглосуточное вещание, в нем есть и культурные программы, и общественно значимые, передачи о поэзии, кино. У нас нет такой рекламы, как на Западе, нет таких вольных шуток, эротических программ и культа насилия.

Зрителю в наших странах всегда не хватало информации. Я помню, как ребенком – я вырос в Египте - все время слушал арабское вещание по радио Би-би-cи.

Доверие к местным официальным СМИ очень низкое до сих пор. Что бы ни происходило в мире, первые 20 минут должны быть посвящены президенту страны, а уже потом идут репортажи о землетрясениях и войнах. Советское ТВ, мне кажется, немногим отличалось от наших нынешних официальных каналов. Из-за этого люди и смотрят "Аль-Джазиру". Сегодня арабский зритель получает информацию по арабскому каналу первым и из первых рук - такого прежде не было.

- Ваше вещание ведется через спутниковую антенну - это дорого для арабского мира?

- К сожалению, в некоторых странах это очень дорого. Соседи покупают антенну сообща – это распространенная практика. Но многие и этого себе позволить не могут.

- Какие российские каналы вы смотрите?

- Последнее время я за российским ТВ не слежу, хотя это большое упущение. Но стараюсь, если успеваю, смотреть выпуск новостей в 10 вечера по НТВ. Это очень грамотная подача, сделанная на современном уровне и соответствующая мировым стандартам ТВ.

- Как вы выбираете сюжеты?

- Кроме новостей, политических событий, мы выбираем жизненные истории. Координация с редакцией обязательна, но в выборе сюжетов они, как правило, доверяют корреспондентам на местах.

Сейчас делаем фильм о проблеме больных СПИДом. На Украине скоро будем снимать сюжет о нашем коллеге – операторе Reuters Тарасе Працюке. Он погиб в 2003 под обстрелом американцев в гостинице «Палестина» в Багдаде.

Американцы знали, что там жили только журналисты, тем не менее они по ней стреляли из танка. Наш корреспондент тоже был тогда убит – это Тарик Аюб.

В связи с угрозами Буша судьбы журналистов – это важные темы.

Мы делаем фильм, посвященный первому году "оранжевой революции" на Украине. В 2004 году я обратил внимание на хладнокровие украинского народа, невольно сравнивая с русским. Думаю, что если бы такие события случились в России, то кровопролитие было бы неизбежным. На Украине народ более спокойный, в России кровь горячее.

- Как вы показывали недавние события в Нальчике или выборы в Чечне?

- Мы приехали в Нальчик в тот же день, но на границе города нас продержали до утра. Мы сделали много прямых включений, дали сюжет в первый день, во второй день показали похороны и родственников погибших.

«Интервью с Басаевым и Масхадовым у нас никогда не было – в отличие от западных телекомпаний»

Я встречался с муфтием Анасом Пшихачевым, который сразу по следам нападения на Нальчик оценил события как фактор западного вмешательства в дела Чечни и Северного Кавказа. Он оценивает такое постоянное давление как желание ослабить Россию, поскольку сильная Россия никому на Западе не нужна.

В день чеченских выборов мы дали отрывки из интервью с Алу Алхановым. Вчера интервью вышло полностью. Кроме того, редакция в Катаре поставила фрагмент выступления Абдул-Халима Сайдуллаева, заменившего убитого Масхадова.

- Что говорил Сайдуллаев? Призывал к участию в выборах?

- Нет, конечно. Ничего нового он не говорит. Это его первое выступление, и "Аль-Джазира" получила видеозапись по Интернету. Интервью с Басаевым и Масхадовым у нас никогда не было, в отличие, кстати, от западных телекомпаний.

- Каково отношение к чеченской проблеме в арабском мире?

- Разное. Есть те, кто считает боевиков борцами за свободу. Есть те, кто уверены, что независимость Чечни нанесет урон не только России, но и арабскому миру. Эти люди считают, что ее отделение вызовет системный распад России.

- В эфире сюжеты на тему России или СНГ появляются каждый день?

- Нет, так сказать нельзя. Сейчас, например, возобновились судебные слушания по Саддаму Хусейну. В прямом эфире показывают весь ход процесса. Естественно, в такие дни я не посылаю свои материалы.

- Можете выстроить условный рейтинг тем для вашей аудитории?

- Палестина – первая тема. Когда началась война в Афганистане, а потом в Ираке – эти темы вышли на первые места. Афганистан был в центре внимания всего исламского мира. Я рад, что мне удалось там работать, для меня этот военный опыт был очень важным. Сейчас у нас там три корреспондента. А в Ираке – ни одного. Американцы и иракские власти закрыли наше бюро больше года назад.

- А кроме Ирака, в каких странах есть проблемы у "Аль-Джазиры"?

- В Иране год назад закрыли наше бюро за освещение волнений среди иранцев арабского происхождения. Сказали, что временно, но уже минул год.

Саудовские власти за девять лет существования телекомпании так и не дали разрешения на открытие бюро. "Аль-Арабиа" работает в Саудовской Аравии беспрепятственно – ее основатель по происхождению саудовец, так что, например, съемки хаджа нам приходится покупать у агентств.

Газета.gzt.ru

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


    Комментарии

Прокомментируйте новость или высказывание

Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.04321 sec